«Я вообще реальный мир особенно и не воспринимаю, он мне не интересен». Режиссер-мультипликатор Иван Максимов о сюрреальном, помощи государства и «шизоидном» восприятии Спектр
  • Суббота, 29 января 2022
  • $77.80
  • €86.65
  • 88.88

«Я вообще реальный мир особенно и не воспринимаю, он мне не интересен». Режиссер-мультипликатор Иван Максимов о сюрреальном, помощи государства и «шизоидном» восприятии

Иван Максимов. Фото Светланы Логиновой из архива Ивана Максимова Иван Максимов. Фото Светланы Логиновой из архива Ивана Максимова

На фоне засилья острых политических тем сегодня особенно не хватает разговоров о красоте и философии искусства, игровом и авторском кино, в том числе — мультипликационном, столь счастливо удаленном от невеселых современных реалий. Потому и состоялась эта беседа с Иваном Максимовым.

Максимов — художник, режиссер-мультипликатор и автор сценариев для мультфильмов, клипов, рекламы, педагог. У Ивана десятки международных и отечественных наград: За заслуги перед Отечеством 2-й степени, «Золотой медведь» Берлинского международного кинофестиваля за лучший короткометражный фильм, «Ника» за лучший анимационный фильм, несколько номинаций на ту же «Нику» и премию «Золотой орел». Наиболее популярные и оцененные мультфильмы: «Слева направо», «Медленное бистро», «Болеро», «Ветер вдоль берега», «Дождь сверху вниз», «Люба». Автор популярных клипов, логотипов, рекламных видеороликов.

— Как дела, что делаешь сейчас? Коронавирус тебя не коснулся?

— Да вот, переболел. И прививку сделал. Сегодня. Потому что поехать никуда не получается без нее.

— И если бы не поездки, то и не прививался бы?

— Нет, не прививался бы, потому что всё еще антител на десятерых.

— Ну, давай о твоем искусстве. У тебя всегда какие-то отсылки к азиатской культуре были. Не знаю, минимализм, гротеск, какое-то лунное, не европейское настроение всегда… Ты как будто предвосхитил сегодняшнее какое-то особенное увлечение корейской, китайской культурой в поп-музыке, кинематографе. Почему тебе это близко?

— Мне близок буддизм и даосизм. Поэтому у меня и есть такие отсылки к азиатской культуре. Но изобразительно-музыкальная культура Азии все равно оказывается как-то дальше от меня. Особенно не люблю мангу или анимэ.

Иван Максимов с женой. Фото Виктора Горячева из личного архива Ивана Максимова

Иван Максимов с женой. Фото Виктора Горячева из личного архива Ивана Максимова

— Почему, по-твоему, все с ума сходят от азиатских кино и сериалов, шоу-бизнеса?

— Я не исследователь, тенденцию вижу и принимаю как факт, никак не трактую. Просто нравится людям. Причем, нравится именно многим русским людям, я не замечал, чтобы европейцы, американцы, британцы прямо так тащились от этой культуры. У них какие-то свои заморочки. Я не видел, чтобы они так фанатели от манги или анимэ, как это происходит в России.

— Но ты, получается, все равно предвосхитил эту волну увлеченности Азией в своей стилистике?

— Я не предвосхитил. В моих фильмах и картинках нет визуально ничего такого азиатского. То, что чувствуется в таком ключе — это моя философия. Но не эстетика. Получается, что и у многих европейских художников «азиатская» философия, а они просто доходят до этого своими ощущениями. Я просто почитал книжку про даосизм, написанную кем-то из европейцев и понял, что я — даосист. Я восточную литературу не читал вообще! Это не мое. Просто оказалось, что по философии мне это подходит, но не по эстетической культуре. Потому что для меня не важна цель, а важен путь. Я не хочу никого побеждать, ни с чем бороться. Противостоять, высмеивать, но не бороться.

— Папа твой — прекрасный художник, но все же, прежде всего, ты из семьи ученых. Ты сам окончил МФТИ. Тебе помогает твой бэкграунд физика в искусстве?

— Наука не особо нужна в искусстве, но ощущение и знание механики, гидродинамики, и других законов природы помогает при анимировании всяких реалистичных вещей.

— Ты говорил, что у тебя шизоидное мышление как у художника. А как эта «шизоидность» проявляется вообще? Что ты в это вкладываешь?

— Дело в том, что шизоидность отличает от других типов мышления то, что в этом случае работает канал в подсознание. Человек черпает идеи и образы из своей фантазии, из подсознания. Креатив идет из твоей головы. А люди, которые этим не пользуются или у них это попросту закрыто, черпают это все снаружи, извне. Например, такому человеку, чтобы что-то нарисовать, нужен объект. Он его находит и срисовывает. Тогда как у человека с шизоидным мышлением все эти объекты уже в голове. Ему не нужны прообразы. Это просто возможность обращение к подсознанию, но она есть не у всех. И по тем, у кого это есть, совершенно ясно, что их образы у них уже были в голове.

— То есть и для тебя это абсолютно естественно?

— Да. Но и не только у меня, а у большой части людей, которые легко фантазируют. Вообще подобная работа фантазии легко провоцирует на творчество. В повседневной жизни таких людей меньше, а среди художников больше.

— Что думаешь о нашем сегодняшнем сюрреалистическом мире — не кажется ли он менее реальным, чем твои же «шизоидные» мультики?

— Я вообще реальный мир особенно и не воспринимаю, он мне не интересен. Мне в этом мире интересна только природа. И все способы выбраться на природу. И все.

— Ты много лет еще и преподаешь. С нулевых, по-моему, да? Есть разница в тенденциях, настроениях, ценностях, мастерстве между студентами в начале 2000-х и сегодня, например? Что рисуют, придумывают сегодня? Что важно сегодня студентам больше, чем их предшественникам, например?

Всероссийский Фестиваль визуальных искусств в

Всероссийский Фестиваль визуальных искусств в «Орленке». Фото из личного архива Ивана Максимова

— Нет, я разницы вообще не вижу. Потому что я вытаскиваю из них то, что мне интересно.

— А что тебе интересно вытащить?

— Да все одно и то же! Аудиовизуальное искусство. Я люблю красивое искусство, хороших художников, графиков. Причем, у другого человека «хорошим художником» может быть совсем другой мастер. У меня есть определенный эстетический вкус, и я на этот свой вкус выбираю художников и с ними работаю.

 — И ты сам их отбираешь в свою мастерскую?

— Да.

— Совпадение эстетики ты видишь сразу? Можно ли «вытащить» то интересное, о чем ты говоришь?

—  Да! Если видно, что человек все рисует с натуры, академически, только в реалистичной манере, то это сигнализирует о том, что он не «шизоидный» и ничего сам придумать не может. Это первое. Второе — что если он делает что-то в плане анимации, то это будет в идеале, как у великого Александра Петрова и его талантливых учеников… Это будет в реалистичной манере про каких-то реальных людей. Но никак не про фантастических существ, параллельные миры, инопланетян и так далее.

— А тебе не нравится такая техника или просто это не близко?

— Просто не близко. Ну зачем я буду учить людей, которые делают то, что мне не близко?

— Ты делаешь серьезное разделение между мультфильмами для широкого проката и авторской анимацией?

— Я-то делаю. Но в широком прокате все равно тоже есть фильмы, которые изначально задумывались как авторская анимация. Например, венгерский полнометражный анимационный фильм «Ограбление по Фрейду».

— А в твоей практике такое было?

— Мой ученик Леня Шмельков сейчас заканчивает такой полнометражный фильм… Посмотрим. А мой учитель Андрей Хржановский снял абсолютно авторский мультфильм «Нос или заговор нетаких».

— Участвует ли государство в процессе создания мультфильмов? Тебе бы хотелось его участия или лишь бы не трогали?

— Да, участвует. И для этого участия есть как минимум два источника. Один — Министерство культуры, которое дает средства на короткометражные авторские мультфильмы и на сериалы. Второй — Фонд кино, который финансирует полнометражные анимационные фильмы. Эти организации друг с другом не связаны.

— Как происходит эта помощь или участие?

— Они, как правило, дают полную сумму на фильм. Может быть, «игровикам» не хватает иногда, и им приходится искать и другие источники. Но аниматорам хватает.

Я тоже чувствую эту помощь, хотя и не делаю сейчас полный метр. Пока. Но другие делают, и я это участие вижу.

— Как вообще происходит твоя работа над мультиком? Что первично — твоя идея или заказ?

Иван Максимов:

Иван Максимов: «Мне в этом мире интересна только природа». Фото Анны Кадыковой из личного архива Ивана Максимова

— Все, чем занимаюсь я, мои ученики и товарищи — это все авторская анимация. Все это человек придумывает сам. Это не продюсерское кино, а авторское. Когда ты сам пишешь сценарий, все придумываешь сам.

— Как это себя оправдывает морально, финансово, в смысле зрительского успеха?

— Смотря что считается «финансовой оправданностью». Разбогатеть точно не получится, именно потому что это авторская анимация, которая не для всех. Это значит для какого-то специфического вкуса. А люди, которые делают авторскую анимацию «для всех», идут на какие-то компромиссы, чтобы как можно большему числу людей это понравилось. Потому такие мультики получаются более или менее одинаковыми от фильма к фильму.

— Как, по-твоему, так вышло, что ты с авторским подходом все же занял свою нишу и в популярной мультипликации? Несмотря на очень специфический сложный стиль ты узнаваем. Тот же логотип приставки «Денди», в которую играла вся страна, «Москитол — потому и не кусают!». Почему тебе это удалось?

— Логотип «Денди» это не искусство, это не анимация и не кино, а просто картинка.

Авторские логотипы Ивана Максимова. Из архива Ивана Максимова

Авторские логотипы Ивана Максимова. Из архива Ивана Максимова

— Но позвали его делать-то тебя, а не «массовика».

— По знакомству. «Денди» это фактически Микки Маус с хоботом.

— Ну, тем не менее. «Москитол» тот же, который и сейчас все цитируют.

— На самом деле критерии успешности в анимационной режиссуре особые… В мире, где не знают Норштейна, меня не знают тем более. Pixar знают, но его режиссеров не знает никто. Потому что нафига зрителям о них знать?!

— Что-нибудь создаешь сейчас? Чего нам ждать, потирая от нетерпения ладошки?

— Я все время что-то делаю. Раз в год постоянно что-то в пределах 10 минут выходит. Сейчас я делаю нехарактерный для себя фильм про историю четырехлетней девочки, которая потеряла свою квартиру. Такой вот трогательный рассказ, Документальная история, рассказанная художницей Кристиной Старокадомской про себя. Понимаешь, бабушка перевернула коврик у двери — и все, значит, для маленького ребенка это уже другая квартира. Надо искать свою.

Я прочитал эту историю и решил ее снять.

— Прелесть. Когда выйдет?

— В феврале или чуть раньше будет готово.

— Будем ждать!

col-sm-7 offset-sm-1 order-sm-2