«Я принимал Романа Протасевича в "Азове"». Что и когда делал экс-редактор NEXTA на востоке Украины, и почему этим вдруг занялась генпрокуратура ЛНР Спектр
  • Пятница, 17 сентября 2021
  • $72.65
  • €85.46
  • 75.12

«Я принимал Романа Протасевича в „Азове“». Что и когда делал экс-редактор NEXTA на востоке Украины, и почему этим вдруг занялась генпрокуратура ЛНР

Фотожурналист на войне. Фото Сергея Ваганова для Spektr.Press Фотожурналист на войне. Фото Сергея Ваганова для Spektr. Press

«Спектр» нашел человека, который видел Романа Протасевича в полку «Азов» и к тому же сам принимал белоруса на фронте по долгу службы. Это бывший руководитель пресс-службы полка «Азов» Степан Головко с позывным «Байда».

«Я не помню точную дату, но я с ним контактировал как с журналистом, можно сказать первым принимал Романа Протасевича в „Азове“, — рассказал „Спектру“ Головко. — Я помню его, он приехал еще со своим фотоаппаратом и был еще каким-то блогером».

«Таких как он у меня за почти год моей службы в качестве руководителя пресс-службы было сотни просто! — продолжает Головко, — Время было для меня такое особенное, март 2015, я как раз в этот период уже уезжал в Киев и поэтому сказать, сколько у нас пробыл Протасевич, точно не смогу. Но недельку он у нас пробыл — это вот точно. Остальное я комментировать не вправе, говорю только про то, что видел».

«Это непреклонно». Лукашенко заявил, что следствие в отношении задержанных в Минске Протасевича и Сапеги будет вестись только в Беларуси — Путин в курсе

Степан Байда Головко сам родом из Донецка, выпускник исторического факультета Донецкого национального университета, воевал в «Азове» с первых месяцев, автор этого материала видел его и брал у него комментарии в июле и сентябре 2014 года. Он вспоминал, что в университете писал работу по рейду батьки Махно на Донбасс. Махно тогда прошел через Бердянск, Мариуполь и остановился на окраинах Юзовки (теперь это Донецк). «Совсем как мы!» — говорил тогда Степан Байда.

Сейчас, учитывая весь шум вокруг арестованного бывшего главного редактора телеграмм-канала NEXTA Live, много говорить на эту тему Степан Головко не хочет, но то, что он точно видел и знает, — подтвердил.

В сферу ответственности пресс-службы входила и газета полка «Черное солнце», но в июле 2015 года от оперативной работы в Мариуполе Степан Байда был далек и точно сказать, кто на фото обложки той самой газеты не может.

Село Широкино, 2015 год. фото Сергея Ваганова для Spektr. Press

«Спектр» поговорил с советником командира «Азова» Андрея Белецкого в 2014—2015 годах украинским политическим консультантом Алексеем Ковжуном, и тот заявил, что срочно проведенное сейчас неофициальное расследование в ветеранской среде выяснило, что на обложке июльского «Черного солнца» в 2015 году стоит фото не Романа Протасевича, а добровольца с позывным «Хома». Андрей Снитко с позывным «Хома» погиб в августе 2014 года. Второго источника, который подтвердил бы этот факт «Спектр» пока не нашел. Но эту версию поддерживает и издание «Инсайдер».

Боевой путь полка «Азов» широко известен — его бойцы дрались за Мариуполь, Марьинку, их можно было встретить на подступах к Иловайску, но больше всего подразделение проявило себя на Новоазовском направлении, нынешняя линия фронта под Мариуполем сложилась после операции «Азова» в феврале 2015 года. Тогда же линия фронта зафиксировалась посреди курортного села Широкино.

Украинские журналисты нашли Протасевича на видео телеканала «Громадське ТВ» от марта 2015 года из села Широкино. В сюжете рассказывается о боях в Широкино и, начиная с отметки 04:40, в кадре ненадолго появляется хорошо узнаваемый Роман Протасевич, которому оказывают первую медицинскую помощь. Он был легко ранен мелким осколком и одет в гражданскую одежду — это тоже четко видно.

Сам Роман Протасевич год назад в интервью Юрию Дудю признал, что он действительно был в зоне конфликта на востоке Украины, где занимался операторской съемкой как журналист-фрилансер, при этом он был ранен. Протасевич почеркнул, что в боевых действиях он участия не принимал, а был там исключительно как журналист.

Луганска, его окрестностей, просто поселков и городов Луганской области подразделения «Азова» просто не видели. Уголовное дело от так называемой генпрокуратуры самопровозглашенной ЛНР против Романа Протасевича является очевидным местным юридическим казусом. Представитель прокуратуры ЛНР уже заявила, что ее ведомство «расследует факты участия Протасевича в деятельности террористической организации, применения оружия массового поражения и геноцида». Под «террористической организацией» прокуратура самопровозглашенной ЛНР имеет в виду полк «Азов».

К марту 2015 года на вооружении «Азова» уже были несколько пушек и танковая рота, но «оружие массового поражения» у частей Национальной гвардии Украины отсутствует до сих пор.

В Луганске одних суток хватило для открытия уголовного дела против Романа Протасевича, подготовки обращения к президенту Белоруссии Александру Лукашенко с просьбой передать оппозиционера в самопровозглашенную республику и изготовления бордов с фото экс-редактора NEXTA и надписью «Убийца» …

А еще так называемая генеральная прокуратура самопровозглашенной ЛНР выступила с обращением к главе республики и местному народному совету с просьбой предусмотреть в законодательстве смертную казнь «за геноцид и использование запрещенных средств войны» — это именно те статьи, по которым в Луганске собираются обвинять Романа Протасевича. Вопреки тому, что заявлял по этому поводу Александр Лукашенко, смертной казни в ЛНР, в отличие от ДНР, до сих пор не было.

То, что «Азов» был полком МВД, ограничивало влияние на него армейской бюрократии — если для того, чтобы попасть на передовые позиции любой армейской бригады надо было пройти строгую аккредитацию в штабе АТО, доступ в окопы иногда сложно согласовывался с пресс-офицером бригады и его руководством, журналисты обязаны были иметь, кроме армейской пресс-карты, бронежилет и каску, то на позиции добровольцев попасть было гораздо проще, а уполномоченных давать комментарии журналистам образованных пресс-бойцов со знанием английского было буквально десятки.

Попасть на передовую иностранцу Роману Протасевичу можно было просто, поговорив с руководителем пресс-службы полка.

Роман Протасевич. Кадр из интервьью на YouTube-канале Ильи Варламова

Роман Протасевич. Кадр из интервьью на YouTube-канале Ильи Варламова

Теперь же Александр Лукашенко грозит Роману Протасевичу смертной казнью в самопровозглашенной ЛНР за участие в боях на востоке Украины. «Кричал в самолете, что ему грозит смертная казнь, а наши журналисты оправдывали, что у нас не предусмотрена по такой статье смертная казнь, а 15 лет. Он знал, что говорил. Он понимал, что там, на востоке Украины ему могут быть предъявлены претензии — и это уже совсем другая ситуация», — говорит Лукашенко на видео белорусского государственного телеканала.

На встрече с правительством, показанной в эфире телеканала «Беларусь 1», Александр Лукашенко заявил о готовности допустить следователей самопровозглашенной Луганской народной республики для следственного эксперимента к арестованному бывшему главному редактору телеграм-канала NEXTA Роману Протасевичу.

«В Донбассе возбуждено уголовное дело по этим персоналиям. Я об этом напомнил президенту Путину и сказал, что если будут вопросы к ним — милости просим к нам, задайте им вопросы», — сказал Лукашенко, не уточнив, почему он в принципе обращается с этим к президенту России, которая последовательно подчеркивает, что не является стороной конфликта на Востоке Украины.

Помимо этого, в самой Беларуси против Протасевича, ради задержания которого 23 мая был принудительно посажен рейс Ryanair, следовавший из Афин в Вильнюс, возбуждены дела по статье 293 («организация массовых беспорядков»), по статье 342 («организация групповых действий, грубо нарушающих общественный порядок») УК Беларуси, по части 3 статьи 130 УК «в связи с совершением умышленных действий, направленных на возбуждение социальной вражды по признаку профессиональной принадлежности».

Протасевич и второй основатель издания Степан Путило были внесены в список лиц, причастных к террористической деятельности.

«Милости просим к нам». Лукашенко заявил о готовности допустить к Протасевичу следователей из ЛНР и пригрозил ему смертной казнью за пребывание в украинском батальоне «Азов» в Донбассе