Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Четверг, 26 ноября 2020
  • $75.69
  • €90.18
  • 47.77

«Я недоволен». Как отреагировали Кирилл Серебренников и другие россияне на приговор по делу «Седьмой студии»

Кирилл Серебренников в окружении толпы сторонников после оглашение приговора. Фото Kirill KUDRYAVTSEV / AFP/ Scanpix/Leta Кирилл Серебренников в окружении толпы сторонников после оглашение приговора. Фото Kirill KUDRYAVTSEV / AFP/ Scanpix/Leta

В пятницу был вынесен приговор фигурантам дела «Седьмой студии». Художественный руководитель «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников получил З года условно и штраф 800 тысяч рублей. Бывший генпродюсер «Седьмой студии» Алексей Малобродский и гендиректор студии Юрий Итин, — по 2 и 3 года условно и штрафы 300 тыс. рублей и 200 тыс. рублей соответственно. Все трое были признаны виновным по статье о мошенничестве.

Суд также решил удовлетворить иск Минкультуры и взыскать с троих фигурантов дела 129 млн рублей, которые, по решению суда, были похищены у государства.

До тех пор, пока эти средства не будут возвращены, имущество Серебренникова, Малобродского и Итина будет арестовано.

«Я недоволен», — коротко отреагировал на решение суда худрук «Гоголь-центра».

В то же время собравшаяся возле здания Мещанского суда толпа, судя по всему, была более чем довольна — решение суда об условном сроке они встретили бурными аплодисментами.

Адвокат Серебренникова Дмитрий Харитонов заявил журналистам, что намерен обжаловать приговор и «добиваться оправдания».

Процесс над Серебренниковым вызвал разные реакции в обществе. В то время как коллеги по цеху поддержали режиссера, нашлись и те, кто, кажется, хотел для него реального срока. Утром у здания суда появилась группа девушек в белых майках с надписью «Обнал=украл», портретом Владимира Высоцкого и подписью «Вор должен сидеть в тюрьме». На вопросы журналистов они отвечать не стали.

Активно клеймят Серебренникова «вором» и в соцсетях. Среди таких комментаторов засветился даже член Общественной палаты.

 

Алексей Пивоваров, занимавший пост главного редактора RTVI, выразил мнение, что поводом для процесса над Серебренниковым стали его взгляды и убеждения.

Не остался в стороне от громкого дела и Михаил Ходорковский, который как никто может понять Серебренникова — он оказался на скамье подсудимых в 2005 году, после того как его обвинили, среди прочего, и в мошенничестве.

Народная артистка России Лия Ахеджакова заявила, что недовольна вердиктом суда и считает, что его нужно обжаловать.

«Когда люди полностью невиновные получают условный срок, это тоже поражение в правах. Я не знаю, смогут ли они ездить за границу. Кирилл — это европейский человек, ему сейчас надо в Цюрихе оперу ставить, ему надо в Штутгарт, ему надо в Авиньон. Я не знаю — он сможет ездить ил нет? И вообще — я не считаю, что это победа», — заявила актриса.

Ее точку зрения разделяет и режиссер Павел Лунгин: «Я еще хочу, чтобы вы не забывали — они еще должны отдать 128 млн. У них на ногах висит теперь пудовая гиря. Я не знаю, как можно отдать 128 млн, которых у тебя нет».

Эмоциональное видеообращение по теме процесса над Серебренниковым записал режиссер Андрей Звягинцев.

«Вот уж картина, достойная кисти нового Босха: в стране свирепствует смертельная болезнь, разящая ежедневно по нескольку тысяч человек; огромная толпа людей в масках голосует за вечность правления монарха, сидящего в „бункере“ с дезинфекционным туннелем. Корона на голове у вируса. Разве в такой стране все мы мечтали оказаться?», — так он описал происходящие события.

Напомним, Серебренников, Итин и Малобродский были обвинены в «мошенничестве в особо крупном размере (часть 4 статьи 159 УК)», а созданная ими преступная группа «характеризовалась устойчивостью, длительным существованием и распределением ролей». Речь идет о хищении 129 миллионов рублей, выделенных на театральный проект «Платформа». Гособвинение запрашивало Серебренникову 6 лет колонии и штраф 800 тыс. руб., Малобродскому — 5 лет (300 тыс. руб.), Апфельбаум и Итину — по 4 года (по 200 тыс. руб.).

Дело-зомби. Логика войны или почему властям снова понадобилось дело Серебренникова