«Я не могу признаться в преступлении, которого я не совершал» — Виктор Бабарико выступил с последним словом в суде Спектр
  • Пятница, 22 октября 2021
  • $70.42
  • €82.01
  • 85.11

«Я не могу признаться в преступлении, которого я не совершал» — Виктор Бабарико выступил с последним словом в суде

Виктор Бабарико. Фото Sergei Grits / TASS / Scanpix / Leta Виктор Бабарико. Фото Sergei Grits / TASS / Scanpix / Leta

Бывший белорусский банкир Виктор Бабарико, который претендовал на пост президента страны, выступил 28 июня в суде с последним словом по делу «Белгазпромбанка», сообщает БелаПАН.

«Я не могу признаться в преступлении, которого я не совершал. Мне не стыдно перед близкими, потому что не было допущено противозаконных действий и даже намека на совершение противозаконных действий. Мне не стыдно перед работниками банка, потому что был создан лучший банк в стране», — заявил он в своем последнем слове.

22 июня прокурор Сергей Гиргель запросил для Бабарико 15 лет лишения свободы в колонии усиленного режима. Он также попросил оштрафовать экс-банкира на 5 тыс. базовых величин (145 тыс. рублей).

Во время прений сторон один из адвокатов Бабарико, Наталья Мацкевич, просила суд подзащитного «оправдать за отсутствием в его действиях состава преступления».

Защита Бабарико заявила: следствие проведено необъективно, с нарушением прав обвиняемых, они — не взяточники, и это дело не войдет в историю белорусской юриспруденции как коррупционное дело. «Это дело о поражении в правах, о нарушении и выхолащивании гражданских и политических, а также процессуальных прав в отношении Виктора Бабарико», — сказала Мацкевич.

Кроме того, защита подчеркнула: «Предположения о том, что если Виктор Бабарико имел полномочия как председатель правления ОАО „Белгазпромбанк“, то он ими воспользовался в преступных целях, не подтвердились конкретными фактами, и они не могут быть положены в основу выводов о виновности».

По мнению адвоката, на уровне гипотезы осталась версия о якобы подконтрольности Бабарико счетов названных в обвинении иностранных компаний, с которых якобы получались взятки. Орган предварительного расследования не расшифровал, что вкладывается в понятие подконтрольности, объективных данных, подтверждающих это, не представлено, добавила она.

«В итоге из показаний признавшихся в совершении преступлений лиц мы понимаем лишь то, что те, кто назвал себя взяткополучателями, якобы получали вознаграждение за то, что добросовестно и компетентно выполняли свою работу в банке. А те, кто назвал себя взяткодателями, якобы перечисляли и передавали денежные средства (причем не свои) — за то, что приносило банку прибыль», — констатировала Мацкевич.

Суд над топ-менеджерами «Белгазпромбанка» начался 17 февраля. Виктор Бабарико обвиняется в отмывании средств, полученных преступным путем (ч. 2 ст. 235 УК), и получении взятки в особо крупном размере (ч. 3 ст. 430 УК), Алексей Задойко (бывший первый заместитель председателя правления «Белгазпромбанка»), Кирилл Бадей (и.о. председателя правления банка после ухода Бабарико), Сергей Шабан (зампредседателя правления банка), Дмитрий Кузьмич (зампредседателя правления банка), Александр Ильясюк (зампредседателя правления банка), Сергей Добролет (бывший зампредседателя правления банка) обвиняются в получении взятки в особо крупном размере. Виктор Кобяк (основатель компании «Активлизинг») обвиняется в даче взятки повторно либо в крупном размере.

С Бадеем, Добролетом, Кузьмичом, Ильясюком, Шабаном, Кобяком заключены досудебные соглашения о сотрудничестве.

Шабана и Кузьмича гособвинение попросило наказать 6,5 года лишения свободы, Ильясюка, Добролета и Бадея — 5,5 года лишения свободы, Задойко — 3 годами ограничения свободы без направления в исправительное учреждение, Кобяка — 3 годами лишения свободы.

Правозащитники признали Бабарико политзаключенным.