"Я еще не проводила фестивали во время войны". Лайма Вайкуле рассказала Сергею Николаевичу о своем «Rendezvous» со звездами из Украины - без России Спектр
Четверг, 23 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Я еще не проводила фестивали во время войны». Лайма Вайкуле рассказала Сергею Николаевичу о своем «Rendezvous» со звездами из Украины — без России

Лайма Вайкуле. Фото Oli Zitch по лицензии Flickr Лайма Вайкуле. Фото Oli Zitch по лицензии Flickr

АВТОР: СЕРГЕЙ НИКОЛАЕВИЧ

У меня есть знакомые, которые помнят времена, когда Лайма Вайкуле пела и плясала в Юрас-Перле — самом знаменитом варьете на территории бывшего СССР. От варьете теперь остался только фундамент на пляже в Булдури. Есть и такие, кто знавал Лайму солисткой Азербайджанской филармонии (был в ее жизни и такой недолгий период!). В Баку она сбежала из родной Риги, потому что ее концертные программы безжалостно кромсали, браковали, запрещали. В общем, измывались в лучших советских традициях. Как же без этого? Но Лайма, обдавая гонителей льдом и презрением, как умеет только она, шла себе дальше, не оглядываясь назад и не удосуживаясь даже запоминать имена своих обидчиков. За что ее так терзали, сейчас уже даже не вспомнить. Просто с самых первых ее появлений было понятно, что ей будет тесно в пространстве курортного варьете или  республиканской эстрады. Что она обязательно вырвется на всесоюзные, а может, даже и международные просторы. И все к этому шло, когда в начале 90-х она на какое-то время перебралась в США и заключила там престижный контракт. Но тогда помешала болезнь. 

Нет смысла сейчас все это вспоминать. Это уже история.

В общем, Лайма осталась с нами, сохранив за собой титул главной иностранки отечественной  эстрады. Что, конечно, было лестно, но, как выяснилось потом, и небезопасно. Когда в балтийских странах наступили новые времена, у всех артистов, признанных и любимых в СССР, возникли проблемы. Длилось это, впрочем, недолго, но формулировка из местных СМИ «певица латвийского происхождения, пользующаяся популярностью в России», прилепилась к ней прочно.

Лайма Вайкуле. Фото mqd1231 по лицензии Flickr

Лайма Вайкуле. Фото mqd1231 по лицензии Flickr

Как обычно в таких случаях, Лайма даже бровью не повела. Как пела, так и продолжала петь свое: про музыканта на крыше, про Венецию зимой, про Акапулько и Пикадилли. Это все ее сюжеты и адреса, ею честно завоеванная и обжитая территория. И Юрмала — тоже ее. Здесь прошло ее детство, здесь она узнала свой первый настоящий успех. Здесь ее дом, такой же стильный и закрытый для посторонних глаз, как она сама. Ее излюбленная тактика — не петь слишком много, не говорить слишком длинно, не мелькать в СМИ слишком часто.

Уход «Новой волны» в 2014 году из Юрмалы потребовал адекватного и четко-артикулированного ответа: никакой политики, никакой конфронтации и застарелых обид. Только любовь и дружба, только нежные объятия и пение дуэтом на латышском, грузинском, русском и украинском языках. То, что не подвластно было политикам, оказалось по плечу хрупкой артистке. То, над чем долго ломали головы министры и послы, оказалось можно решить одной улыбкой, нежным рукопожатием или двумя телефонными звонками.

«Когда здесь был Игорь Крутой со своей командой, я ни о чем таком не помышляла,  — признавалась Лайма. — Да и зачем? Меня вполне устраивало быть гостьей „Новой волны“. Но ситуация поменялась, надо было что-то делать. И мэр Юрмалы сказал: кто, если не ты?  Я согласилась. Не хочу, чтобы Юрмала тосковала».

Лайма Вайкуле. Фото Oli Zitch по лицензии Flickr

Лайма Вайкуле. Фото Oli Zitch по лицензии Flickr

С каждым годом фестиваль «Rendezvous с Лаймой Вайкуле» набирал обороты, став главным событием курортного сезона в Юрмале. А дальше последовал ряд ударов, поставивших под угрозу само его существование. Вначале — эпидемия ковида, парализовавшая всю концертно-театральную деятельность в Европе и США. Спустя год — война в Украине, которая радикально поменяла политический и культурный ландшафт.

«Все надо учиться делать заново»

Мы сидим с Лаймой Вайкуле в вип-ложе концертного зала Дзинтари. По пластиковому потолку хлещут потоки дождя. Кажется, этот потоп сегодня снесет все. Но Лайма хранит свою фирменную невозмутимость. «На самом деле это же прекрасно! — восклицает она. — Месяц назад была такая засуха, что я боялась леса загорятся. Рисовала в своем воображении какие-то кошмары. Поэтому пусть будет дождь!»

- Знаю, что этот фестиваль никогда не давался вам легко. Это всегда стресс для вас и вашей команды. Скажите, что стало главным испытанием на этот раз? Что было главной сложностью при подготовке этого уже шестого «Rendezvous с Лаймой Вайкуле»?

- Самая главная сложность в том, что поменялось абсолютно все. Фестиваль не приносит особых денег, но всегда хочется, чтобы приезжали люди, чтобы была хорошая, дружеская атмосфера. Мы знали, как это организовать, как сделать, чтобы всем было уютно и радостно. Сейчас все эти навыки и умения нам едва ли могут пригодиться. Все надо учиться делать заново, все сначала. Больше всего тревожит ситуация в Украине. Моя главная забота, чтобы люди не забывали, что сейчас происходит большая трагедия, идет война. Поэтому мне было важно провести этот фестиваль с участием большого количества украинских артистов. Но опять же возникли проблемы: смогут ли они приехать? Военнообязанных мужчин не выпускают. Все это следствие войны. Ты не знаешь, что может произойти в следующую минуту. Но еще трагичнее то, что уже произошло. И было очень страшно и непонятно, как себя вести. Чтобы никого не обидеть, чтобы, не дай Бог, не сделать что-то бестактное. В общем это «Рандеву» будет совсем другой историей. Я во время войны фестивали еще не проводила.

- Постоянный гость фестиваля и ваш друг Андрей Данилко (он же Верка Сердючка) считает, что сегодня в мире явно не хватает позитива. Что сегодня дает вам силы поднимать такие махины, как «Рандеву» и при этом так замечательно выглядеть?

- Спасибо! На самом деле, больше всего меня вдохновляла сама перспектива нам всем встретиться. Так бы вряд ли появилась возможность повидать ребят из Киева, поработать с балетом FREEDOM. Я сейчас, когда их вижу и узнаю, через что им пришлось пройти, начинаю плакать. А они такие сильные, такие классные. Как будто ничего этого не было. Тут у меня в гостях была Олена Коляденко, руководитель FREEDOM ballet, и говорит: «Ой, самолет летит». Я ей: «Не слышу. С чего ты взяла?». А она мне: «Лайма, я теперь слышу каждый самолет». Иногда я думаю, что, по крайней мере, они хотя бы три дня будут спать спокойно, не прислушиваясь, не вздрагивая при каждом постороннем звуке. И уже ради одного этого можно было провести наш фестиваль.

- Вопрос деликатный. На предыдущих фестивалях хедлайнерами были российские звезды. В этом году на афише заявлен только «иноагент» Андрей Макаревич. Это ваш выбор или решение ваших российских коллег не принимать участие в «Рандеву»?

- Нет, с российскими коллегами я не связывалась. Такова сегодняшняя ситуация и ее надо понимать. Если русскоговорящие люди отказываются от русского языка, надо понимать как сильна эта боль и обида на русских. К тому же Латвия не принимает никого с шенгенскиими визами в российских паспортах. Для того, чтобы въехать в страну, надо иметь вид на жительство одной из европейских стран. Плюс этот фестиваль задуман весь в поддержку Украины. Это артисты из Грузии, Болгарии, Польши, Великобритании. Много будет латышских певцов. Я искренне хочу попробовать что-то новое. Сейчас время, которое все меняет. Я уже не говорю о разных несчастьях. О том, что у большинства людей рухнули все планы на будущее. С этим очень трудно смириться. Но самое главное, что по-прежнему льется невинная кровь. Я это не могу принять, к этому привыкнуть. Думаю об этом постоянно.

- У вас в репертуаре много русских хитов, песен на русском языке. Вы будете продолжать их петь?

- Да, конечно. Они прозвучат на моем гала 29 июля. Впервые в истории фестиваля я даю сольный концерт, который про себя назвала по-русски «девичник». Там вместе со мной выступят четыре ослепительно красивые девушки. Одна из Польши, другая из Болгарии, третья из Эстонии. И еще одна из Латвии — певица Патриция. Это четыре красивые, талантливые девушки, которые, уверена, станут украшением нашего фестиваля. Я вообще обожаю красивых людей. Смотрю на них, и глаз радуется. Все у них впереди. И одного только хочу, чтобы они не дрожали, не боялись, не думали, что их ждет завтра.

Лайма Вайкуле. Фото Oli Zitch по лицензии Flickr

Лайма Вайкуле. Фото Oli Zitch по лицензии Flickr

 — Что вы сами ждете от этих четырех фестивальных дней?

 — Положительных эмоций. Это самое главное. Много общения между артистами. Меня часто спрашивают в интервью: «С кем вы дружите?» А когда нам дружить. Один приехал, другой уже пакует чемоданы. Дружеские отношения редко когда у кого получаются. Тут Андрей Макаревич признался, что в Юрмале он чаще встречает своих друзей и больше общается, чем раньше в Москве. Ну и конечно, хочется, чтобы зрители были довольны, чтобы они не разочаровались и захотели приехать на наше «Рандеву» на следующий год.

 — Что бы вас могло сейчас сделать счастливой?

 — Если бы сейчас объявили, что война закончилась. Все остальное — мелочи.