Вызов к директору. Как ученики пишут доносы на своих учителей Спектр
Воскресенье, 16 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Вызов к директору. Как ученики пишут доносы на своих учителей

Школьный класс в Москве. Фото SERGEI ILNITSKY/EPA/Scanpix/Leta Школьный класс в Москве. Фото SERGEI ILNITSKY/EPA/Scanpix/Leta

С самого начала войны учителя в России столкнулись с преследованиями из-за антивоенной позиции. Как правило, их провоцируют сами ученики, задавая соответствующие вопросы и записывая ответы на телефон, после чего родители переправляют записи либо директору школы, либо в полицию или ФСБ. Но иногда учителя высказываются самостоятельно. «Спектр» собрал несколько самых свежих и громких случаев.    

Крамольный разговор 

Ирина Михайловна (имя изменено по просьбе героини в целях ее безопасности) преподавала в обычной сельской школе на триста учеников. Работала со 2 по 11 класс — вела несколько общеобразовательных предметов, а у 11-го класса была классным руководителем. 

— Всё время, что мы живем в состоянии войны, мне было сложно молчать, — рассказывает Ирина «Спектру». — До 24 февраля прошлого года я игнорировала программы по телевидению, которые готовили людей к предстоящим событиям. Поэтому, когда началась война, у меня почва ушла из-под ног. Наше государство, которое все время говорило о мире, напало на другую страну. Сказать, что у меня был шок — не сказать ничего. Находясь под впечатлениями от происходящего, время от времени я допускала эмоциональные высказывания, находясь на рабочем месте.

Знаю, есть учителя, которые обходят эту тему и избегают всяческих обсуждений, не высказывая конкретной позиции. Есть и те, кто испытывает едва ли не эйфорию на волне непонятного патриотизма. Я же пыталась сказать детям, что все не так просто, как показывают по телевизору. Но у нас очень сильная пропаганда, которая мощно воздействует на людей, большинство пропитано ею насквозь. Я думала, что таких людей меньше.

Ирина Михайловна убеждена, что дети с седьмого класса уже задумываются, рассуждают, пытаются анализировать и понять, что происходит, выработать свою точку зрения. Те, кто помладше в основном слушают родителей, а те —  телевизор.

В январе Ирина Михайловна провела урок в 11-м классе, после которого в школу приехал сотрудник ФСБ. Это был классный час, посвященный Холокосту.  Учительница взяла готовую презентацию и по ходу беседы добавила комментарии от себя, сопоставив Вторую мировую войну с тем, что сейчас происходит в Украине.

— После этого директору поступила докладная на меня от одного из учеников, которого я заставляла писать объяснительную из-за прогулов, — рассказывает  Ирина Михайловна. —  Возможно, он решил мне отомстить, услышав, что я говорю не так, как его родители. Он написал про меня «рассказ» и привел в школу своего папу.  Директор об этом визите мне ничего не сказала. Просто устроила выговор: мол, опять вы ведете свои крамольные разговоры. Потом рассказала обо всем знакомому из ФСБ, а тот, в свою очередь, сообщил своему начальству.

В результате товарищ из ФСБ приехал и говорил со мной в кабинете директора. Он старался вывести меня на откровенный разговор. Дальнейшее расследование происходило без моего участия. Уголовное дело на меня не завели, так как ничего преступного я не совершила. Но последствия не заставили себя ждать.   

Ирина Михайловна уволилась из школы, чтобы пересчитать пенсию, которую она давно получает за педагогический стаж. Таким образом размер выплат пересчитывается иначе:  «Получается большая разница. Это довольно распространенный механизм, — объясняет Ирина Михайловна. — Мы договаривались с директором, что я уволюсь и вернусь обратно через месяц. Но, по стечению обстоятельств, теперь это невозможно».  

Учительница думала не возвращаться в школу после произошедшего. Но родители, дети и коллеги уговорили. Однако, когда она пришла к директору, та развела руками: «Не могу вас принять обратно, мне дали распоряжение от администрации района». Теперь женщину не берут на работу не только в школу, но и в местный музей, несмотря на профильное высшее образование. Она продолжает жить в своем селе, получая пенсию в размере 10 573 рублей.   

— Но я ни о чем не жалею, — добавляет Ирина Михайловна. — Директору школы тоже досталось: она получила выговор от районного начальства за то, что не сообщила им о моих «крамольных разговорах», а сразу обратилась в ФСБ.

Курсанты военно-морского училища в городе Кронштадт под Санкт-Петербургом. Фото Dmitri Lovetsky/AP Photo/Scanpix/Leta

Курсанты военно-морского училища в городе Кронштадт под Санкт-Петербургом. Фото Dmitri Lovetsky/AP Photo/Scanpix/Leta

Песни и протоколы

Похожая история недавно произошла в Курской области.  На 49-летнего учителя обществознания составили протокол о «дискредитации» российской армии из-за жалобы ученика десятого класса, сообщает региональное издание «46ТВ». Педагог проводил урок и «допустил в присутствии учеников 10 класса отрицательные высказывания о деятельности российских военных».

Ученик записал его слова на диктофон и вместе с отцом передал запись в правоохранительные органы, где речь учителя квалифицировали как «публичные действия, направленные на дискредитацию Вооруженных сил РФ». Что именно говорил учитель, не уточняется. Объединенная пресс-служба судебной системы Курской области сообщает, что в школе он уже не работает. 

Дело педагога будут рассматривать 30 марта. По статье о «дискредитации» армии бывшему преподавателю грозит штраф до 50 тысяч рублей.

На 100 тысяч рублей оштрафовали и бывшего преподавателя Белогорского техникума Андрея Белозерова — из-за поста о войне в Украине. Об этом 22 марта сообщил ОВД-Инфо со ссылкой на адвоката мужчины. Также Белозерову запретили в течение двух лет администрировать сайты. Дело рассматривали в Центральном районном суде Симферополя. 

Уголовное преследование началось после поста, который Белозеров опубликовал в октябре прошлого года. В тексте были слова: «Невинных детей и женщин Украины на Донбассе 8 лет бомбили ВС РФ, поворачивая пушки с передовой в сторону Донецка, а последние полгода опять же ВС РФ бомбит украинские города и убивает украинских жителей». О возбуждении уголовного дела стало известно в декабре, с тех пор Белозеров находится под домашним арестом.

На Белозерова уже заводили дело по этой статье — за то, что он демонстрировал ученикам в техникуме видео с украинской песней «Байрактар». После этого его уволили. За этот же эпизод его арестовали по статье о демонстрации запрещенной символики. В октябре Андрея Белозерова снова отправили под административный арест —  из-за публикации во «ВКонтакте» песни «Червона калина». Первого февраля ему предъявили окончательное обвинение по статье о повторной дискредитации армии РФ.

Ничего смешного

Новости о преследовании российских учителей стали появляться еще с самого начала войны. Первая история, получившая широкую известность, произошла в Пензе в марте 2022 года, когда на 45-летнюю учительницу английского языка Ирину Ген пожаловались ее же ученицы — за антивоенный разговор. В августе прошлого года Ленинский районный суд Пензы приговорил Ген к пяти годам условно по статье о «фейках» про российскую армию. Об этом сообщала пресс-служба суда. Также ей запретили преподавать в течение трех лет. 

Последние 10 лет Ирина Ген преподавала английский язык в пензенском училище олимпийского резерва. 18 марта, отвечая на вопрос учеников, почему они не поедут на международные соревнования в Европу, она рассказала им о войне в Украине.

«Многие дети стали интересоваться, почему мы превратились в страну-изгоя, [почему] весь мир от нас отвернулся, в чем дело, ведь мы, спортсмены, не поедем на международные соревнования, на которые мы так долго и упорно отбирались. Я стала им объяснять, в чем причины», — рассказывала она в интервью изданию Idel. Реалии.

Ирина Ген говорила, что Украина — самостоятельное государство, а Россия хочет свергнуть правительство другой страны. Один из учеников записал ее слова на диктофон, запись попала в полицию — и уже 30 марта 2022 года на женщину завели одно из первых уголовных дел за «фейки» о действиях вооруженных сил РФ.

Известны и другие случаи преследования педагогов. Учительница английского языка с Сахалина весной прошлого года получила административный протокол и штраф 30 тысяч рублей за распространение «фейков». 57-летняя Марина Дуброва преподавала в школе №6 города Корсакова. Женщина не поддержала действия армии РФ в Украине и высказалась об этом в школе. 

Дуброва рассказала изданию «Сибирь. Реалии», что на перемене ученики спросили ее об отношении к «спецоперации», а она ответила, что считает военные действия ошибкой — оказалось, они записывали разговор на телефон. Затем запись оказалась в полиции.

Аналогичный штраф по той же статье в марте прошлого года получила преподавательница Амурского государственного университета Евгения Пайгина. Пресс-служба Благовещенского горсуда сообщала, что 10 марта 2022 года «Пайгина, проводя лекцию на факультете среднего профессионального образования ФГБОУ ВО „Амурский государственный университет“, в присутствии студентов распространила недостоверную информацию, дискредитирующую действия военнослужащих армии РФ, находящихся на территории Украины».

Пайгина говорила студентам, что Россия незаконно захватила Крым и назвала неадекватными людей, которые клеят на свои машины буквы Z и V, а также — что российская армия бомбит мирных жителей Украины. При этом сама преподавательница не признала вину и назвала обвинения клеветой: «Я сама выросла в семье военных: у меня дед и отец военнослужащие, поэтому никаким образом я не могла дискредитировать российскую армию. Эти студенты получили неудовлетворительные оценки, и в связи с этим, вероятно, у них был умысел навредить мне. В начале лекции я спросила, где отсутствующие студенты. Мне ответили, что они ушли воевать на Украину и начали смеяться, а я молчать не могла. Я возразила им, это мой долг как преподавателя. Я сказала, что здесь нет ничего смешного», — рассказала она порталу Amur.life.

«Проблема доносов преувеличена»  

В октябре 2022 года независимый профсоюз «Альянс Учителей»  сообщал о деле школьного учителя физкультуры города Шахунья Нижегородской области Алексея Машкина.  В июне прошлого года Алексей разместил в социальной сети «ВКонтакте»   пост с хэштегом #нетвойне, и его оштрафовали на 30 тысяч рублей — по статье о дискредитации вооруженных сил. 

— Мы видим по учителям, которые на связи с нами или состоят в «Альянсе», что есть довольно высокие риски, —  рассказал «Спектру» Даниил Кен, глава профсоюза, — это самые обычные люди, в какой-то момент они пишут, что не давали особых поводов следить за своими социальными сетями, но у них был какой-то комментарий в интернете и то на одного, то на другого составляются протоколы о дискредитации — довольно массово. 

Даниил считает, что такие истории можно классифицировать. По его словам, бывают случаи, когда людей преследуют за антивоенную позицию не потому что они учителя, но так совпадает, что люди оказываются преподавателями. Есть люди, которые  прямо или косвенно выразили отношение к войне на работе: напрямую отказываясь вести «Разговоры о важном» или саботируя содержание уроков, а также рассказывая школьникам о происходящем. 

—  За год ряды поредели, —  считает Даниил, — много преподавателей сами уволились — под прямым давлением или из-за неготовности продолжать работу в таких условиях. С другой стороны, я вижу по людям, с которыми мы общаемся, что происходит сглаживание: они находят компромиссы и на какие-то вещи чаще готовы закрыть глаза. 

В то же время глава «Альянса Учителей» считает, что проблема доносов сильно преувеличена.

— Дело в том, что практически каждый донос, вызов полиции, составление протокола, суд или штраф попадают в СМИ и становятся известными, — говорит Кен. — Таких дел, не в отношении преподавателей, а вообще, мы знаем несколько сотен. Возможно, речь идет о тысяче. При этом миллионы людей каждый день — в формальной и неформальной обстановке — пишут и говорят, и нелояльных высказываний о войне в тысячи раз больше, чем доносов. 

Владимир Путин на встрече с участниками открытого урока «Разговоры о важном». Фото Alexey MAISHEV/SPUTNIK/AFP/Scanpix/Leta

Владимир Путин на встрече с участниками открытого урока «Разговоры о важном». Фото Alexey MAISHEV/SPUTNIK/AFP/Scanpix/Leta