Данные по COVID-19 на 08.04.2020 — В мире: 1,421,578 заболели, 81,688 скончались. В России: 7,497 заболели (+1,154), 494 поправились, 58 скончались
  • Среда, 8 апреля 2020
  • $75.54
  • €82.30
  • 32.50

Высокая чеченская мода пришла в Париж. Репортаж у парадного подъезда Hotel Le Marois, где прошел модный показ Айшат Кадыровой, дочери главы Чечни

Показ коллекции Айшат Кадыровой в Париже. Фото предоставлено "Новой Газете" очевидцем событий Показ коллекции Айшат Кадыровой в Париже. Фото предоставлено «Новой Газете» очевидцем событий

В Париже показали «Историю любви» производства Айшат Кадыровой, старшей дочери главы Чеченской республики. «История…» — название коллекции одежды на осень-зиму 2020/21. Взглянуть на лучшие образцы набирающей силу чеченской моды пришли более ста человек: отдельные сливки этого сектора общества (фэшн-блогеры, несколько моделей), несколько иностранных дипломатических работников, представители посольства России, избранные журналисты. Избранные гости после показа выходили из особняка Hotel Le Marois — France-Amerique, в основном, «удовлетворенными», «очень удовлетворенными» или даже «приятно пораженными».

«Спектр» публикует материал «Новой Газеты» полностью.

Вход в особняк, расположенный в «золотом треугольнике» Парижа, у Елисейских полей, в этот вечер охраняли убедительно. Была и полиция в форме. Была и в штатском.

Я провел время показа, а также краткий период афтепати (фьюжн-закуски, шампанское), рядом с этими людьми, которые мерзли у двух входов во двор особняка. Меня на вечер тоже не пустили, — может быть, потому что мест не было, а может, из-за того, что пришел я от «Новой газеты», которая, положа руку на сердце, раньше не очень-то много внимания уделяла такой неотъемлемой особенности чеченской жизни как модные дефиле.

И вот показ в Париже! Тут уж не отвертишься.

Модельер Айшат Кадырова сделала подарок парижанам — не только чтобы украсить программу «Русских сезонов» во Франции, но и отметить 10-летие создания семейного бренда Firdaws, то есть «Райский сад» (далее, для краткости — F.).

К слову, совсем уж недавно, в декабре, в честь 21-летия Айшат Рамзановны, в самом сердце Грозного, на проспекте Путина, открылся ресторан «Париж».

А теперь вот в Париже не только показали моды Айшат Рамзановны на подиуме, но и открыли шоу-рум грозненского фэшн-дома. Здесь же, рядом, в шикарном 8-м округе. Так что еще и такая символическая перекличка получилась.

А у нас на улице полицейские время от времени делали пересменку — но так, чтобы на посту оставалось не менее трех. Когда я спросил у них, часто ли парижские полицейские охраняют частные вечеринки, один ответил: «Не так уж» — «А как заказать услугу?» — «Спросите вон там, — проворчал полицейский. — Вон через дорогу стоят два наших товарища. В штатском».

Но руководящую поддержку полицейским оказывали более крепкие на вид бородатые люди, норовившие закутаться в воротник, как только я пытался снять на телефон особняк, который они немного даже загораживали. Штатские (но не французские) лица следили за безопасностью и из стоявшей рядом машины.

Фото Юрий Сафронов/«Новая Газета»

Фото Юрий Сафронов/"Новая Газета"

Всего снаружи за порядком наблюдало не менее 15 человек, еще сколько-то внутри, — при том, что на улице, кроме меня и «силовиков», не было ни души. Хотя, казалось бы, хоть кто-то из 1 млн 100 тысяч подписчиков модного дома F. мог прийти в такой знаменательный день к Hotel Le Marois: ведь впервые в истории лучший в мире дом чеченской моды устраивал себе бенефис в мировой столице моды.

Впрочем, мало сомнений в том, что как только марка раскрутится на гостеприимной французской земле, такие показы станут для F. рутиной, и у ворот особняков будут дежурить толпы поклонников с цветами и авторучками.

Шансы есть. Неповторимый стиль (можете назвать его кадыровским, если хотите, хотя я бы предпочел формулировку «сдержанная, по-своему стильная, современность») угадывается с первого взгляда: хоть бросайте вы этот взгляд на платья показанной в Hotel Le Marois коллекции, хоть — на более повседневную одежду, представленную на франкоязычной версии сайта.

Да, может быть, для кого-то цены выглядят угрожающими и этому кому-то будет жалковато отдать 506 евро даже за такой вот стильный милитари-бомбер или 753 — за это волшебное розовое платье.

Но чего бы вы хотели от высокой моды! Чтобы вещи бренда, которому теперь уже рукоплескали в Париже, падали к вам в руки за бесценок?

К тому же если вы крепко представите себе, что деньги от продажи этих вещей упадут в копилку глубоко дотационной Чечни, то осознаете, что решение установить чуточку «завышенные» (хотя, повторяю, для кого как!) цены может оказаться частью хорошо продуманной социальной миссии. Которая чего-то да стоит.

Показ модной коллекции Айшат Кадыровой. Фото предоставлено

Показ модной коллекции Айшат Кадыровой. Фото предоставлено «Новой Газете» очевидцем событий

Почти все выходившие с показа гости почти с одинаковым восторгом рассказывали мне о «качестве материалов», «проработке швов», «оригинальности» и «яркости» коллекции, состоявшей из 49 женских ансамблей.

Красоту ансамблей подчеркивала игра артистов Симфонического оркестра Чеченской государственной филармонии им. А. Шахбулатова и оркестра чеченских народных инструментов. «Они играют чеченских композиторов и неожиданно — Антонио Вивальди, переплетают христианскую и мусульманскую культуры, подчеркивая общность», — восторгалась сотрудница телеканала «Россия».

А чего восторгаться, когда для модного дома F. такое переплетение — обычное дело.

Не зря ведь об этом говорила перед показом сама хозяйка «Райского сада» Айшат Кадырова: «Мой дедушка часто повторял, что без культуры нет нации. (…) На латинском слово „культура“ означает „возделывание, воспитание, почитание“. Это очень точно отражает наши чеченские традиции. Именно они — основа работы дома F., цель которого — рассказать о чеченской культуре миру и о мировой и европейской культуре — людям в Чеченской Республике».

Но на поверку получилось перебросить мостик и на другие континенты!

«Мне действительно очень нравится эта коллекция. Это консервативно, но, в то же время, современно и стильно», — поделилась со мной вышедшая из особняка высокая темнокожая девушка — с доброй, наивной даже, улыбкой. Насчет консерватизма девушка была, пожалуй, даже слишком права — он сейчас все более и более «в тренде» на нашей планете, возвращающей моду еще и на милитари-стайл (к слову, на показе ярко были представлены и ткани цвета хаки).

— Это был мой первый выход в Париже, мое первое шоу и я открывала это шоу! — продолжала девушка, нахваливая модное агентство Metropolitan Models, которое отыскало ее в Кении, и вот, получается, сразу бросило на амбразуру высокой чеченской моды.

Показ коллекции Айшат Кадыровой. Фото предоставлено «Новой Газете» свидетелями события

Показ коллекции Айшат Кадыровой. Фото предоставлено «Новой Газете» свидетелями события

Девушку звали Сара Киатч и я пожелал ей большой удачи в Париже, потому что как раз в этот момент мимо бородатых охранников прошли еще две модели, норовившие на своих длинных ногах быстро добраться до Елисейских полей, не оставив мне ценных свидетельских показаний.

Я ведь пришел писать о моде в первый раз в жизни, и буквально не знал, за что хвататься.

Эти модели тоже были из дома Metropolitan Models, тоже говорили только по-английски, и тоже только хвалили-хвалили-хвалили показ: «Я думаю это эмейзинг. Мне очень нравится», — сказала первая, веснушчатая мулатка. — «Это очень трэнди», — сказала вторая. — «Рили?» — переспросил я на всякий случай, так как знакомый француз к тому моменту уже показал мне видеозаписи, сделанные им у подиума («Как тебе?» — уточнил я. — «Полный бред», — отчеканил он. — Это не мода", и теперь я подумываю, а не вычеркнуть ли мне его, от греха подальше, из своего списка контактов).

Манекенщицы рассказали, что для показа было задействовано «как минимум четыре модельных агентства», которые прислали не меньше пятидесяти моделей.

Я поблагодарил девушек за эти скупые сведения, и мы расстались, — к сожалению, друзьями.

Потом были дипломаты из посольства Саудовской Аравии. Женщина, одетая очень дорого и стильно, и ее спутник, тоже вежливый и доброжелательный. «Я очень люблю моду, — признала женщина. — Но это совсем другая культура, не наша. Я не думаю, что я бы стала надевать такую одежду». И после паузы: «Но она мне очень нравится». Показ тоже прошел «очень достойно», «все было организовано на высшем уровне».

Так и сказала, поэтому я не понимаю, куда смотрел журнал Paris Match который написал позднее, вежливо похвалив коллекцию: «Странная атмосфера была вчера в колонном зале Hotel Le Marois… Очень хорошо аппретированная, но очень сильно контролируемая: никаких громких возгласов, тем более — взрывов смеха».

Хорошо еще, что журнал не скаламбурил о том, что «охрана успешно предотвратила на показе взрывы смеха». И хотя до этого в статье не дошло, но журнал написал еще и про манекенщиц:

«Атмосфера торжественная и не слишком радостная. Девушки запрещают себе даже малейшую улыбку, тем более — соблазнительную позу, как это обычно бывает перед пулом фотографов. Они не позируют, они ходят — и точка».

Кроме Paris Match, о показе за первые два дня успело написать AFP, чью депешу перепечатала еще пара изданий. Но подождем, не будем делать поспешных выводов о том, что показ прошел в Париже почти незамеченным. Потому что это было бы слишком обидно для организаторов, — вложивших в это событие всю душу и, наверное, даже много личных средств, — да и для всех россиян, которым небезразличны, а может быть, даже и очень-очень дороги такие показы.

Показ коллекции Айшат Кадыровой. Фото предоставлено «Новой Газете» свидетелями события

Показ коллекции Айшат Кадыровой. Фото предоставлено «Новой Газете» свидетелями события

Кстати, о средствах. Новые свидетели из особняка что-то не показывались, и, чтобы не заскучать и не замерзнуть, я набрал номер Hotel Le Marois.

— Хотел бы, — говорю, — организовать у вас вечеринку, сколько бы это могло стоить?

— Да, пожалуйста, мсье, входная стоимость — от 10 тысяч евро, затем рассчитывайте от 250 евро на человека — это если легкие закуски. Рассчитывайте также обслуживание, но это все индивидуально…

— А охрана? — спрашиваю. — Мне теперь может понадобиться охрана.

— Это по вашему желанию, мсье.

— А сегодня, что у вас там проходит, почему так много секьюрити, полиция?

— Это конфиденциальная информация, мсье. Наши клиенты платят нам, в том числе, за наше молчание.

— Спасибо, вам — говорю, — и на этом.

— Не за что, — отвечают. — Кстати, мы проводим все виды мероприятий: свадьбы, мальчишники, деловые презентации…

— Я вам перезвоню…

Как раз в этот момент ко мне приблизились двое парней в штатском.

С какой, говорят, целью вы так долго находитесь здесь.

«А почему — спрашиваю, — вас это интересует?» — хотя сам-то видел, как меня «сдал» на проверку один из охранников, скажем так, близких к приглашающей стороне. — «Полис, мсье!» — ответили они вежливо, но жестко.

Фото Юрий Сафронов/«Новая газета»

Фото Юрий Сафронов/"Новая газета"

Впрочем, обменявшись показом «корочек», мы даже поговорили. «Штатские» сказали, что приказ об охране получили прямо из штаб-квартиры центрального руководства префектуры полиции Парижа (той, что на острове Сите).

И для частной вечеринки это, конечно, «достаточно нестандартные меры безопасности», — говорят.

Но стоит ли к этому придираться, когда сейчас, постфактум, мы с вами знаем, что все прошло тихо и спокойно, никто из гостей, участников, и даже из журналистов не пострадал.

Впрочем, даже если завтра и пострадает, то мой следующий собеседник об этом, кажется, и знать не будет.

Мы познакомились просто. Когда из особняка вышел говоривший по-русски красивый молодой человек в сопровождении двух не менее прекрасных девушек и направился к своему джипу, я нагнал их, чтоб как-то разбавить «базу» свидетелей показа.

— Кто пригласил вас? — спрашиваю.

— Фирдоуз, брэнд, — ответил молодой человек.

— А брэнд вас знает откуда?

— Личные связи.

— Извините… Вы можете представиться?

— Артемий Шульгин, а это — певица Ан Уайтроуз… Мы работаем в Швейцарии, то есть, мы и живем Швейцарии. Анна — наш артист. Я сам — сын народной артистки Чечни Валерии…

Я не знаю, почему меня понесло, и я спросил у него, знает ли он про Анну Политковскую. Про Наталью Эстемирову… Про то, что вообще происходило и происходит в Чечне…

Не знаю, отвечает, ничего. И уточняет: «Есть интересные истории?» Потом поясняет: читаю, в основном, про музыку (по специальности) и швейцарское издание «20 minutes»…

«Локальные какие-то новости… Из серии, что там упала какая-то корова, понимаете… И ее спасают из ямы… Ну, сейчас про коронавирус чуть-чуть».

Повторю: не знаю, почему меня понесло…

Ни в чем же не виноват этот добрый, прекрасно воспитанный, неглупый и хорошо образованный (как сообщает google) молодой человек. О котором я никогда раньше не слышал. И показ Айшат Кадыровой, и она сама…

Знаю только, что Анна Политковская любила красоту и моду тоже. И одевалась с большим вкусом. Просто ей было как-то не до подиумов.

И ее, к сожалению, так не охраняли, как один подиум в самом центре Парижа.

Как там переводится название брэнда? «Райский сад»?

PS. Чтобы не забыть! В Праге, не так уж и далеко от места показа, 27 февраля, в 5-ю годовщину убийства, открывают площадь имени Бориса Немцова. И набережную имени Анны Политковской.

На днях правозащитники запустили петицию с требованием назвать площадь именем Немцова еще и в Париже.

Артемий, к примеру, подписывайтесь!