Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 12 августа 2020
  • $73.24
  • €86.09
  • 44.98

Выпускник. Чего добился в суде первый в России «школьный стрелок»

Фото: Reuters/Scanpix. Школа №263, где произошло нападение первого в России «школьного стрелка» Фото: Reuters/Scanpix. Школа № 263, где произошло нападение первого в России «школьного стрелка»

Во вторник, 3 марта, Бутырский районный суд Москвы, проходивший в закрытом режиме из-за того, что обвиняемый является несовершеннолетним, вынес приговор по делу Сергея Гордеева — первого в России ученика, устроившего стрельбу в столичной общеобразовательной школе. Судья Юлия Шелепова исключила из обвинения статью о захвате заложников, оставив в деле лишь статьи об убийстве и покушении на убийство, и вместо грозивших ему десяти лет за решеткой приговорила выпускника к принудительному лечению в психбольнице. Представленная в суде экспертиза убедила судью в невменяемости Сергея Гордеева. С невменяемого нельзя получить компенсацию за содеянное — семья убитого учителя потребовала 9 миллионов рублей в качестве возмещения ущерба — гражданские иски потерпевших Шелепова оставила без рассмотрения, посоветовав обращаться с ними в суд самостоятельно.

Год назад, 3 февраля 2014 года, десятиклассник Гордеев пришел в школу № 263, что в Отрадном, в длинной маминой шубе, под которой были спрятаны кинжал, отцовские ружье и карабин. Он вошел в свой класс, угрожал оружием ученикам и учителю географии. Ему показалось, что учитель ему не подчиняется, тогда он убил его. Он также убил одного и ранил другого полицейского, приехавших в школу. Разоружить Сергея Гордеева удалось только его отцу — сотруднику курируемого силовыми ведомствами ФГБУ НИИ «Эфир» (По данным The New Times, он является полковником полиции, заместителем начальника отдела наружного наблюдения ОПБ МВД (оперативно-поискового бюро)). До этого школьник успел 11 раз выстрелить из винтовки в учебном заведении.

Весной прошлого года Гордеева признали невменяемым, осенью начался суд, где разбирались обстоятельства случившегося. Теперь по решению суда как психически больной он отправится в лечебницу, из которой может выйти через несколько лет.

Игорь Трунов, адвокат семьи погибшего учителя географии Андрея Кириллова ответил на вопросы"Спектра" об этом процессе:

— Вы не согласны с экспертизой, признавшей Сергея Гордеева невменяемым?

— Суть этого уголовного процесса только в одном — в экспертизе. Мы нашли нестыковки и грубейшие процессуальные нарушения в ней. Грубейшие процессуальные нарушения — это то, что эксперты во время проведения экспертизы не несли ответственность за заведомо ложное экспертное заключение. Они подписку об этом дали в конце, когда закончили экспертизу. Получается, эта экспертиза нелегитимна никак.

Эксперт, которого мы вызвали в суд, высказала такую странную версию: она сказала — мы, когда поступаем на работу, даем подписку, и эта подписка действует пролонгировано, и я поступила на работу, когда-то, 10 лет назад, и вот тогда давала подписку… Но ни она не помнит, когда она подписку давала, ни этой подписки в деле нет. Суд по результатам нашей дискуссии с экспертом вынес отдельное представление в адрес следователя в связи с грубейшими нарушениями. Это тоже редкое явление и яркий показатель. Вызывает, правда, вопрос — почему в адрес следователя, а не экспертного учреждения?

Мы, конечно, считаем, что к этой экспертизе причастны родственники подсудимого, которые долгое время работали и имеют отношение к правоохранительной системе. Например, медицинская карта у Сергея Гордеева была в поликлинике администрации президента.

Вы понимаете, по сути уголовного процесса, с экспертом может спорить только эксперт. Если ты начинаешь спорить с экспертом-психотерапевтом, он говорит — а ты кто такой? Ты же не психотерапевт? Ну чего же ты его квалификацию оспариваешь. Даже если он написал глупости, ты ничего не имеешь право сказать, ты должен принести возражения другого такого же квалифицированного эксперта, и это будет аргумент. Но, куда бы мы ни обращались, когда узнавали, что мы хотим обжаловать экспертизу Института им. Сербского, нам говорили — нет, с ними мы ругаться не будем. Это центральный институт, против него никогда и ни под каким соусом. Иначе мы не сможем работать по своей специальности.

Еще более яркий пример — раз в 10 лет нужно проходить медкомиссию на водительское удостоверение. Так в районном психдиспансере меня начали гонять! Приседать заставлять, ходить по полоске туда-сюда, хотя вопрос вроде бы один — состоишь на учете или нет. Я спрашиваю — почему такое предвзятое отношение? Они — ты позволил себе оспорить экспертизу Института им. Сербского, сейчас ты прав не получишь! Мне пришлось устраивать скандал…

— Что с этой экспертизой не так, кроме ситуации с подпиской?

— Странно то, что прошлые симптомы Гордеева записаны со слов его близких родственников. Бабушка когда-то чего-то за ним замечала. Со слов бабушки, когда-то у него была карта с какими-то симптомами психических отклонений. Но самой карты нет.

— Вы говорили, что не была проведена экспертиза того, как был убит учитель географии — 29-летний Андрей Кириллов, — интересы семьи которого вы представляете.

— Не произведена экспертиза дальности выстрелов. А выстрелов было несколько, в том числе со стороны полицейских. Эксперт, которого допрашивали в суде, заявил, что не хотел брать части кожи с лица, дабы не обезобразить труп перед похоронами. Аргумент, конечно, достаточно оригинальный. Так что остались вопросы, куда и зачем стреляли полицейские. В Гордеева они не попали, он сидит, жив-здоров. Но два раза они куда-то стреляли, и никого это не волнует. Пуль нет, и это тоже никого не волнует.

— Гордеев выглядит вменяемым?

— Абсолютно вменяемый, толковый молодой человек. Я его вижу уже год.

— За этот год стало понятно, почему именно он стал первым в России «школьным стрелком»? Что там вообще произошло?

— Думаю, в случившемся с ним вина родителей. Отец привил ему любовь к оружию, научил очень хорошо стрелять, и когда у него взыграло тщеславие по поводу скандалов в школе, его талантов и каких-то выяснений отношений в семье, первое, за что он схватился — за то, что умел хорошо. Мы спрашивали отца: зачем вы его и в тир, и на стрельбище водили… Он говорит — ну, не на балет же его водить. После этого ответа все ясно.

— Его отец понес ответственность за небрежное хранение оружия?

— Дело возбуждено, но спускается на тормозах, там скоро выйдут сроки давности (224 статья уголовного кодекса — «Небрежное хранение огнестрельного оружия», часть вторая — «повлекшая смерть двух и более лиц», предусматривает до двух лет лишения свободы, такой же у нее и срок давности — прим. «Спектра»). Мы написали заявление, чтобы родственников погибшего учителя признали потерпевшими по этому делу, но нам ответили, что так как они уже потерпевшие по делу об убийстве, здесь потерпевшими они не будут.

— Вы считаете, что все это происходит из-за связей родителей Сергея Гордеева?

— Я думаю, да. Его отец — полковник оперативно-розыскной структуры, работающей на стыке МВД и ФСБ, он ее возглавлял.

— Сейчас он в отставке?

— Вроде бы как. Мы точно не знаем.

— У погибшего учителя с Сергеем Гордеевым никакого конфликта не было?

— Это был захват заложников. Учитель — единственный, кто мог оказать сопротивление. Чтобы захватить класс, учителя нужно было нейтрализовать.

— Как одноклассники в суде реагируют на Гордеева?

— Сожалеют, испытывают чувство солидарности. Это называется Стокгольмский синдром.

— Гордеев будет первым и единственным «школьным стрелком» в России, либо есть предпосылки, что это явление распространится?

— Я не думаю, что это явление станет массовым. Не каждый родитель прививает своим детям в раннем возрасте такую любовь к оружию, учит так метко стрелять. Это редкое явление в России, в России множество запретов и ограничений на хранение оружия.

— Наблюдался ли Гордеев у школьного психолога? За ним как-то особенно следили?

— Нет — ведь не было у него никаких странностей. Нормальный молодой человек, весь в дипломах, наградах, призах. Выиграл все, что мог выиграть. Какие странности? Родители и выступили в последнем слове о том, что близко не было никаких намеков на его нездоровье.

— Но были же свидетельства, что на переменах он изображал, как стреляет по одноклассникам.

— Ну мало ли кто когда играл в индейцев, фашистов, партизан? И что из этого?


* * *

Завершившийся процесс для «Спектра» прокомментировал и адвокат Сергея Гордеева Владимир Левин:

— Игорь Трунов говорит, что есть сомнения в невменяемости Сергея Гордеева. Так ли это?

— Господин Трунов не является психиатром, так же, как и я. Психиатры — люди, обладающие определенной компетенцией, и они приходят к какому-то выводу. Оспаривать этот вывод можно только наличием других выводов других психиатров.

— Трунов также заявил, что не была произведена экспертиза того, как погиб учитель географии, куда стреляли полицейские.

— На суде он этот вопрос не поднимал.

— Установлено ли в суде, почему произошла эта трагедия?

— Первая причина — это то, что человек оказался глубоко больным психически, болезнь, видимо, прогрессировала, но она была спрятана глубоко внутри, никто на нее не мог отреагировать, и она вылилась вот в такой поступок. Это же шизофрения, она выявляется только в момент проявления, до этого она не проявлялась. И, как сказали эксперты, таилась она в нем очень долго.

— Чего хотел добиться Сергей Гордеев?

— Мальчик разочаровался в жизни, пришел к выводу, что он все уже знает, захотел посмотреть, что находится по ту сторону жизни. С его словами координируется теория солипсизма… Просто потому, что у человека была шизофрения. Он хотел покончить жизнь самоубийством и, самое главное, высказаться перед своими одноклассниками. Как он объяснял, на его пути возникли люди, которые могли его разоружить, убить или не дать высказаться. Тогда никакого резона в этом уже не было бы. Своими действиями он «оберегал свое высказывание».

— В каком сейчас состоянии он находится?

— Сидит-отсутствует на суде, рвет кожу на руках до крови ногтями. Пользуется ответами «да», «нет», «за меня скажет адвокат». Эту фразу он заучил после того, как я ему в одном случае ее сказал.