Дом, Белый дом. Американист Павел Шариков — о том, как устроены выборы президента в США и почему у Байдена и Трампа вряд ли найдутся соперники Спектр
Суббота, 20 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Дом, Белый дом. Американист Павел Шариков — о том, как устроены выборы президента в США и почему у Байдена и Трампа вряд ли найдутся соперники

Джо Байден и Дональд Трамп / Scanpix / AFP Джо Байден и Дональд Трамп / Scanpix / AFP

Предвыборная кампания в США набирает обороты. Первые праймериз (предварительные голосования, в которых республиканцы и демократы раздельно определяют лидеров на уровне штатов) уже состоялись. У правящих демократов единственный фаворит — президент Джо Байден. У республиканцев с большим преимуществом лидирует экс-президент Дональд Трамп.

При этом вокруг обоих не стихают информационные бури. Действующий президент США Джо Байден к концу своего первого срока далек по уровню популярности, например, от Барака Обамы. С другой стороны, его главному оппоненту грозит серьезное судебное разбирательство по существу уголовного дела «США против Дональда Дж. Трампа». Речь пойдет о вероятном участии экс-президента в попытках отменить результаты прошлых президентских выборов и роли Трампа в нападении его сторонников на Капитолий 6 января 2021 года.

Процесс против Трампа стартует 4 марта, а уже на следующий день состоится так называемый «супервторник», когда праймериз пройдут сразу в 16 штатах. Видимо, в этот момент окончательно определятся главные кандидаты от партий, хотя эксперты не исключают и каких-то сюрпризов в ходе это предвыборной кампании.

Например, соперником Байдена на выборах может оказаться Никки Хейли, которая в бытность Трампа хозяином Белого дома занимала пост представителя США в ООН. Кандидат политических наук, эксперт-американист Павел Шариков считает, что вероятность такого развития событий крайне мала, но привел в интервью журналу «Спектр» примеры того, какие неожиданности происходили в американской политике за последние годы.


 — Для описания экономического и социального устройства того или иного общества эксперты используют центро-периферийную модель развития пространств. Например, 10 лет назад Наталья Зубаревич сформулировала «теорию четырех Россий». Сколько на сегодняшний день насчитывается «Америк» на территории США и какова электоральная география страны?

- Америка — очень разнообразная страна. Можно много подходов использовать. Вот самый формальный: в США 50 штатов, каждый из которых выбирает президента. Причём выборы проходят в несколько этапов. Кроме того, страна делится на четыре основных региона: Северо-Восток (Средний Запад, Новая Англия и др.), Юг  (Алабама, Вирджиния, Техас и др.), Центральная Америка с центром в Колорадо и Западное побережье, прежде всего, разумеется, Калифорния. Плюс такие штаты, как Орегон и Вашингтон.

Во всех регионах есть свои политические традиции. К нынешнему периоду в Америке сложилась двухпартийная система, которая не исключает наличия и какой-то третьей силы, но всего лишь две партии имеют самое большое представительство в каждом штате. В каждом населённом пункте у демократов и республиканцев есть партийная ячейка, которая координирует общефедеральные партийные усилия и на любых выборах выдвигает своих кандидатов.

10 лет назад один американский исследователь насчитал более полумиллиона избираемых должностей в стране — 519 000 человек. Это начиная с президента, членов Конгресса и Сената, и заканчивая мэрами маленьких городков и местными мировыми судьями. Большинство из них баллотируются от республиканцев или демократов.

Такие регионы, как Калифорния или Новая Англия, — продемократические, там больше политиков-демократов, на президентских выборах демократы побеждают с большей вероятностью. Юг — республиканский, где, наоборот, республиканцы побеждают.

Очень сложный и при этом очень важный регион с точки зрения количества избирателей и выборщиков — это Северо-Восток. Висконсин, Мичиган, Огайо, Индиана, Иллинойс — эти штаты принято называть колеблющимися (swing states). Там ресурсы демократов и республиканцев равны, поэтому каждая предвыборная кампания заканчивается 50 на 50. Буквально считанные единицы голосов в этих штатах склоняют чашу весов американской мажоритарной системы либо туда, либо сюда. Там действительно самое большое разнообразие республиканцев и демократов в местных органах власти.

- Меняются ли предпочтения избирателей в том или ином регионе в последние годы?

- Для меня самой большой неожиданностью стали выборы в Сенат в 2020 году, когда кресло в южном штате Джорджия занял демократ. Этим демократом был священник из церкви, в которой в своё время служил Мартин Лютер Кинг — Рафаэл Уорнок. Он победил на волне BLM — подъёма движения за права афроамериканцев.

Рафаэль Уорнок, пастор и сенатор / Wikimedia

Другая неожиданность случилась в штате Аризона, где были внеочередные выборы из-за того, что в 2018-м скончался сенатор Джон Маккейн — икона республиканской партии. До него в этом кресле сидел другой известный идеолог партии в 60−80-е годы — Барри Голдуотер. И вдруг в штате одерживает победу демократ. Причём человек без политического опыта — космонавт Марк Келли. Аризона перешла в категорию «колеблющихся» штатов.

Сенатор и астронавт Марк Келли / Wikimedia

Из-за того, что и республиканская, и демократическая партия — это бюрократические структуры, которые удерживают через свой аппарат власть и на федеральном уровне, и на уровне штатов, и на всех остальных уровнях, появление какой-то новой силы очень сложно ожидать. В Америке такие изменения происходят за счёт каких-то движений внутри партий, которые так или иначе преобладают в зависимости от разных политических избирательных циклов.

Республиканская партия где-то с 2015 года находится под влиянием движения Дональда Трампа. Его сторонников в 2020-м году называли трампистами, а сейчас maga-республиканцами от лозунга «Make Аmerica great again» («Вернем Америке величие»). Конфликт между сторонниками Дональда Трампа и традиционными республиканцами сейчас действительно налицо.

- Недавно я общался с экспертом из Вашингтона, который утверждает, что чиновники разных ведомств в столице США пребывают в унынии, потому что уверены в победе Трампа. Неужели все так предопределено в этой гонке?

- Человек в Вашингтоне, конечно, лучше это все чувствует, чем я. Из Москвы видно, что демократической партии нет необходимости проводить праймериз. Формально они проходят в разных штатах, причём Джо Байден во всех побеждает с «северокорейским» результатом в 80−90%.  

Смешная ситуация была в Нью-Гемпшире, где он не попал в бюллетень из-за каких-то формальностей, но все равно победил. Избиратели на праймериз сами вписывали его фамилию в бюллетень. Это фантастика. Понятно, что основная предвыборная борьба у Джо Байдена начнется после того, как определиться республиканский номинант. На 98% это будет Дональд Трамп. Хотя небольшая вероятность ещё есть, что и Никки Хейли сможет победить в республиканской номинации.

Байдену сейчас вести компанию против Трампа совершенно не нужно, учитывая, что тот находится в конфликте со своим единственным оставшимся оппонентом в лице Хейли. Действующему президенту хорошо бы, конечно, просто «покурить в сторонке» — понаблюдать за тем, как соперники друг другу наносят ущерб, чтобы всерьёз в эту предвыборную кампанию включиться только летом. Тогда пройдут предвыборные съезды двух партий, где официально объявят обоих номинантов. С августа по ноябрь соответственно и состоится основная предвыборная кампания между двумя определившимися кандидатами. Это будут Джо Байден и, скорее всего, Дональд Трамп.

Возможно, тот факт, что сейчас президент Байден предвыборную компанию, по большому счёту, не ведёт, связан с настроением чиновников в американской столице, о котором говорил ваш собеседник, но всё ещё может измениться.

- Уровень одобрения деятельности нынешнего президента сейчас довольно низкий. Почему элиты, прежде всего демпартии, не задумались об альтернативе Джо Байдену? Почему не вице-президент Камала Харрис или Мишель Обама? NY Post недавно писала, что она может сменить Байдена, как кандидата от демократов в мае…

- Мишель Обама объявила, что ей в принципе не интересна политика, и она не хочет этим заниматься. С другой стороны, она очень привлекательная фигура для американцев — с той точки зрения, что Мишель может агитировать за Байдена. Сам Барак Обама не имеет права баллотироваться, но никаких запретов на то, чтобы и он вёл агитацию, разумеется, нет. Он остаётся одним из самых популярных экс-президентов из ныне живущих, у него очень высокий авторитет.

Почему демократы не нашли никакую замену Джо Байдену, интересный вопрос. Мне кажется, они как-то пропустили подходящий момент, оказались просто не готовы к тому, что Трамп будет настолько популярен. Проиграть, например, той же Никки Хейли или кому-нибудь из республиканского истеблишмента было бы не так обидно, как Дональду Трампу, поэтому я думаю, что основная логика демократов заключается в следующем: раз Байден победил Трампа в 2020-м году, то он единственный кандидат, который может победить Трампа в 2024 году.

Если говорить о других кандидатах, то у демократов в принципе наметился какой-то кризис лидерства. Например, в 2020 году очень много внимания было приковано к человеку по имени Пит Буттиджич. Он ветеран войны в Ираке, открытый гей, был мэром небольшого города в штате Индиана. Пит набрал совершенно невероятную популярность, когда выдвинул свою кандидатуру на выборах президента. Он даже выигрывал у Байдена первые демократические праймериз в штате Айова. Только потому, что ему предложили место в будущей администрации, он согласился снять свою кандидатуру. В итоге он сейчас министр транспорта.

Пит Буттиджич / Wikimedia

Примерно год назад Буттиджич очень активно стал появляться в медиа: ездил по каким-то инфраструктурным объектам, перерезал красные ленточки, выступал с какими-то речами. Это всё достаточно подробно освещалось, и было впечатление, что его готовят к тому, чтобы он попал в бюллетень вместо Байдена, который 4 года назад говорил, что идет на один срок. Потом все-таки президент объявил, что будет вновь баллотироваться. Это какое-то консенсусное решение, учитывая, что вновь на выборы пошёл Дональд Трамп.

Можно вспомнить, что в 2016-м году у демократов тоже имела место проблема лидерства, потому что абсолютным фаворитом тогда была Хилари Клинтон. Все остальные кандидаты от демократов, которые тогда участвовали в кампании, всерьез не воспринимались. Она была консенсусной фигурой в партии, потому что никто из демократов даже близко не имел такой узнаваемости в стране. Хиллари имела президентские амбиции с 2008 года, а с 2012-го она предметно готовилась к предвыборной компании 2016-го года. Поражение для неё было, конечно, абсолютно катастрофическим. Она потом очень много об этом писала в своих мемуарах.

- Вы вспомнили сейчас несколько бывших американских президентов начала XXI века. На Ваш взгляд, за годы правления Обамы, Трампа и Байдена влияние США на мировые процессы усилилось или ослабло?

- На планете идут разные процессы. События в Украине 2022 года стали неожиданностью. И вынудили предпринимать меры, которые бы при прочих равных условиях, конечно, никто бы не стал применять. Говоря о влиянии США, нужно, наверное, вспомнить ещё Джоржда Буша-младшего, при котором произошел определенный «водораздел» 11 сентября 2001 года. Он тогда начал войну против терроризма и достаточно резко усилил военно-политическое американское влияние.

При Буше были разговоры про Америку как мирового гегемона, который с помощью жёсткой военной силы командует всеми, но уже в начале 2000-х эти идеи быстро сошли на нет и стали маргинальными. К концу президентства Буша было понятно, что военная мощь, которую Америка использовала в Ираке и Афганистане, — это уже некое бремя, а антитеррористическая операция затягивается. Было очевидно, что Буш эти проблемы не решит в течение своих президентских сроков. И финансово-экономический кризис назревал, который достаточно жёстко ударил по Америке в 2008-м году.

Джордж Буш / Wikimedia

Обама обладал, наверное, самым мощным влиянием, учитывая, что он стремился быть глобалистом, а приоритетом считал именно экономическое процветание США за счёт международных торговли и финансов.

В какой-то степени это были антикризисные меры для того, чтобы облегчить финансовую нагрузку на Америку и распределить её по всему миру, если можно так выразиться. Плюс Обама столкнулся с тем, что очень серьезную конкуренцию США составляет Китай. Его попытки создания трансатлантических и транс-тихоокеанских партнёрств были направлены против Китая. Это была мягкая экономическая конкуренция.

Барак Обама. Фото AP/Scanpix

Барак Обама. Фото AP/Scanpix

При Трампе я бы охарактеризовал американскую внешнюю политику скорее как изоляционистскую, тем более, что он умудрился поссориться даже с ближайшими соседями: Канадой и Мексикой. Особенно с последней. Трамп испортил отношения и с Европой — из-за введения новых пошлин при торговле со странами ЕС. Он умудрился достаточно резко вмешаться в торговые отношения с Китаем и обострить эту ситуацию.

Однако Дональд Трамп — единственный президент за долгое время, который не начал ни одной новой военной кампании. Конфликт в Украине случился уже при Джо Байдене, который был вынужден резко пересмотреть трамповские изоляционистские установки. Особенно показательна история с тем, как сейчас американский Конгресс не может выделить Киеву средства. Этот внутриполитический дискурс между демократами и республиканцами, между глобалистами и изоляционистами приводит к тому, что даже в Конгрессе, где большинство признает необходимость помощи Украине, тем не менее, не могут провести закон из-за внутриполитических разногласий.

Причём совершенно потрясающую роль играет Трамп, который уже не президент и ещё не президент, но, тем не менее, он фактически применяет «президентское право вето». Как сообщает пресса, именно из-за давления Трампа различные конгрессмены голосуют против. Это, конечно, интересно и феноменально.

Бывший президент США Дональд Трамп. Фото CHANDAN KHANNA/AFP/Scanpix/LETA

Бывший президент США Дональд Трамп. Фото CHANDAN KHANNA/AFP/Scanpix/LETA

- Вы говорите сейчас о том, как переплетаются у нас на глазах внешняя и внутренняя политика США. Традиционно события за рубежом не играют серьезного значения во время предвыборных президентских кампаний. На первом месте уровень жизни в стране, борьба с преступностью, проблемы с нелегальными мигрантами, здравоохранение, образование и так далее. В этот раз конфликты в секторе Газа и на Украине повлияют на итоги выборов?

- Я склоняюсь к тому, что Украина, скорее всего, нет. И насчёт сектора Газа, наверное, скорее нет, потому что в этом конфликте участвует Израиль, который имеет очень мощное лобби в США.

Если говорить об Украине, то я сейчас наблюдаю за тем, как Никки Хейли ведёт свою кампанию в Южной Каролине. Она заняла максимально радикальную позицию против Трампа. Хейли критикует его за то, что из-за него не выделяется помощь Украине, за то, что Трамп дружит с Путиным, а тот своих политических оппонентов уничтожает в тюрьмах и так далее. На рейтинг Хейли это не влияет никаким образом.

С другой стороны, [это и] на рейтинг Дональда Трампа тоже никак не влияет, он занял нестандартную для американских политиков позицию по Украине, по отношению к Путину и Навальному. Казалось бы, сейчас отсутствие американской помощи Украине уже имеет конкретные последствия на поле боя, новость про Алексея Навального всех шокировала, но тем не менее у Трампа рейтинг совершенно не меняется. Я смотрел 19 февраля цифры по Южной Каролине, там он опережает Никки Хейли на 35%. В общем, внешнеполитический фактор имеет очень малое влияние на ход кампании. Собственно, как и всегда.

Никки Хейли. Фото SIPA/Scanpix

Никки Хейли. Фото SIPA/Scanpix

- В США выборы в ноябре, в России — в марте. Как они организованы в нашей стране, мы хорошо себе представляем, а как проходит голосование в Америке? Как формируются списки избирателей, кто проводит подсчет голосов, как проходит волеизъявление избирателей по почте и так далее?

- Несколько лет назад я пытался найти некий обзорный материал, где были бы описаны все эти нюансы, но так его и не обнаружил, потому что в каждом штате все проходит по-разному.

В США есть Федеральная избирательная комиссия, которая следит за тем, чтобы кандидаты не нарушали правила конкуренции, но она не занимается регистрацией, допуском или недопуском кандидатов. Она следит только за тем, чтобы все, условно говоря, играли честно, и публикует финансовые отчёты кандидатов: кто сколько денег собрал и кто на что их потратил. Это в Америке святое, потому что сбор средств — «кровеносная система» избирательной компании.

Из общих моментов можно отметить, что голосуют избиратели, которые зарегистрировались либо за какой-то конкретный период, либо прямо во время голосования. Некоторые штаты регистрируют избирателей сразу, как сторонников конкретной партии. Это особенно важно для праймериз: для республиканских праймериз важно, чтобы голосовали избиратели-республиканцы, а для демократических — сторонники демпартии.

На избирательном участке нужно показать удостоверение личности с фотографией. Это либо ID, либо водительские права, либо заграничный паспорт. Бывают прецеденты, что не у всех граждан есть такой легальный документ с фото, который бы подтверждал их личность.

Если вы регистрируетесь заранее, то можете указать, что хотите проголосовать по почте, и вам выдадут бюллетень. Его нужно заполнить, вложить в конверт без подписи, без опознавательных знаков, затем первый конверт вложить в другой, где будет обратный адрес, ваше имя и фамилия. Затем его нужно опустить его в специальную опечатанную урну, которая стоит прямо на улице. Я сам такие видел.  

Президент США Джо Байден. Фото Brendan SMIALOWSKI/AFP/Scanpix/LETA

Президент США Джо Байден. Фото Brendan SMIALOWSKI/AFP/Scanpix/LETA

- В 2020-м году таким образом в выборах приняли участие около 100 миллионов американцев. Тогда все отмечали, что Байден победил именно за счет этих голосов…

- Тогда за счёт голосования по почте выиграли демократы, потому что им воспользовались преимущественно люди в городах. Они не хотели толпиться во время эпидемии Covid-19 на избирательных участках. В городах населения больше, и там оно в основном голосует за демократов. В сельской местности побеждали республиканцы, а голоса, отданные по почте, подсчитывали несколько дней. Это довольно сложная процедура. Например, на избирательном участке нужно в одном помещении отделить первый конверт с подписью от второго. Уже в другом помещении, открыть второй конверт с бюллетенем. В третьем помещении — посчитать голоса.

В 2020-м году было очень интересно наблюдать, как по ходу подсчета голосов, отправленных по почте, в «колеблющихся штатах» типа Пенсильвании Джо Байден из аутсайдера выбивался в лидеры. Я могу это увязать только с этой сложной процедурой подсчёта бюллетеней, которые были отправлены через почту.