Платформа № 2. Власть в Польше вот-вот перейдёт к объединённой оппозиции — правящей партии обещан Государственный трибунал Спектр
Понедельник, 04 декабря 2023
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Платформа № 2. Власть в Польше вот-вот перейдёт к объединённой оппозиции — правящей партии обещан Государственный трибунал

Анджей Дуда. Фото Pawel Supernak/EPA/Scanpix/Leta Анджей Дуда. Фото Pawel Supernak/EPA/Scanpix/Leta

Сегодня, 13 ноября, в Польше пройдёт первое заседание Сейма, избранного 15 октября на парламентских выборах. В Польше происходит переход политической власти — от правившей восемь лет партии «Право и справедливость» («ПиС») к объединённой оппозиции во главе с Дональдом Туском. Тяжеловесу польской политики удалось объединить вокруг своей «Гражданской платформы» («ГП») широкую коалицию.

В результате партия Туска, «Левая партия» и блок «Третий путь», куда входят «Польская народная партия (аграрии)» и «Польша 2050», завоевали вместе 248 мандатов из 460. При этом «ПиС», хоть и заняла первое место среди всех участников предвыборной гонки, смогла получить в Сейме лишь 194 места. Даже с учётом 18 мандатов потенциальных союзников из крайне правой «Конфедерации» сил для формирования нового правительства у правящей партии не хватит.

Несмотря на это президент Польши Анджей Дуда (выходец из «ПиС») сообщил о решении внести в Сейм кандидатуру действующего главы правительства Матеуша Моравецкого в качестве претендента на должность премьер-министра. Первый раз этот пост Моравецкий занял в 2017 году (как представитель той же «ПиС»).

Елена Бабакова, журналистка, преподавательница Vistula University в Варшаве, рассказала журналу «Спектр» о том, есть ли у консервативного правительства хотя бы минимальные шансы удержаться у власти, что обещают полякам лидеры оппозиции и как победившая коалиция планирует распределить руководящие посты в стране.

Елена Бабакова / Spektr. Press

— Возможен ли вариант, при котором «ПиС» сможет затянуть формирование правительства с целью расколоть оппозицию и удержать власть?

— То, что Дуда решил предоставить Моравецкому право формировать правительство, не проистекает из польского законодательства автоматически. В Конституции не прописано, что Кабинет министров должен формировать глава победившей партии. Дуда мог и сразу предложить это Дональду Туску, лидеру «ГП». Она получила второй результат, но возглавляет оппозиционную коалицию, у которой сейчас достаточно голосов, чтобы создать правительство.

Действительно, Дуда, видимо, решил потянуть время. «ПиС» всячески подчёркивает, что ничего не предопределено. Периодически в СМИ сливается информация о том, что «ПиС» ведёт переговоры с «Польской народной партией (аграриями)». Из всей оппозиционной коалиции она наиболее близка к ним по мировоззрению. Но очевидно, что никто из «аграриев» к ним перебегать не собирается. Тем более что все партии, которые в последние годы шли на тесное сотрудничество с «ПиС», были ею «съедены». Если кто-то потом пытался восстановить свою политическую независимость, ему либо предлагали очень привлекательную должность, либо сливали на него компромат.

А какие возможности есть у «ПиС», чтобы затянуть формирование правительства? 

— Здесь у неё возможности органиченны. Главная интрига заключается в том, какое правительство представит Матеуш Моравецкий. Раз ему доверили формировать Кабинет министров, он должен назвать фамилии конкретных людей, которые туда войдут.

С учётом того, что инициатива обречена на поражение, все комментаторы посмеиваются: кто же эти «счастливчики»? Чьи фамилии прозвучат с высокой трибуны? После того, как Моравецкому, скорее всего, не удастся сформировать правительство, Дуда через непродолжительное время должен предложить сделать это представителю партии, которая завоевала второе место.

Оппозиция уже, что называется, «бьёт копытом». 10 ноября было представлено Коалиционное соглашение. Впервые в истории независимой Польши всё, о чем договорились между собой партии, становится явным. Текст документа есть в открытом доступе.

Коалиция получила в Сейме 248 голосов. Этого более чем достаточно для формирования правительства. Если бы разница между оппозицией и «ПиС» исчислялась несколькими депутатами, у них была бы какая-то возможность добиться своего, но сейчас им нужно переманивать слишком многих. Это нереально.

Что уже известно о планах оппозиции перед первым заседанием Сейма?

— 10 ноября её лидеры подписали Коалиционное соглашение, которое содержит несколько основных моментов. Во-первых, в нём изложены приоритеты будущего правительства. Мы видим, например, обещания поднять зарплату учителям, вернуть независимость Национальному судебному совету и Верховному суду, то есть развернуть назад судебную реформу, которую провела «ПиС». Есть в документе тезисы, связанные с развитием «зелёной» энергетики, с продолжением ядерной программы, чтобы в Польше всё-таки появилась своя атомная АЭС.  

Во-вторых, коалиционное соглашение объясняет, как будет проводиться аудит восьмилетнего правления «ПиС». В польском законодательстве даже есть такой специальный институт — Государственный трибунал, который создан специально для оценки деятельности высших чиновников, руководивших государством. Это внесудебный орган.

Кроме того, оппозиция обещает рассмотреть в обычных судах все нарушения уголовного права со стороны «ПиС», про которые она регулярно упоминала. Речь идёт о злоупотреблениях при так называемых «конвертных выборах» президента 2020 года, во время борьбы с пандемией Сovid-19, при проведении реформы общественных радио и телевидения.

Не забыт и скандал с прослушкой Кшиштофа Брейзы, главы штаба «ГП» на парламентских выборах 2019 года.

— Вам кажется, это выполнимые обещания? Такое уже происходило в Польше?

— Польские политики много раз обещали Государственный трибунал своим предшественникам, но пока такого ни разу не было. Скорее всего, под уголовное преследование попадут экс-министр внутренних дел Мариуш Каминский и его заместитель Мачей Вонсик. Это люди, которым уже выносили приговоры по уголовной статье ещё в прежние годы (опять же за незаконную прослушку). В правительство они попали только потому, что их помиловал президент Анджей Дуда. Скорее всего, их дела возобновят. Думаю, что, наверное, появятся и новые обвинения против них. Что касается остальных — сомневаюсь.

Не будем забывать, что лидер и главный идеолог «ПиС» Ярослав Качиньский последние восемь лет по большей части не занимал никакого формального правительственного поста, что позволило бы наделить ответственностью за происходящее в стране именно его. 

Вице-премьер Польши и лидер партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский (в центре), 15 октября 2023 года. Фото Wojtek Radwanski/AFP/Scanpix/LETA

Вице-премьер Польши и лидер «ПиС» Ярослав Качиньский (в центре), 15 октября 2023 года. Фото Wojtek Radwanski/AFP/Scanpix/LETA

Важно отметить, что некоторые пункты подписанного соглашения откровенно нереалистичны. Например, обещание отменить решение Конституционного суда (КС) и вернуть «абортный компромисс». Он подразумевает запрет прерывания беременности по желанию, но позволяет производить аборт, если плод имеет генетические дефекты, если беременность угрожает жизни и здоровью женщины или стала следствием изнасилования и так далее. В польском праве нет механизма отмены решений КС. Невозможно выборочно признать какое-то решение суда неправильным. Отменить всё, что КС утвердил за последние годы, — значит просто обвалить польский правовой порядок. То, что сейчас обещают полькам, — красивый лозунг, но неясно, как можно воплотить его на практике.

— Что говорится в Коалиционном соглашении о составе нового правительства, которое планирует сформировать оппозиция?

— Известно, что пока поделили только должности премьера и вице-премьеров, руководителей Сейма и Сената. Глава кабинета — Дональд Туск. Вице-премьеры — представители блока «Третий путь» и «левых». Фамилии будущих министров мы пока не знаем. Есть только какие-то утечки в прессе.

Например, последние несколько дней обсуждается информация, что министром иностранных дел станет Радослав Сикорский. Он уже занимал этот пост в 2007–2014 годах, когда «ГП» была у власти. Сейчас он евродепутат, но говорят, что опять вернётся в польское министерство иностранных дел.

Другой слух — возможное появление в кресле министра обороны Адама Шлапка. Он представитель «ГП». Интересно, что у него третий в стране результат по количеству полученных голосов, после Туска и Качинского. Остальное пока держится в тайне.

В руководстве Сейма и Сената — однозначное доминирование «ГП». Мне кажется, что «Польская народная партия» тоже получила здесь  достаточно много постов, а «Левую партию», от чьих избирателей напрямую зависела победа коалиции, очень сильно обидели. Левый депутат не будет ни спикером Сейма, ни спикером Сената.

В Кабинет министров представители «Левой партии» сами не войдут, поскольку программа будущего правительства будет не столь радикальной, как ожидали многие её избиратели. При этом партия обещает проголосовать в Сейме за новое правительство, дабы выполнить волю тех же избирателей, которые хотели, чтобы оно появилось.

Лидер «Гражданской платформы» Дональд Туск, 15 октября 2023 года. Фото BURZYKOWSKI DAMIAN/NEWSPIX.PL/Scanpix/LETA

Лидер «ГП» Дональд Туск, 15 октября 2023 года. Фото BURZYKOWSKI DAMIAN/NEWSPIX.PL/Scanpix/LETA

— Такое впечатление, что «Левая партия» может оказаться самым слабым звеном в коалиции Дональда Туска. Что вообще говорят эксперты о роли «левых» в современной политической ситуации?

— Она оценивается по-разному. Люди, которые голосовали за «Левую партию» потому, что им симпатична её программа, поддерживают своих депутатов. Они считают правильным, что партия приняла участие в отстранении «ПиС» от власти. Однако теперь, по их мнению, не надо своим присутствием в правительстве освящать политику, которая не соответствует левым приоритетам и идеалам.

Если говорить про более мейнстримных комментаторов, то они иронизируют, что с польскими «левыми» повторяется традиционная история. Вроде бы программа социальных преобразований в области здравоохранения, образования, жилищной политики у них правильная (это те вопросы, которые поляков, как и всех европейцев, очень интересуют), но не умеют «левые» заниматься политикой. Не в состоянии они договариваться ни в своей среде, ни в рамках нынешней большой оппозиционной коалиции.

Пока эти оценки довольно спокойные, и всё это сегодня не имеет особого значения, но в перспективе — сигнал тревожный. Ведь кроме того, что требуется создать правительство, кабинету потом придётся в парламенте продвигать бюджет и конкретные законы. И вот тут количество «штыков» на каждом голосовании может иметь значение.

Анджей Дуда. Фото Beata Zawrzel/ZUMA Press Wire/Scanpix/Leta

Анджей Дуда. Фото Beata Zawrzel/ZUMA Press Wire/Scanpix/Leta

— В проигравшей партии «ПиС» нашли «козла отпущения»? Какие-то изменения в её руководстве уже произошли?

— Пока нет, потому что в риторике лидеров «ПиС» они победители. И на публике именно так себя и позиционируют: утверждают, что у них есть шанс создать правительство. По этому поводу голоса комментаторов разделились. Одни считают, что это хорошая мина при плохой игре. По мнению других, Ярослав Качиньский настолько потерял ощущение реальности, что даже не может критически оценить произошедшее. В руководстве его партии пока ничего не поменялось.

Самое интересное, что сейчас происходит в «ПиС», — поведение нынешнего премьера Матеуша Моравецкого, который везде рассказывает, что он вообще-то далеко не всё поддерживал в последние годы. И аборты не стоило полностью запрещать, и на какие-то другие вещи можно было иначе посмотреть. Во время предвыборной кампании он выглядел очень радикальным политиком, критиковал «ГП» за все её инициативы, а теперь резко сдал назад.

Сам Ярослав Качиньский всячески подчёркивает, что победу — возможность создать правительство — у него отняли путём заговора. Лидер «ПиС» и его сторонники утверждают, что такая высокая, рекордная явка на парламентских выборах — результат деятельности «вражеских негосударственных организаций», которые контролируются из-за границы.

Другой тезис Качиньского заключается в том, что партия «Польша 2050», чей потенциал политтехнологи «ПиС» очень недооценили, — «немецкая». При этом непонятно, что он имеет в виду: её состав, финансирование или что она реализует немецкую политику.

Кстати, то же самое Качиньский говорит про «ГП». Она, мол, будет проводить в Польше не польскую, а немецкую политику. «ПиС» дует в свою старую дудку: если ты с нами не согласен, то ты не просто плохой политический оппонент, а вообще даже и не поляк. Они это твердили восемь лет и продолжают говорить. Поиска виновных, как это было после поражения Качиньского, на президентских выборах в 2010 году, нет. По крайней мере пока мы этого не наблюдаем.

— В мировых СМИ довольно популярен тезис о том, что победа Туска и его коалиции — это «свежий ветер» на политических просторах Польши. Как вам видится ситуация изнутри?

— С моей точки зрения, очень характерна фотография подписания Коалиционного соглашения 10 ноября. За столом сидят пять мужчин — лидеры оппозиционных партий. Всем за сорок, все в хороших костюмах, а единственная женщина ходит и подносит им на подпись документы. Мы видим на этом фото людей, которые делают польскую политику последние 15, а некоторые — даже 25 лет.

Среди них одни мужчины, хотя во время избирательной кампании вопрос о политических правах женщин был важным лозунгом, например у «ГП». Речь шла и о либерализации абортного законодательства. Проблемы женщин были во время кампании в топ-5 самых важных тем.

Теперь мы видим, что единственная роль для женщины, которая нашлась на этом политическом празднике коалиции, — поднести ручку и бумагу. Понятно, что это всего одна фотография, но эстетика момента, мне кажется, напоминает старую польскую политику. И то, что министром иностранных дел вновь может стать Сикорский, — тоже «старые песни о главном».

Опять же тот факт, что «левых» не будет в новом правительстве, свидетельствует об отсутствии свежей крови и свежих идей в будущем кабинете. То, что мы увидим в польской политике, — никакой не триумф новизны. Это будет напоминать центр с лёгким уклоном вправо.

— А рынки в Польше отреагировали на грядущую смену власти?

— После парламентских выборов злотый сильно укрепился. После того как стало ясно, что появится правительственная коалиция, и доллар, и евро в Польше стали дешеветь, инфляция несколько замедлилась. С точки зрения экономики и инвесторов приход к власти оппозиционной коалиции воспринимается положительно.