Вполне туркменский результат. Илья Шаблинский — о том, что будет дальше Спектр
Суббота, 13 апреля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Вполне туркменский результат. Илья Шаблинский — о том, что будет дальше

Фото: Jevgeni Fil / Unsplash Фото: Jevgeni Fil / Unsplash

В России фактически установлена военная диктатура. Она активно формировалась в течение двух лет, связанных с войной, но спецоперация «президентские выборы» стала важной вехой ее оформления. Главное достигнуто — вполне туркменский результат. Все действо было не особо оригинально и действительно напоминало «референдумы», проводившиеся разными диктаторскими режимами в Азии в последние 30 лет.

Но другим важным результатом, по-моему, является установление и эмпирическое подтверждение того факта, что слой людей, живущих в России и испытывающих отвращение к указанной диктатуре и диктатору, развязавшему войну, совсем не мал и готов откликнуться и продемонстрировать протест, солидарность или скорбь, едва только исчезает непосредственная угроза попасть под полицейские дубинки или под следствие. И власть сама дала для этого основания. Реакция на убийство и похороны Алексея Навального стали одним из зримых свидетельств того, что в оппозиции к режиму Путина находится целый слой граждан России, которые так и не получили своего кандидата в президенты.

Но сначала напомним кое-что о сути происходящего 15−17 марта 2024 года. Как мы сделали еще один шаг к империи Кимов.

Итак, данное мероприятие было спланировано и профинансировано достаточно давно, и в Кремле не было никаких сомнений по поводу нужды в «очередных выборах». По сути, они должны были стать референдумом о поддержке долгой войны и военного вождя. Планируемый и пропагандируемый итог: народ сказал дружное «да» «специальной военной операции» и ее инициатору.

Думаю, и цифры явки, и цифры, отражающие поддержку, были также спланированы заранее, и ничто не могло внести в них корректив.  Но задачей всех администраций, сверху до низу, было создание условий для облегчения выполнения главных целей. То есть выполнение достаточно грязной работы. Все же в ящиках должно было оказаться определенное количество бюллетеней. Что для этого было потребно? Первое: многодневное голосование — чтобы у участковых комиссий всегда была возможность вечерами и ночами добавить нужных бюллетеней с нужными отметками. Многодневное голосование в мире почти не практикуется. Любят его, в основном, диктаторские режимы, стремящиеся нарастить свои проценты любой ценой. (В последний раз подобное голосование проходило в Египте, где властвующий генерал, как водится, нуждался в больших цифрах). Мне понятно, как это делается технически. Три года назад я сам был наблюдателем от партии «Яблоко» на выборах в Московской области. Мы ничего не могли поделать с ночными вбросами. Тогда им нужно было много голосов за партию Путина. Сейчас — на всякий случай. Мы, правда, и тогда, три года назад, писали жалобы.

Отсюда — следующая задачка для нынешних исполнителей грязной работы: ликвидация любого наблюдения за этой возней. Подчеркиваю — любого. Две партии — КПРФ и ЛДПР — в сущности, приняли свои роли карманных или картонных спарринг-партнеров. И дали своим наблюдателям, которых формально могли прислать на участки, четкую установку: не вмешиваться ни во что. Партия «Новые люди», сфабрикованная в президентской администрации, и ее кандидат вообще от наблюдателей отказались. Такого не было за всю историю президентских кампаний. Но тут все понятно: искать дополнительных людишек, пусть даже абсолютно никчемных, на участки — такая морока! Плати им еще… Подчиненные Кириенко решили, что хватит, обойдемся.

А кто такие «наблюдатели от общественных палат»? Не знаете еще? Это народец, который имеет другую установку: не просто спать в уголке, но бросаться с кулаками на тех, кто по какой-то странной причине усмотрит явное нарушение в действиях избиркома. То есть любая попытка реального наблюдения устраняется не членами избиркома, а руками таких вот активистов.

Фото Сергей Луков / Spektr. Press

Что следует упомянуть еще? Например, что лидер «Голоса», наиболее авторитетной организации наблюдателей, Григорий Мелконьянц уже полгода сидит в тюрьме. Что о реальных наблюдателях от международных организаций не шло даже и речи.

Ах да — еще дистанционное электронное голосование. Еще одна счастливая придумка последних лет. Особо успешно к нему прибегают по месту работы, под надзором. Вот и проголосовали почти 5 миллионов. Треть всех путинских голосов. Кто таким путем «голосовал» должен знать — все транзакции оптом идут в карман диктатора. Абсолютно все. И потом вы ничего не узнаете и не проверите.

Наконец, еще одно условие для беспрепятственного рисования любого результата было обеспечено еще в январе. Как мы знаем, ни один из кандидатов, выступавших с антивоенных позиций, не был зарегистрирован.

Так зачем же государству потребовались все перечисленные ухищрения, если все их опросы показывали гигантское — до 83−85% — преимущество диктатора? Дело в том, что доля тех, кто с отвращением относится и к диктатору, и к его войне  довольно велика. И ее-то определить, нащупать не смогли даже отъявленные хитрецы и циники из компании Кириенко. Они попали впросак с идеей заведомого аутсайдера-антивоенного кандидата. Их заставила нервничать и акция «полдень против Путина». В полдень 17 марта мы видели очереди к избирательным участкам примерно там, где их и можно было ожидать, — прежде всего, в нескольких районах крупных городов — в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Новосибирске, Томске, Перми, Омске, а также в ряде других городов и поселков. На некоторых участках выстраивались очень большие очереди, заставлявшие вспомнить недавнюю кампанию в поддержку кандидата Надеждина. Но в крупных городах сотни избирательных участков. Концентрация участников акции от участка к участку колебалась. Все это в глазах общественности, которая «за», необходимо было нивелировать, размазать и спрятать под сукно как можно дальше.

Теперь — главный вопрос: во что может быть конвертирован этот вполне туркменский результат?

Об одном можно сказать достаточно уверенно: нас ожидает еще более кровопролитная, чем раньше, стадия войны. И нам будут время от времени напоминать, что мандат на эту войну дан диктатору народом. И тут нужно признать одну мрачную истину. Да, цифра, оглашенная вчера дамой из ЦИК, есть плод технологий. Но при этом, значительный слой российских граждан, и может быть, то самое заветное большинство — по самым разным признакам — реально одобряют идущую бойню. Да, и тут есть нюансы: кто-то хотел бы поскорее все это свернуть, а кто-то — в обязательном порядке идти до Киева (варианты: Львова, Варшавы, Ла-Манша). Но суть одна.

В этом месте можно, конечно, провести аналогию с немцами в году эдак 1941-м или 1942-м. Но аналогии эти неплодотворны. Мы имеем дело с совершенно новой ситуацией и новой перспективой. Но, как и тогда, очень много (скажем прямо, чрезвычайно много) зависит от позиции союзников. Союзников Украины.

Вопрос о мобилизации диктатор пока не решил. Наверное, к лету решит.

Еще одна мрачная перспектива. Это потоки людей к Борисовскому кладбищу, эти очереди к участкам видели не только мы, но и люди из президентской администрации, и сам диктатор. Что он на сей счет решил? Вполне возможно включить третью или четвертую передачу в машине репрессий. Людей сажали до сих пор за несколько слов или фраз в чате, за листовку, наклеенную в публичном месте. За что еще можно сажать? Признаюсь, не очень хочу на этот счет изощряться в прогнозах. Но угроза серьезна.

Фото Сергей Луков / Spektr. Press

Наконец, интернет. Они давно хотят отрезать медиа-пространство страны от ютьюба. И неспешно работают над этим последние пару лет. Образец они видят в информационной политике Китая. С технической точки зрения, это достаточно сложная задача. Между прочим, несмотря на то, что в Китае ютьюб считается отключенным, он остается доступен с помощью VPN. Так или иначе, Минцифры и ФСБ будут стремиться к решению задачи, поставленной диктатором.

Еще несколько слов относительно политических перестановок. Мне думается, что Мишустин сохранит свою должность — и в силу того, что в целом оправдал надежды Путина, и в силу известного консерватизма диктатора. Не знаю, впрочем, как он будет беседовать с Набиуллиной, которая также оказалась режиму весьма полезна. Вероятно, что диктатор все же сделает ей предложение, от которого она не сможет отказаться.

Другой вопрос — Лавров. Скорее всего, он покинет МИД — прежде всего, в силу возраста. Уже обозначилась целая плеяда дипломатов путинского призыва, готовых по команде материться и сморкаться в галстуки коллег из «недружественных стран». В этой связи можно вспомнить, что нынешний глава путинской администрации по первой специальности дипломат.

В сущности же, ничего нового нет и быть не может. Политический режим, сформировавшийся на данный момент, может быть охарактеризован как праворадикальный и тоталитарный. Во главе его остается пожилой полковник КГБ, окруживший себя абсолютно лояльными и трепещущими технократами, но доверяющий только абсолютно лояльным и, соответственно, коррумпированным генералам и полковникам. Таким же, как он сам.

В силу бесконтрольности своей власти он вверг страну в кризис и дикую авантюру, выхода из которой пока не видно. И сейчас у него момент торжества. Точнее, сытого довольства. И это состояние быстро проходит.

Владимир Путин на церемонии закрытия ВФМ-2024 в Сочи. Скриншот канала AKIPress news / Youtube