«Мы всё раздавали прямо на улице». Как международная команда волонтёров помогает беженцам из Нагорного Карабаха Спектр
Понедельник, 24 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Мы всё раздавали прямо на улице». Как международная команда волонтёров помогает беженцам из Нагорного Карабаха

Возле входа в фонд "Этос". Фото Андрей Пресняков / Spektr.Press Возле входа в фонд «Этос». Фото Андрей Пресняков / Spektr. Press

Сегодня проблема № 1 для Армении — это беженцы из Нагорного Карабаха, более 100 000 человек. Необходимо их не только расселить, накормить, обеспечить медицинским обслуживанием, но и адаптировать к новой реальности. Взрослым нужна работа, детям — места в детских садиках и школах. Правительство принимает разнообразные решения на этот счет, но государству срочно требуется помощь общества. По всей стране люди бесплатно предоставляют карабахцам жилье, собирают для беженцев всё необходимое.

Гуманитарной помощью жителям Карабаха занимаются многочисленные общественные организации. Среди них — благотворительный фонд «Этос», который был зарегистрирован в Ереване в июне 2022 года. Его учредителями стали эмигранты из России, покинувшие родину после начала войны с Украиной. Несколько человек решили создать организацию, которая оказывала бы помощь украинским беженцам. Однако спустя короткое время фонд стал содействовать всем пострадавшим от войны, вне зависимости от их национальности: украинцам, армянам, русским…

Эрих Мельхер присоединился к «Этосу» больше года назад, сегодня он отвечает за работу одного из складов фонда и его шелтера (приюта). В интервью журналу «Спектр» Эрих рассказал об истории и деятельности «Этоса» и о том, чем именно их фонд помогает беженцам из Карабаха.

Эрик Мельхер. Фото Андрей Пресняков / Spektr. Press

— С чего начинались сам фонд и ваша история в «Этосе»?

— Я приехал в Ереван из России уже с мыслью, что было бы здорово помогать беженцам. В конце марта 2022 года встретил ребят, которые расклеивали афиши с призывом принять участие в марше «Нет геноциду сегодня» в поддержку Украины и против войны. Через этих активистов познакомился с Евгением Евсюковым — основателем «Этоса».

Он мне сразу сказал: «У нас уже почти всё готово к запуску, приходи в гараж, мы начинаем работать, выдавать помощь». Я так и сделал — приехал по указанному адресу. Там действительно был почти пустой гараж, в котором мы и начали всё организовывать. Это был апрель прошлого года.

Мы знали, что в Армении есть своя неунывающая боль — Нагорный Карабах. В результате изначально стали поддерживать беженцев как из Украины, так и из Нагорного Карабаха. Мы вообще не хотим делить людей на какие-то категории. Если человек пострадал от военных действий, он имеет право получать от нас помощь.

— Насколько выросла нагрузка на ваш фонд после 24 сентября, когда первые беженцы из Арцаха приехали в Армению?

— За время существования «Этоса» у нас, можно сказать, было три этапа работы. Когда мы только в гараже запускались — если к нам приходили две семьи в день и мы могли им помочь всем необходимым, то это уже был успех. Какие мы молодцы!.. На втором этапе, когда открыли офис на улице  Хоренаци, в день к нам обращались до 60 семей в день. Всем казалось, что это рекорд. А сейчас мы можем понять, сколько людей получили у нас помощь в течение дня, только по таблицам, которые ведём. Когда там статистика переваливает за 200, мы говорим: круто.

— Волонтёры «Этоса» уже много дней раздают гуманитарные наборы беженцам в Горисе (первый крупный город, куда попадали люди, выбравшись из Нагорного Карабаха). Как вам удалось организовать там пункт оказания помощи в такой напряжённый момент?

— Мы приехали в Горис и увидели, что большое количество беженцев разгрузились прямо на площади в центре города. Люди стали подходить к нам, получать помощь. Мы всё раздавали прямо на улице, мешали автомобилистам, но ни одного плохого слова в наш адрес никто не сказал. Вообще многие старались помочь, переносили наши вещи туда, где их раздача не будет мешать движению хотя бы больших машин.

К вечеру, когда пошёл дождь и стало холодно, мы просто зашли в ближайшее административное здание и сказали людям, что теперь будем выдавать помощь здесь. Слава Богу, нас оттуда не выгнали. Иначе нашим волонтёрам даже присесть было бы негде. Не то что переночевать.

Затем мы уже своими силами организовали там свою точку (провели розетки, вкрутили лампочку). Все организации, которые находятся в этом здании, нам посильно помогали. Администрация города тоже нас поддержала, насколько могла.

— Как сейчас организована работа вашей точки в Горисе?  

— Наши волонтёры приезжают туда из Еревана на сутки. В этом здании они работают и ночуют, если успевают [вернуться]. Ночью часто приходится что-то делать. Если вдруг волонтёр почувствовал себя плохо, мы его отправляем обратно, но вообще людей оттуда не выгнать. Они очень хотят помогать. Некоторые проводят в Горисе по трое суток и убеждают нас, что готовы продолжить вахту. Если видно, что человек уже очень устал, мы, естественно, убеждаем его отдохнуть.

— Сколько всего волонтёров у вас сейчас в офисе, на складах, на пунктах сбора помощи?

— У нас есть руководители команд и один координатор — Евгений Евсюков. Сколько сейчас нам помогают волонтёров, могу сказать лишь приблизительно. У нас было около 80 постоянных добровольцев, которые приходили регулярно, каждый день. Сейчас тех, кто оказывает людям разнообразную помощь, стало, наверное, в два раза больше.

Люди пишут нам, что у них есть машины и они готовы возить грузы по городу. Другие готовы доставить волонтёров в Горис и обратно. Кто-то приходит и предлагает себя как грузчика или курьера, кто-то садится и начинает фасовать по пакетам одежду и продукты. Добровольцы у нас три ночи подряд этим занимались. Если надо, то люди у себя дома хранят какие-то грузы, потом сами отправляют их по назначению — с помощью других волонтёров. Вообще люди приходят каждый день и чем-то помогают.

Офис фонда «Этос» в Ереване. Фото Андрей Пресняков / Spektr. Press

— Все ваши добровольцы — это эмигранты из России?

— Нет, у нас большое количество волонтёров-ереванцев, есть волонтёры-армяне из Нагорного Карабаха, есть украинцы. Например, руководитель команды ивентов Мария Макора — из Мариуполя. Есть у нас девушка-волонтёр из Великобритании… Но костяк команды, который стоял у истоков, это мигранты из России, которые уезжали по политическим мотивам, по своим внутренним убеждениям.

— «Этос» успевает ещё чем-то заниматься в эти напряженные дни, кроме помощи переселенцам?

— Мы стараемся помогать с юридическим сопровождением семей, если у них возникают какие-то проблемы. У нас есть отдельная команда очень крутых, высококлассных клинических психологов. Они работают с семьями, проводят тренинги и для волонтёров — по работе в чрезвычайных ситуациях.

— Сейчас в Армению прибыли более 100 000 беженцев. Большая их часть останутся в ближайшее время в республике. Вы уже обдумывали с товарищами по фонду, как будете действовать дальше?

— Изначально мы прогнозировали, что сможем оказать помощь в два раза меньшему количеству людей, чем получилось на самом деле. Ситуация в Армении сейчас непредсказуема. В любой день всё может кардинально измениться, но мы будем здесь помогать до тех пор, пока семьи беженцев в этом нуждаются.

Буквально вчера собирался костяк нашей команды, и мы несколько часов обсуждали наши дальнейшие действия. Сейчас мы не только выдаём помощь, но и регистрируем всех, кто к нам обращается. Как только появится чуть больше ясности с цифрами, мы определим, с какой периодичностью люди смогут к нам обращаться за гуманитарными наборами.

Остальные нематериальные услуги будем по-прежнему оказывать в неограниченном количестве. Если семья обратится к нам с тем, что им нужно срочно сделать операцию, то будем помогать. То же касается психологической поддержки, юридических вопросов, поиска жилья… Это все не ограничено по времени. Никто из нас не скажет: «мы заканчиваем работу, время вышло».

Переселенцам из Арцаха сейчас помогают более 100 добровольцев фонда «Этос». Фото Андрей Пресняков / Spektr. Press