«Война не может продолжаться вечно». Эксперты об итогах 2023 года в войне России против Украины и ее перспективах Спектр
Вторник, 25 июня 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Война не может продолжаться вечно». Эксперты об итогах 2023 года в войне России против Украины и ее перспективах

Поврежденная квартира в жилом доме после ночного удара беспилотников в Киеве. 13 июля 2023 года. Фото SERGEY DOLZHENK/EPA/Scanpix/Leta Поврежденная квартира в жилом доме после ночного удара беспилотников в Киеве. 13 июля 2023 года. Фото SERGEY DOLZHENK/EPA/Scanpix/Leta

Подходит к концу второй год войны в Украине и «Спектр» вместе с экспертами подводит его итоги и делает прогнозы на 2024 год.

С начала полномасштабного российского вторжения, Украина смогла вернуть 54 процента оккупированной территории. Но Россия продолжает удерживать еще 18 процентов страны. Хотя долгожданное украинское наступление и принесло стране некоторые территориальные победы, в целом линия фронта в течении всего года практически оставалась неизменной. Обе армии выстроили мощные оборонительные рубежи, что осложняет проведение широкомасштабных наступательных действий с обоих сторон.

В течение года Россия наносила удары по украинской инфраструктуре, разрушала ее энергосистему и блокировала порты. В ответ ВСУ стали более активно применять беспилотники, ставшие единственной возможностью восполнить недостаток боевых самолетов. Дроны успешно атаковали российские военные корабли и инфраструктуру.

Помощи все меньше

Во второй половине года все громче зазвучали голоса политиков, призывающих сократить военную помощь Украине. Основным их доводом является отсутствие видимых успехов на фронте. По их мнению, Киев и так получил почти 350 миллиардов долларов, в том числе 77 миллиардов долларов от Соединенных Штатов. В свою очередь Владимиру Зеленскому все тяжелее становится поддерживать поток западной военной помощи — усталость союзников все больше дает о себе знать.

В результате военных действий и авиаударов пострадали более 22 000 мирных жителей, более 5 миллионов человек были вынуждены покинуть свои дома, 6 миллионов граждан Украины покинули ее, а 17,6 миллиона человек нуждаются в гуманитарной помощи.

Начало переговоров о вступлении Украины в ЕС откладывается. В прошедшем году Владимир Зеленский заявлял, что скорое, по его мнению, вступление Украины в ЕС состоится в ближайшем будущем и является знаком того, что «историю творят те, кто не устает бороться за свободу». Но присоединение страны к Европейскому Союзу может состояться только после окончания войны, а это и в Европе, и в Киеве видят по-разному. К тому же, сопротивление украинской нации не должно подорвать ее жизнеспособность, а этот вопрос остается открытым. Особенно, если сравнить несоизмеримые человеческие ресурсы Москвы и Киева.

Главный итог уходящего года — война в Украине, вероятно, не закончится в ближайшее время.

Солдаты ВСУ. Фото Генеральний штаб ЗСУ/General Staff of the Armed Forces of Ukraine/Facebook

Солдаты ВСУ. Фото Генеральний штаб ЗСУ/General Staff of the Armed Forces of Ukraine/Facebook

Синдром усталости

Отсутствие перелома в войне и позитивных новостей с фронта усилило состояние усталости в украинском обществе. После почти двух лет боев, получения десятков тысяч похоронок и новостей о ранении близких можно говорить о большой моральной усталости населения. Не стоит сбрасывать со счетов психологический фактор, оказывающий также большое влияние на обороноспособность страны. Кроме демографических проблем, связанных со смертью на войне и эмиграцией, в Украине нарастают и политические проблемы. Это особенно ярко проступило в связи с публичной полемикой между президентом Владимиром Зеленским и главнокомандующим ВСУ Валерием Залужным, а также публичной критикой президента мэром Киева Виталием Кличко.

Разрядить политический накал в Украине могли бы президентские выборы в 2024 году, но как их проводить, если 18 процентов территории находится под российской оккупацией, а Россия ежедневно обстреливает остальные регионы? Даже, если в таких условиях и возможно было бы провести президентские выборы, признать их легитимными было бы невозможно.

Правые партии и туманное будущее

Если в военных действиях не будет коренных изменений, остро встанет вопрос о переговорах между Россией и Украиной. В сложившейся ситуации у Украины нет плана «Б», и условия мира в этих реалиях неясны. Как, впрочем, нет и российских сформулированных пожеланий.

Тем более, что прошедшие выборы в ряде европейских стран показывают рост симпатий избирателей к правым партиям и их желание решать, прежде всего, собственные проблемы. Нельзя не учитывать и непредсказуемые для Украины последствия предстоящих выборов в США, Великобритании, Франции и Германии — основных союзниках Киева.

В сложившихся условиях выработка стратегии прекращения войны становится стратегически важной.

Если Путин победит?

Если западный мир оставит Украину один на один с Россией, вероятность победы Путина резко возрастет по причине несоизмеримости ресурсов двух государств, несмотря на героизм украинского общества.

В результате гипотетической победы Кремля во многих западных странах резко усилятся позиции крайне левых и крайне правых партий, ратующих за проведение переговоров с Кремлем. Они будут декларировать, что необходимо пойти на уступки Владимиру Путину, потому что Москва представляет собой силу, с которой необходимо считаться.

Под угрозой, вероятно, окажутся Грузия, Молдова, Финляндия и страны Балтии. Китай, Иран и другие игроки не будут так серьезно воспринимать мнение Европы, как они это делали ранее, и это может привести к цепочке других региональных конфликтов. Достаточно вспомнить действия Баку по захвату спорного с международной точки зрения Нагорного Карабаха. Это произошло под прикрытием более значительного конфликта — войны в Украине.

В самой России усилится культ нынешней власти и произойдет рост националистических движений, ведь, как говорится, победителей — не судят. Украинцы, безусловно, продолжат сопротивление, как в регулярных частях, так и в партизанских отрядах. Но страну ждет большой отток населения не только из-за страха оказаться на территории, подконтрольной Москве, но и из-за невозможности дать детям какие-то перспективы в будущем.

Александр Толоконников, глава пресс-офиса Херсонской областной военной администрации, начальник управления информационной внутренней политики и спикер Херсонской области: «Жизнь, это максимум того, что люди могут отдать»

«Странно обсуждать действия людей, отдающий жизни за свою страну, это настоящие герои. И говорить, что они воюют слишком медленно или слишком быстро, неправильно. Потому что, когда люди отдают жизни за освобождение, нельзя сказать, что оно слишком медленное и недостаточно быстрое. Ребята делают то, что могут.

Жизнь, это максимум того, что люди могут отдать, и за этот год ребята сделали максимум. Оценивать это в материальном плане, что мы что-то здесь не додали, невозможно. Тем более, понимая, какой вражеский ресурс давит на нас, какому военному гиганту мы противодействуем.

Я хочу сказать всем русскоязычным читателям, кто смотрел фильмы с Бодровым «Брат — 2», где герой говорит: «Сила — в правде». Правда за Украиной, это знают во всем мире. Правда в том, что с оружием в руках враг пришел в нашу страну, в наш дом, убивал наших стариков и детей, захватывал наши земли. Это может коснуться любой страны Европы, потому что аппетиты русского диктатора велики».

Владислав Иноземцев, экономист: «Думаю, в наступающем году в Украине будет очень серьезный политический кризис»

«Это красивые заявления, что Запад принимает [в ЕС] Украину. Думаю, переговоры будут длиться еще много лет, и ни на какую динамику войны никак не повлияют. Война не может продолжаться вечно, она закончится в ближайшие год-полтора. За это время Украину никуда не примут, это сто процентов. Это не более, чем символический жест, в конце года приятный, радующий, но ни на что не влияющий.

Я считаю, что через довольно ограниченное время, максимум полгода-год, Украина взорвется изнутри. Потому что количество недовольных сложившейся ситуацией внутри страны растет стремительно. Зеленский действует так, как будто он побеждает, люди понимают, что это уже некая шизофрения: победы нет. Военные хотят провести мобилизацию, которая, наверняка, произойдет весной, иначе будет полный разгром на фронте. Система просто коллапсирует. Понятно, договариваться будет не Зеленский. А кто и о чем, мы посмотрим уже по итогам.

На протяжении всей войны, может лишь за исключением первых двух-трех месяцев, украинское общество, как ни странно, жило в состоянии определенной нормальности. Экономическая ситуация была относительно нормальной — деньги поступали от спонсоров, налоги частично собирались, государство выполняло свои обязательства, промышленность получала доходы. В том числе и от оборонки. В армии военные получали высокое жалованье. Так или иначе, если смотреть на жизнь Киева на протяжении этого лета, она не была жизнью какого-то советского города времен Великой Отечественной войны, а была абсолютно нормальной.

То, что мы видим в последние месяцы — пустеющие рестораны и фитнес-клубы. Люди уже не пытаются поддерживать видимость нормального состояния. Плюс резкая активизация граждан призывного возраста — уехать любыми путями за любые деньги. И очень большая тревога по поводу мобилизации.

Зеленский откладывает ее, надеясь, что ее не нужно будет проводить. Потому что той мобилизации, которую требуют военные, а это 300 000−400 000 человек, политическая система не переживет. Проблема заключается и в том, что в Украине общество, в отличие от России, сильно стратифицировано. В России просто болото, а в Украине есть несколько очень мощных групп. Там есть мощное ядро непримиримых врагов России и сторонников войны до победного конца. На мой взгляд, оно составляет от 15 до 20 процентов населения. Это люди, которые пострадали в ходе войны или воевали, потеряли близких или имущество. И в целом желания договариваться ни с кем у них нет.

Российские военнослужащие. Фото Sergey Pivovarov/REUTERS/Scanpix/Leta

Российские военнослужащие. Фото Sergey Pivovarov/REUTERS/Scanpix/Leta

Но это явное меньшинство. В принципе, я предполагаю, что в случае объявления жестких мер, случится опасный и жесткий раскол. В том плане, что большая часть общества возмутится происходящим. Конечно, весь масштаб недовольства будет направлен против Зеленского и его команды, но не против Залужного и военных.

С другой стороны, люди, протестующие против происходящего, вряд ли смогут вывести Украину из войны. И в 2004 году, и в 2013 году мы видели, как некоторая небольшая часть активного населения в Украине диктует обществу свою волю. Сейчас Зеленский не делает резких движений, потому что хочет нравиться большинству. На мой взгляд, это ошибочное поведение.

Янукович тоже хотел нравится большинству, только три процента его выгнали и выкинули. Я думаю, что в наступающем году в Украине будет очень серьезный политический кризис».

Сергей Ауслендер, израильский аналитик: «Не надо говорить о том, что вы защищаете всю Европу»

«У европейцев есть ощущение, что война в Украине зашла в тупик. До бесконечности вкачивать в нее деньги они не хотят. Мы прекрасно знаем, что западная помощь — это не благотворительность. Для Запада это инвестиции. И он хочет получить «выхлоп». Насколько западные страны его получают — большой вопрос.

Понятно, что помощь может уменьшиться. Поэтому проблема заключается в отсутствии результатов украинского наступления. Эти ожидания были сильно разогреты самими украинцами. Разогрев произошел и в западных медиа: «Мы столько оружия, денег, усилий вложили в Украину. И сейчас они всех победят», — не победили.

Помощь Украине не закончится совсем, но может зафиксироваться на определенной планке. Они будут выделять определенную сумму в год на оружие, финансовую помощь итд. И больше не будут этим заниматься, разбирайтесь, мол, сами. Потому что у украинцев тоже образовался не совсем верный подход. Они исходили из того, что на восточных рубежах защищают всю Европу, а Европа так не считает. Европейцы считают, что украинцы воюют за свою свободу и свое существование. Вопросов нет, но не надо говорить о том, что вы защищаете всю Европу. Мы себя, если что, сами защитим».

Украина, сама по себе без западной помощи функционировать не может. Но, во-первых, они два года спустили коту под хвост. В плане того, что сами у себя не запустили никакого производства оружия. Буквально ничего. Понятно, что самолеты и танки украинцы делать у себя не могут. Но организовать производство каких-то дронов можно было бы. Наладить в таких объемах, чтобы приходилось по три-четыре беспилотника на каждого российского солдата на фронте. В Европе или в подземных бункерах, которых много в Украине, но это был бы совершенно другой разговор.

Во-вторых, коррупция и разборки в военно-политическом руководстве тоже не добавляют оптимизма. Вполне допускаю, вся история с разборками — российский вброс или «полувброс». Но поскольку все это уже обсуждается в публичном поле, на Западе может сложиться ощущение, что это так и есть.

В-третьих, поскольку контрнаступление провалилась, а украинская школа управления это не англосаксонская школа с ее инвариантностью решений. Там есть планы «А», «В», «С» итд.  У Украины реально плана «В» не было. Был план «А» — начинаем контрнаступление, прорываемся к побережью Азовского моря, рассекаем фронт, перерубаем сухопутный коридор и совершенно с другой конфигурацией фронта приходим к Новому году. А там можно и к переговорам переходить, но уже на своих условиях. Но этого не случилось. Техника потрачена, люди погибли, а результата нет. И плана «В» тоже нет. Значит нужно что сделать? В полном соответствии с традициями еще советской школы, назначить виноватого. Сейчас активно идет его поиск.

Я думаю, что вступление Украины в ЕС и НАТО может стать своего рода разменом. Им скажут, вы станете членом ЕС и НАТО, если вы заключите с Россией перемирие по ситуации на сегодняшний день. Но это вступление может тянуться еще 20 лет. Проблема заключается в том, что, когда Европейский Союз образовывался, он был маленький. Решение принимало участие ограниченное количество стран, по сути, из одного лагеря, которые относительно легко договаривались друг с другом. Когда ЕС разросся до своих нынешних границ, он пришел к пределу управляемости. Потому что сейчас какая-нибудь Венгрия может заблокировать решения Брюсселя.

Украинцы устали. В этом расчет России, война ведь идет не на ее территории. Это проблема и, как мне представляется, Украина не смогла мобилизоваться, в самом широком смысле этого слова — мобилизовать промышленность, общество.

Недавно был футбольный матч — «Шахтер» играл с Porto. Все обратили внимание на полные трибуны украинских болельщиков, молодых мужиков призывного возраста. При том, что по идее, из страны выехать нельзя. Откуда они там взялись?

Европа полна беженцев — молодых украинских мужчин, их там море. Они не хотят возвращаться, не хотят воевать. Я так понимаю, средний возраст ВСУ сейчас 40+. У россиян кратное превосходство в живой силе, имеется ввиду в мобилизационном ресурсе. От пяти до семи раз. Значит, менять пять своих убитых на одного украинского для них нормально. Им это выгодно. И это серьезная проблема, придет западная техника, а людей-то нет. Я считаю, что 40-миллионная Украина вполне могла отправить н фронт миллионную армию. Да, это было бы тяжело, сложно и дорого. Но он могли бы выстоять. Но не выставили.

Да, Путин может напасть на страны Балтии. В это я верю, особенно с учетом ошибок, допущенных во время попытки взять Киев за три дня. Провести операцию быстро, так называемую стратегию факта. Когда ты быстро захватываешь территорию и ставишь противника перед фактом — земля захвачена, давайте дальше разговаривать. Когда ее невозможно без потерь и разрушений отбить назад. Как это было с Крымом. Вот там была классика стратегии факта. За две недели — все. И он российский, ничего ты с этим ни сделаешь. По Сувалкскому коридору отрезать страны Балтии от стран НАТО и туда войти. Звучит как бред, но так и 2021 году нападение России на Украину казалось бредом. Тем не менее, это случилось. Москва учится, россияне оказались обучаемы. К тому же существует проблема отсутствия лидеров в странах Запада. Настоящих лидеров, как де Голль и Рейган, способных принимать тяжелые, непопулярные, но важные решения, сейчас там нет. И Путин об этом знает лучше нас с вами».