«Вероятность, что это все полыхнет достаточно высока». Как в Киеве обсуждали будущее конфедерации горцев Северного Кавказа после ожидаемого ими развала РФ Спектр
Воскресенье, 21 июля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Вероятность, что это все полыхнет достаточно высока». Как в Киеве обсуждали будущее конфедерации горцев Северного Кавказа после ожидаемого ими развала РФ

Мустафа Джемилев на Международной конференции, посвященной 105-летию провозглашения независимости Горской республики. Фото Дмитрий Дурнев для SpektrPress Мустафа Джемилев на Международной конференции, посвященной 105-летию провозглашения независимости Горской республики. Фото Дмитрий Дурнев для SpektrPress

Накануне 27 мая, дня, когда произошла самая массовая в этой войне атака дронов на Киев, в столице Украины без особой публичности прошла Международная конференция, посвященная 105-летию провозглашения независимости Горской республики. Эта республика была провозглашена в мае 1918 года в Батуми и просуществовала чуть меньше года, пав под натиском войск Деникина. В нее входили семь отдельных «штатов», конфедерация горцев объединяла земли Дагестана, Ингушетии, Чечни, Осетии, Карачаево-Балкарии, Кабардино-Черкесии и Адыгеи, Ногайских степей и, одно время, Абхазии.

Сейчас представители народов Северного Кавказа собрались в Киеве, судя по всему, чтобы обсудить новую попытку участия в возможном, как они считают, расколе Российской Федерации.

«Я так понимаю, что объявлять темой встречи слова: «Как нам, кавказцам, обустроить Россию» — было бы пока стремно, поэтому ограничились такой вот научно-практической конференцией», — кратко обрисовал «Спектру» проблему нейминга мероприятия один из ее участников — советник секретаря Совета национальной безопасности и обороны Украины Сергея Данилова, глава киевского Центра стратегических исследований Павел Жовниренко.

На конференцию действительно собрались как национальные лидеры, бывшие политики и действующие эксперты, так и «практики» с шевронами Сил Специальных Операций ВСУ и Иностранного легиона Территориальной обороны. Авторитета ей придавало участие десятков спикеров из Японии, Польши, Литвы, США, Великобритании, Канады и лидеров Меджлиса крымско-татарского народа Мустафы Джемилева и Рефата Чубарова, депутатов Верховной Рады Украины, премьер-министра Чеченской республики в изгнании Ахмеда Закаева, лидеров организаций народа черкесов из Турции и США и одинокого российского оппозиционера Ильи Пономарева.

«Тут все просто, Джемилев и Чубаров единственные люди тут, кто может общаться с Владимиром Зеленским, у Закаева и Пономарева такой возможности нет и пока не предвидится!» — пояснил иерархию один из присутствующих крымских татар.

Рефат Чубаров. Фото Дмитрий Дурнев для SpektrPress

Рефат Чубаров (слева). Фото Дмитрий Дурнев для SpektrPress

Пожилой, бледный, но все такой же несгибаемый Мустафа Джемилев выдержал всю конференцию в очень душном зале, сидя в президиуме, принял из рук правительства Чечни в изгнании высший орден республики на огромной зеленой ленте и был тем камертоном, с которым сверялись все присутствующие. В своих выступлениях Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров призывали, в частности, «в преддверии полного освобождения заранее продумать все и подготовиться к жизни вне Российской империи».

Украина пока до конца не определилась, как строить политику взаимодействия с чеченцами, российским Северным Кавказом и возможной Крымско-Татарской национальной автономией в Крыму. На конференции в Киеве как наиболее высокопоставленный спикер от законодательной власти должен был выступать глава международного комитета Верховной Рады Александр Мережко. Он к сроку не приехал, но выступали депутаты от правящей партии «Слуга народа» Олег Дунда и не заявленный ранее в программе Федор Вениславский.

«Я был автором петиции о признании Украиной государственной независимости республики Ичкерия и установлении дипломатических отношений с ней, — пояснил текущую ситуацию «Спектру» украинский политический аналитик Сергей Гармаш. — Эта петиция собрала нужное количество голосов. Президент, к компетенции которого относится этот вопрос, рассмотрел ее и отправил в МИД, чтоб принять решение на основе его рекомендаций. А там вопрос завис, — не могут определиться, кого считать легитимным правительством.  На мой взгляд, нужно признавать правительство Ахмеда Закаева, просто потому, что других правительств нет. А уже потом в процессе политического диалога состав правительства может меняться с учетом интересов всех заинтересованных сторон. Признание государственного суверенитета Ичкерии дало бы старт развалу империи, стало бы стимулом к освободительным процессам на Кавказе. Но идут какие-то чисто политические игры, которые в данном случае играют на руку России».

На самой научно-практической конференции с трибуны очень часто звучали слова о русских либералах, а в кулуарах сдержанно — о главном вопросе, о земле. При обилии тлеющих земельных конфликтов в регионе идея общей Горской республики в рамках конфедерации стоила хотя бы изучения.

Русских либералов на Кавказе почему-то никто не любит. Горцы к месту и не к месту вспоминали знаменитые слова Михаила Ходорковского, который, как известно, был лично готов воевать за Северный Кавказ, как за «свою землю, которую мы завоевали».

А Ахмед Закаев в своем выступлении провел прямую линию от декабриста Павла Пестеля к Сталину, а от того через «демократа» Черномырдина к Путину. «Павел Пестель в своем проекте Конституции предлагал на Кавказе разделить народ на мирных и буйных — буйных уничтожить, а мирных переселить! Кто выполнил этот план? Сталин!» — говорил Закаев. А Черномырдин, по словам Закаева, говорил о Путине как о человеке, который «окончательно решит чеченский вопрос».

«Я тут сидел, и мне много икалось, потому что в каждом втором выступлении много говорилось о русских либералах. Я не либерал, но спрошу: «А сколько у русских либералов дивизий?» — начал свое выступление оппозиционный российский политик, бывший депутат Госдумы и гражданин Украины Илья Пономарев. Он как всегда проговорил мысль, что светлое будущее формируют только те, кто сейчас непосредственно воюет, а по поводу будущего Кавказа высказался за своеобразный аналог ЕС на местной почве.

Илья Пономарев. Фото Richter Frank-Jurgen по лицензии Flickr

Илья Пономарев. Фото Richter Frank-Jurgen по лицензии Flickr

«Спектр» поговорил с Пономаревым в кулуарах мероприятия.

- Извините, Илья, но восстановление Горской или Черкесской республик это про народ, который наполовину уничтожен, наполовину изгнан в Турцию, чья заинтересованность в судьбе своих граждан будет точно видна. А убивали, и изгоняли черкесов с территории нынешнего Краснодарского края РФ, где теперь живут преимущественно русские….

- Я, когда говорил о конфликтах, я имел в виду именно это. Даже если отвлечься от русских, вот забыли о них сейчас, то есть проблема чеченского народа, который сейчас разделен между несколькими субъектами Российской Федерации. А там еще ногайцы есть и еще несколько народов, объединенные в рамках одной страны изначально искусственно. Карачаево-Черкесия, Кабардино-Балкария — там уже сейчас есть напряженность на уровне местных элит. Если все это превращается в отдельные страны, вероятность, что это все полыхнет достаточно высока. Это все, что находится на запад от Осетии, которая является православным анклавом среди мусульманских народов. К востоку от нее там Ингушетия, Чечня и Дагестан, у которых по кругу есть вопросы друг к другу. Есть проблема депортации чеченцев из Кизлярского района Дагестана, есть вопросы «кадыровских» земельных «обменов» в Ингушетией, но самая большая — проблема Пригородного района между Осетией и Ингушетией, где война уже вспыхивала. Я об этом постоянно говорю с представителями кавказских народов, и некоторые мои собеседники сразу вспыхивают со словами: «Какого ты нам про это говоришь, мы тут сами разберемся!»

Но я считаю важным, чтобы до того, как все процессы развала России начнут происходить, все установили правила игры, подписали декларацию о нерушимости сложившихся границ! А потом уже соседи друг с другом будут вести переговоры. Или с самого начала договориться о новых границах!

Что делать с черкесами — я ума не приложу, но я не специалист по Кавказу. Единственное, чего я не хочу, чтобы там разразилась война, потому что результатом этой войны будет невозможность демонтажа империи. Потому что сами народы тогда будут призывать империю прийти и разруливать кровавый конфликт, который разрулить самостоятельно они будут не в состоянии.

- И отсюда идея единой Горской республики?

- Это один из путей решения вопроса. Какая-то наднациональная, как Евросоюз, Конфедерация горских народов — это, на мой взгляд, история более реальная. Но изобретение будущего для Кавказа не мое дело, мне сразу тоже будут говорить, что я имперец. Единственное, чего я хочу, чтобы все договорились. Я хочу иметь дело с людьми, которые эту дискуссию провели на бумаге, и в этом как раз мы готовы помочь. Давайте посидим вместе — это всех касается! И сделано это должно быть до распада РФ… Потому что, если после, это будет кровь!