Вагнер, первая нефть. Зачем на самом деле российские наемники в Сирии