Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 27 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 42.26

«В затылок». Запоздавшее признание стрелка с Майдана

Иван Бубенчик, фото с его страницы в Google+ Иван Бубенчик, фото с его страницы в Google+

Рассказ участника событий на Майдане Ивана Бубенчика, опубликованный в канун очередной годовщины их кровавой развязки, произвел эффект информационной бомбы. Интервью стало поводом для множество публикаций в СМИ, а отдельные цитаты из него стали репостить все — от «Эхо Москвы» до «Комсомольской правда» и пабликов сторонников ДНР. Хотя на первый взгляд особой сенсации в нем нет — о том, что у защитников майдана было оружие и они применяли его против сотрудников правоохранительных органов Украины, было известно и ранее. Сам Бубенчик еще 1,5 года назад рассказывал журналистам, как стрелял по «беркутовцам» на Майдане и ранил нескольких из них. И все же признание 46-летнего львовянина Иван Бубенчика в том, что он осознанно застрелил в затылок двоих сотрудников украинских правоохранительных органов, которые стали первыми убитыми в противостоянии на Майдане, заставляет в несколько ином свете взглянуть на события тех дней, особенно если учесть, какие последствия для Украины и ее соседей они имели.

18 февраля 2014 года СБУ объявила на Украине режим контртеррористической операции, два дня спустя милиция уже частично контролировала Майдан Незалежности. Баррикады под контролем протестующих оставались в той части площади, что прилегала к улице Крещатик. В тот день, 20 февраля, на улице Институтской и площади началась стрельба — уже в 9 часов утра оппозиционеры перешли в наступление, оставив за спиной стелу и Институтскую улицу. В ответ министр внутренних дел Виталий Захарченко заявил, что сотрудникам выдано боевое оружие и дано разрешение на его применение.

Сегодня часть Институтской от Майдана и вверх до правительственного квартала перекрыта — по бокам стоят сложенные кубиками булыжники. Сверху фотографии погибших демонстрантов, их оранжевые каски и деревянные щиты. Именно на этих нескольких сотнях метров и погибли 53 человека, из них четыре милиционера.

Предельная откровенность

Двух из милиционеров убил, по собственным признаниям Иван Бубенчик. В интервью 'Bird in flight' он так описывает тот день: «Стрелял я из самого дальнего от Майдана окна за колоннами, на третьем этаже. Оттуда четко были видны милиционеры со щитами у стелы. Там за мешками с песком стояли человек двести, больше не помещались. Оттуда выдвигались штурмовые группы с помповыми ружьями Я выбирал тех, кто командовал. Слышать не мог, но видел жестикуляцию».

Расстояние, по его словам, небольшое — на двух командиров потребовались лишь два выстрела. Всего с собой у него было семьдесят пять патронов, которые вместе с автоматом Калашникова пронес некий неназванный соратник в сумке для теннисных ракеток. Почти всю эту историю Бубенчик рассказывал еще ноябре 2014. Тогда он утверждал в беседе со львовскими тележурналистам из программы «Политическая шахматная доска», что на площади работал только один автомат и это был его АК-74. Правда в том интервью Иван Бубенчик об убийствах умолчал.

«Я молился, чтобы на Майдане появились сорок автоматов. Прошло немного времени, и я понял, что многого прошу. Стал просить двадцать автоматов. И уже под утро 20 февраля приехал парень, принес автомат», — вспоминает Иван. Новые признания Бубенчика прозвучали во время записи фильма «Пленники» режиссера Владимира Тихого. Фильм должен выйти в прокат 25 февраля.

Любитель сазанов

Навыки стрельбы Бубенчик, по его собственному признанию, получил еще в советской армии, куда попал после окончания школы в 1984 году. В армии Иван прошел обучение в школе военной разведки, где его якобы готовили для спецоперации в Афганистане. В боевых действиях на Юго-Востоке он принимал в составе добровольческого батальона «Днепр-1». После ранения вернулся домой, где вновь работает в детской школе рыбной ловли. Она действует при Львовском клубе активного времяпровождения.

Рекламу о приеме новых учеников он по-старинке размещает через гостевые книги, обещая 10-летним школьников научить их ловить сазана на примере своего сына Максима. Местная администрация, по словам педагога, не выделяет финансирования.

По словам Ивана, в феврале 2014 он начал сначала стрелять по площади из окон консерватории, потом двигался вдоль баррикад до сожженного накануне Дома профсоюзов, создавая видимость большого количества стрелков. Если сказанное львовцем правда, а не реклама к фильму, то это подтверждает слова председателя парламентской комиссии по расследованию убийств на Майдане Геннадия Москаля, заявившего на пресс-конференции ТАСС об итогах расследования заявил, что «первый выстрел был сделан по сотрудникам милиции».

Второй помощник

1 апреля 2014 года в МВД заявили о результатах проверки Генпрокуратуры, которая не усмотрела противоправных действий со стороны сотрудников милиции. В февраля 2015 — накануне годовщина гибели «Небесной сотни» — журналист британской медиакорпорации BBC Гэбриел Гейтхаус опубликовал собственное расследование. В нем он также допустил возможность, что первыми огонь начали защитники Майдана.

Иван Бубенчик. Фото с его страницы в  Google+

Иван Бубенчик в зоне АТО. Фото с его страницы в Google+

В ходе анонимного интервью, проводившегося в рамках этого расследования, участник событий, представившийся Сергеем, сообщил, что стрелял по милиции из здания консерватории. Он подчеркнул, что выстрелы вел исключительно по ногам. «Конечно, я мог бы поразить их в руку, но не хотел стрелять на поражение. Я не чувствую себя каким-то героем, даже наоборот. Жизнь после этого стала трудной, но я должен был защищать свою страну», — вспоминает Сергей, который рассказал журналисту, что служил в армии, умел стрелять, а на выбор у него было два вида оружия. Слова этого «Сергея» оказались на удивление схожими с рассказом Ивана, но отличаются в нескольких немалозначимых деталях.

По его рассказу якобы 19-го февраля некто предложил дробовик 12-калибра либо охотничий карабин «Сайга» на базе автомата Калашникова. Стрелок рассудил, что «Сайга» скорострельнее, и спрятал ее недалеко от консерватории — в здании почтамта. На позицию он вышел к 6:40, где-то рядом ему якобы ассистировал второй стрелок. В разговоре с корреспондентом он сообщил, что о силовой операции он договорился с неким экс-офицером еще в январе, а 20 февраля после стрельбы уехал домой из Киева.

Помогал ли Иван Бубенчик из Львова некоему Сергею в консерватории, или сам был тем самым Сергеем, решившим поговорить инкогнито с сотрудником ВВС, неясно. Корреспонденту «Спектра» не удалось поговорить с ним, Бубенчик сбрасывает телефонные звонки. Известно также, что и на допрос в Генпрокуратура Украины он также предпочел не ходить.

В свою очередь, руководитель управление спецрасследований при прокуратуре Сергей Горбатюк отметил, что Бубенчика и прежде подозревали в причастности к кровопролитию. «Однако согласно решению Верховной Рады, все лица, которые были причастны тогда к любым преступлениям против правоохранителей подпадают под амнистию. Дела в отношении них должны быть закрыты. Они не могут быть задержаны, им не может быть сообщено о подозрении», — заявил Горбатюк.

«Сегодня мое государство остается еще неправовым, и все его силовые органы я тоже считаю неправовыми, — подытоживает в интервью Бубенчик. — Поэтому у меня отсутствует желание общаться с ними. У них со мной? Думаю, после премьеры фильма появится. Мои жертвы — это преступники, враги. Я должен говорить, чтобы другие люди знали, как поступать с врагами».

Видео боестолкновения в зоне АТО, опубликованное в Сети Иваном Бубенчиком.