Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 26 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 41.79

В списках значатся

Фото: AFP/Scanpix Фото: AFP/Scanpix

В конце июля ряд российских некоммерческих организаций пополнили «реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента». Согласно поправкам, внесенным в июле 2012 года в закон «О некоммерческих организациях», под НКО, выполняющей функции иностранного агента, понимается организация, которая «получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от российских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников» и — главное — при этом участвует в политической деятельности. Под политической же деятельностью понимается «организация и проведение политических акций в целях воздействия на принятие государственными органами решений, направленных на изменение проводимой ими государственной политики», а также «формирование общественного мнения в указанных целях».

Теперь от Правозащитного центра «Мемориал», Фонда «Общественный вердикт», Ассоциации «АГОРА», организации «Юристы за некоммерческие права и свободы» (ЮРИКС) и организации «Экозащита! — Женсовет» (равно как и организаций, внесенных в реестр ранее) закон будет требовать каждый издаваемый ими или распространяемый через СМИ материал сопровождать указанием, что его издала или распространила «некоммерческая организация, выполняющая функции иностранного агента». За этими организациями усиливается контроль: теперь им нужно будет каждые полгода представлять государству в лице министерства юстиции отчет о своей деятельности и персональном составе руководящих органов, а раз в квартал — документы о целях расходования средств.

В два счета

Еще недавно законодательство предписывало организациям самим подать заявление о регистрации в качестве «иностранного агента», в противном случае министерство юстиции должно было приостанавливать их деятельность на полгода (если организация сама не приостановит деятельность, как это произошло с Антидискриминационным центром «Мемориал» в Петербурге, которому не удалось оспорить в суде признание «иностранным агентом»). Теперь вместо этого Минюст просто вносит НКО, отказавшуюся называться «иностранным агентом», в реестр самостоятельно.

Единственной организацией, согласившейся подать заявление о регистрации в качестве «иностранного агента» добровольно, стало Некоммерческое партнерство «Содействие развитию конкуренции в странах СНГ». Эту НКО, разумеется, один из авторов закона, депутат Думы Александр Сидякин приводил в пример другим организациям — «грантоедам», которые, мол, на западные деньги занимаются политической деятельностью в ущерб российскому обществу и государству. После принятия поправок, подписанных Путиным 4 июня, Минюст уже сам внес в реестр десять организаций — пять на следующий день после подписания и остальные пять 21 июля.

При этом представители пострадавших организаций отмечают странную и необоснованную спешку в действиях Минюста: НКО еще только находятся в процессе оспаривания претензий прокуратуры в суде, а министерство уже вносит их в реестр, как будто вопрос уже решен окончательно.

Татьяна Глушкова, юрист организации «ЮРИКС», указывает, что еще в феврале и марте этого года министерство проверяло организацию и не нашло никаких нарушений законодательства, о чем был составлен акт. «То есть, по мнению Министерства юстиции, еще в марте у нас не было обязательства входить в этот реестр. Теперь этот акт, составленный по результатам проверки Министерством юстиции, был самим же министерством проигнорирован», — отмечает она. Представление же Замоскворецкой межрайонной прокуратуры Москвы, вынесенное в мае прошлого года, о том, что организация нарушила закон об иностранных агентах, поскольку получает финансирование из-за рубежа и одновременно занимается политической деятельностью, как утверждает юрист, не может быть основанием для внесения в реестр. Во-первых, оно в настоящее время обжалуется в суде: суд первой инстанции признал его законным, но решение еще не вступило в силу, дата заседания в Московском городском суде еще даже не назначена. «Министерство юстиции таким образом предвосхитило результат суда: ведь если, например, Московский городской суд примет решение о незаконности представления прокуратуры, как должен вести себя Минюст? Ведь порядок исключения организации из реестра иностранных агентов в законе до сих пор не прописан», — замечает Глушкова. Во-вторых, представление было вынесено больше года назад и не охватывает тех изменений в деятельности и финансировании организации, которые произошли за последний год. В-третьих, прокуратура в ходе судебного процесса утверждала, что организации необязательно входить в реестр — мол, выявленные нарушения можно устранить каким-либо другим образом («например, прекратить те виды деятельности, которые прокуратура считает политическими, либо отказаться от иностранного финансирования»). Таким образом, по словам юриста, решение министерства о внесении в реестр «фактически лишает нас свободы в выборе того способа, который мы могли бы использовать, чтобы выполнить требования прокуратуры».

Глушковой вторит председатель Совета Правозащитного центра «Мемориал» Александр Черкасов, отмечающий аналогичную странность и «выход за рамки государственной логики» в действиях Минюста: «Сначала проходит регулярная проверка организации Минюстом, и Минюст говорит, что есть какие-то мелкие нарушения, но нарушений закона об „иностранных агентах“ нет. А потом он возвращается к результатам более ранней проверки другим органом, то есть прокуратурой, и вдруг на основании того протухшего, годичной давности прокурорского представления вносит в реестр. Обычная ведомственная логика должна быть чуть-чуть иной: они проводят свою проверку и на ее основании выносят какое-то решение». Процесс обжалования представления прокуратуры со стороны «Мемориала» также не завершен.

Сплошная политика

При этом само внесение организаций в реестр не сопровождалось никаким внятным объяснением со стороны Минюста, на каких основаниях организации назначаются «иностранными агентами», или указанием на данные об иностранном финансировании. Более того — о факте внесения в реестр организации сначала узнавали из СМИ. В «ЮРИКС» официальное уведомление пришло через неделю после внесения, а в «Общественный вердикт» только на днях, после того, как организация направила в министерство запрос о предоставлении документа, на основании которого было принято решение о внесении в реестр.

Из пяти организаций, внесенных в реестр в июле, четыре занимаются прежде всего либо защитой прав человека, либо юридической помощью. В тех случаях, когда от представителей прокуратуры удавалось добиться конкретного ответа на вопрос, какую именно деятельность этих НКО они считают политической, они указывали именно на такую помощь гражданам. Так, у организации «ЮРИКС» это в основном защита граждан в судах в части оспаривания решений органов государственной власти (в том числе о несогласовании публичных мероприятий), и помощь людям, привлекаемым к административной ответственности в связи с участием в таких мероприятиях.

Председатель Ассоциации «АГОРА» Павел Чиков рассказал, что, по мнению государственных органов, деятельность организации «направлена на формирование общественного мнения, а именно дискредитации органов государственной власти Российской Федерации», среди примеров приводится оказание юридической помощи участникам публичных акций. Кроме того, политической деятельностью организации «ЮРИКС» было сочтено участие в кампании против санкт-петербургского закона о запрете так называемой «пропаганды гомосексуализма» в 2012 году, причем даже до того, как соответствующий законопроект был внесен в Думу, а Ассоциации «АГОРА» припомнили доклады о свободе интернета в России и обжалование в Конституционном суде самого закона об «иностранных агентах». Более того — прокуратура посчитала политической деятельностью публикации отчета о деятельности «ЮРИКС», несмотря на то, что размещение отчетов является частью требований законодательства об НКО. По словам директора «Общественного вердикта» Натальи Таубиной, прокуратура вообще не давала никаких конкретных ответов, а говорила лишь, что даже если предположить, что по отдельности разные мероприятия организации не является политическими, то «в своей совокупности ее деятельность становится политической».

Что касается иностранного финансирования, то для российского государства, по всей видимости, сам его факт уже по умолчанию означает, что организация выполняет заказ иностранного государства или действует в его интересах. Правда, когда на суде представители «Мемориала» спросили, в чьих интересах, по мнению прокуратуры, действует организация, прозвучал ответ: «В интересах широкого круга лиц».

Еще одна организация, попавшая в реестр в числе последних, калининградская «Экозащита! — Женсовет», стала первой экологической организацией, которой был присвоен статус «иностранного агента». Сопредседатель организации Владимир Сливяк заявил, что причиной преследования стала борьба против строительства Балтийской АЭС в Калининградской области: именно выступления против АЭС Минюст посчитал политической деятельностью организации.

Среди пяти НКО, внесенных Минюстом в реестр ранее — еще 5 июня, значатся «Костромской центр поддержки общественных инициатив», наказанный за участие в круглом столе, посвященном российско-американским отношениям, по приглашению администрации региона, и общественно-правозащитная организация «Союз «Женщины Дона». По словам председателя-координатора базирующей в Новочеркасске организации Валентины Череватенко, политической была сочтена вся деятельность Союза, включая форум-театр — социальный проект, представляющий собой постановку сценок из повседневной жизни общества, — и даже републикацию в информационном вестнике Союза «дорожной карты» реформирования МВД — официального документа, изначально опубликованного на сайте ведомства для обсуждения.

Два «Голоса»

Значатся в реестре и две организации со словом «Голос» в названии. Сеть организаций «Голос», занимающихся мониторингом выборов, давно вызывает раздражение у российских властей, именно ее прежде всего приводят в пример авторы закона об «иностранных агентах» как главного агента иностранного влияния, занимающегося пресловутой политической деятельностью. Вторая организация — Межрегиональный общественный фонд содействия развитию гражданского общества «Голос-Урал». Оба «Голоса», внесенные в реестр, в настоящее время уже не существуют. Что же касается тех организаций сети, которые действуют в настоящее время, то давление в их отношении продолжается, несмотря на то, что, например, Движение в защиту прав избирателей «Голос» от иностранного финансирования вовсе отказалось, а Межрегиональный общественный фонд содействия развитию гражданского общества «Голос-Урал» недавно получил президентский грант. По словам сопредседателя движения «Голос» Григория Мельконьянца, «возобновляются налоговые проверки даже по тем периодам, которые уже были проверены налоговыми инспекциями. То есть они возобновляют якобы с целью проверки правильности деятельности своих налоговых органов, правильно ли они вынесли решения, что, конечно, отвлекает от работы. Министерство юстиции выносит корректировки по уставам наших организаций. То есть используются любые поводы, чтобы либо организовать проверку, либо выписать штраф, либо вручить предписание. Это постоянный процесс. Наши юристы только и занимаются, что перепиской или судами с различными инстанциями. У госорганов настолько повышенное внимание к „Голосу“, что мы привыкли, что у нас какая-нибудь новая проверка каждую неделю».

Не согласны

Ни одна из организаций, внесенных Минюстом в реестр, с представителями которых удалось побеседовать, не собирается подчиняться этому решению. «Позиция наша неизменна: мы очевидным образом не собираемся сообщать о себе заведомо ложные сведения», — говорит Александр Черкасов из «Мемориала». Как уже упоминалось выше, в большинстве случаев ожидается рассмотрение иска к прокуратуре во второй инстанции. Кроме того, организации собираются обжаловать и само внесение в реестр.

«Будем судиться, пока есть возможность судиться», — говорит Владимир Сливяк из «Экозащиты!». Такой же позиции придерживаются и «Мемориал», и «Общественный вердикт», и «АГОРА», и «ЮРИКС», и «Женщины Дона». В ответ на вопрос, что организации будут делать, если суды не встанут на их сторону (пока что история судебных решений рисует не радостную картину), Татьяна Глушкова из «ЮРИКС» ссылается на то, что «ситуация меняется очень быстро и непредсказуемо»: впрочем, в настоящий момент организация не проводит мероприятий, не издает публикаций, ее деятельность ограничивается судебной защитой граждан, поэтому необходимость заявлять о себе как об «иностранном агенте» не возникает.

Владимир Сливяк рассказал, что Министерство юстиции уже подало на «Экозащиту!» в суд за то, что организация не зарегистрировалась как «выполняющая функции иностранного агента». Дело будет рассматриваться в конце августа и грозит штрафом как самой организации, так и формальному руководителю, что в сумме может составить порядка 800 тысяч рублей (около 22 тысяч долларов). Неупоминание того, что организация «выполняет функции», также грозит большими штрафами и в дальнейшем. Кроме того, в 2012 году в Уголовный кодекс была введена статья 3301 о злостном уклонении от исполнения обязанностей, определенных законодательством Российской Федерации о некоммерческих организациях, выполняющих функции иностранного агента, — формальный руководитель непослушной НКО может сесть по этой статьей на два года.

Самораспускаться организации, внесенные в реестр, также на данный момент не планируют. «Наша принципиальная позиция состоит в том, что мы будем продолжать осуществлять деятельность в интересах российских граждан и помогать людям, оказавшимся в ситуации, когда их права были нарушены, в частности, сотрудниками правоохранительных органов, до той поры, пока эта возможность у нас будет», — заявляет Наталья Таубина из «Общественного вердикта». «Мы постараемся сохранить в неизменном виде ассоциацию и те направления деятельности, которые мы осуществляем», — говорит Павел Чиков из Ассоциации «АГОРА».

Некоторые организации, от которых ранее требовали навесить на себя ярлык «иностранного агента», в настоящее время находятся в подвешенном состоянии. Так, проверки Комитета «Гражданское содействие» прекратились больше года назад и никаким вердиктом не закончились, однако, по словам его председателя Светланы Ганнушкиной, организация «ничего хорошего не ждет». Ганнушкина рассказала, что проверок было две подряд, и на третий раз она заявила, что больше организация дела с прокуратурой иметь не будет, после чего ей пришлось заплатить штраф — на тот момент он составил две тысячи рублей (с тех пор он вырос в 50 раз). При этом «Гражданское содействие» предоставило привлеченному прокуратурой сотруднику налоговых органов все запрошенные финансовые документы и получило ответ, что он удовлетворен. Но некоторые требования (прямо скажем, фантастические) организация выполнить не смогла — от «Гражданского содействия» пытались добиться персональных данных не только сотрудников, но и всех посетителей, а также текстов всех выступлений на проведенных организацией семинарах.

Планы на будущее

Не так давно появилась информация о проекте, в соответствии с которым НКО будут разделены на «общественно значимые» и «политические» и вторые будут лишены возможности получать гранты из государственного бюджета и вообще подвергнуты различным дополнительным ограничениям. Однако Уполномоченный по правам человека Элла Памфилова заявила, что подавать заявку на конкурс для получения президентских грантов смогут все, даже «иностранные агенты».

Кроме того, как рассказал руководитель Информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, на совещании членов президентского Совета по правам человека с первым заместителем руководителя президентской администрации Вячеславом Володиным проект разделения НКО на касты не обсуждался, только некоторые члены совета жаловались на внесение НКО в реестр «иностранных агентов», а Володин отвечал, что ничего ужасного в этом решении нет. Верховский, правда, не исключил, что какой-то подобный проект, касающийся НКО, все равно готовится. С другой стороны, как упоминает Татьяна Глушкова из «ЮРИКС», в настоящее время Минюст подготовил законопроект, в соответствии с которым НКО сможет подать заявление об исключении себя из реестра иностранных агентов, если в течение года она либо не занимается политической деятельностью, либо не получает финансирования из-за рубежа.