Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Вторник, 24 ноября 2020
  • $75.48
  • €89.68
  • 47.92

«В отделе покричишь, когда пойдешь по кругу». «Беззубые» кулуарные соглашения или обреченные одиночные пикеты — как адвокаты пытаются защитить своих коллег от полиции

Скриншот видеозаписи задержания Дианы Ципиновой Скриншот видеозаписи задержания Дианы Ципиновой

Троих адвокатов и четверых активистов полицейские задержали в воскресенье, 31 мая, за то, что они проводили серию одиночных пикетов у здания Следственного комитета в Москве. Пикетчики выступали в поддержку своих коллег из Кабардино-Балкарии Ратмира Жилокова и Дианы Ципиновой, в отношении которых возбуждены уголовные дела за причинение насилия к сотрудникам местной полиции. Московские пикетчики считают обвинения несправедливыми и требуют возбудить встречные уголовные дела в отношении полицейских за применение насилия к задержанным адвокатам. Они призывают своих коллег по всей стране не замалчивать эту историю, выходить на одиночные пикеты, устраивать бойкоты и всячески привлекать внимание к нарушению прав адвокатов со стороны силовых структур. Но этот призыв нашел отклик далеко не у всех адвокатов. Так, в Федеральной палате адвокатов РФ (ФПА) решили не устраивать публичных акций после того, как суд вынес более мягкий вердикт в отношении адвокатов из КБР. Собеседники «Спектра» из адвокатского сообщества говорят, что непонимание между руководством ФПА и ее рядовыми членами существует уже давно. История, случившаяся в Кабардино-Балкарии, только обострила это противостояние.

С чего все началось

Адвокаты вышли с одиночными пикетами, чтобы поддержать своих коллег из Кабардино-Балкарии Ратмира Жилокова и Диану Ципинову. Адвоката Жилокова сотрудники полиции задержали вечером 20 мая, когда он приехал к своей подзащитной, у которой проходил обыск, однако его не пустили на место событий. По мнению силовиков, Жилоков применил силу к полицейскому. Как указывают сотрудники правоохранительных органов, он «головой нанес удар Нагоеву Т.В. (сотруднику полиции — прим. „Спектра“) в надбровную область головы, причинив тем самым Нагоеву Т.В. телесное повреждение в виде кровоподтека правой надбровной области». Жилоков был задержан и доставлен в отделение полиции. В отделение к нему приехала его коллега Диана Ципинова, однако правоохранители ее туда не пустили, а вытолкали на улицу. Уже там завязалась потасовка с участием сотрудников полиции и адвокатов.

«Адвокат Ципинова, оказавшись на улице, предпринимала неоднократные попытки, отталкивая полицейских, прорваться в здание. Сотруднику полиции, пытавшемуся ей воспрепятствовать, адвокат нанесла удар рукой в лицо, а затем ногой в область паха. После этого, в целях пресечь ее агрессивные действия, она была задержана, и на нее были надеты наручники», — сообщается на сайте Следственного Управления СК по Кабардино-Балкарской Республике.

«Самое интересное, почему они просто не закрыли дверь и не оставили нас снаружи? Нет, они вышли за нами. Они трактуют, якобы мы рвались [назад] в отделение, но мы хотели забрать телефон Дианы, который выпал. В тот момент, когда я упал — на камеру это не попадает — [полицейские] Нагоев и Шогенов повалили Диану на землю лицом вниз и попытались надеть наручники. Она как-то увернулась, и они на одну руку надели, на второй застегнуть не успели, и в связи с этим они надели и вторую [пару наручников]. Все это сопровождалось угрозами Диане. Как бы мягче сказать… Нагоев говорил, что займется с ней оральным сексом в отделе, а Шогенов озвучивал такую мысль: „Ах, ты хочешь покричать? У тебя вся ночь впереди, в отделе покричишь, пока не охрипнешь, когда пойдешь по кругу“. Дословно я не могу повторить, но смысл был вот такой», — приводит слова Кочесоковой издание «Медиазона».

Диана Ципинова. Фото: со страницы Дианы Ципиновой в Facebook

Диана Ципинова. Фото со страницы Дианы Ципиновой в Facebook

В итоге против Ципиновой и Жилокова 28 мая были возбуждены уголовные дела по подозрению в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 318 УК РФ (применение насилия, не опасного для жизни и здоровья, в отношении представителя власти в связи с исполнением им своих должностных обязанностей). А 30 мая Нальчикский городской суд КБР отклонил ходатайства следствия в связи с необоснованностью доводов и отсутствием доказательств и назначил Ратмиру Жилокову и Диане Ципиновой меру пресечения в виде запрета определенных действий. Им запрещено покидать жилище с 22 до 7 часов, пользоваться связью, общаться с кем-либо кроме близких родственников, защитников и следователя.

Одиночные пикеты

Вся эта история возмутила профессиональное сообщество адвокатов. Накануне судебного заседания они активно обсуждали во внутренних сообществах и соцсетях возможность выйти на улицы с одиночными пикетами.

У здания Следственного комитета в Москве утром 31 мая начали собираться пикетчики, журналисты и полицейские. Среди участников одиночных пикетов — адвокаты Даниил Берман, Александр Редькин и Дмитрий Захватов, которые по очереди вставали напротив здания СК, разворачивали свои плакаты, а после в том же порядке, отправлялись в полицейскую машину. Позднее их доставили в ОВД по Басманному району.

«Я убежден, что никакие красивые речи в суде, правильно оформленные юридические документы, отлично выглаженные рубашки и дорогие пиджаки не играют в таких делах почти никакой роли. Ранее в таких случаях я предлагал прекратить на сутки оказание юридической помощи по назначению в городе Москве, но поддержки не получил. Мне ничего не остаётся, как предложить всем московским адвокатам — 31 мая 2020 года (в день адвоката!) выходить с одиночными пикетами возле здания Следственного комитета РФ (Технической переулок, 2) с 12 часов дня», — писал адвокат Даниил Берман на своей странице в Фейсбуке.

Даниил Берман рассказал «Спектру», что сделал единственное, что было в его силах — вышел с плакатом: «День российской адвокатуры не праздник, а день скорби по убитым и репрессированным адвокатам». После того, как плакат был свернут, Бермана задержали сотрудники полиции.

Даниил Берман. Фото: с личной страницы Даниила Бермана в Facebook

Даниил Берман. Фото с личной страницы Даниила Бермана в Facebook

«Это первый адвокатский протест, по-моему, в истории. Когда адвокаты вышли не за журналистов, не за кого-то еще, а вышли за своих коллег. Они озвучили публично в форме протеста тревогу за судьбу сообщества и за возможность его влияния на состояние атмосферы в стране и в области правосудия. <…> То, что происходит в Кабарде, не укладывается ни в какие рамки. Такого не должно быть вообще. Если подобное происходит, значит что-то не в порядке, значит что-то не работает. А правильнее сказать — не работает ничего», — объяснил адвокат свою позицию.

Адвокат Александр Редькин, который вышел после Бермана с плакатом: «Нам кажется, что сотрудники СК РФ по КБР забыли, зачем шли на службу», рассказал «Спектру», что во многом согласен с коллегой. По его словам, история, когда задержанным адвокатам изначально избирают меру пресечения, не связанную с ограничением свободы, а потом происходит затишье, которое не нарушается, если суд в итоге выносит обвинительное решение, не нова в России.

«Не очень правильно так успокаиваться. Нужно продолжать бороться. Если все адвокаты выйдут каждый у себя в регионе, наверное, тогда власть скорее услышит. Точнее не власть, а сотрудники правоохранительных органов, которые злоупотребляют своими правами, изворачивают факты, фальсифицируют, пользуясь несовершенством нашего судопроизводства. Потому что сложно потом доказывать, что тебя не пустили в ОВД к подзащитному, что не ты первый ударил сотрудника… Это такие механизмы расправ с адвокатами», — объяснил Редькин.

В Москве возобновились задержания участников пикетов в поддержку Ильи Азара

Дмитрий Захватов, вышедший с плакатом: «Требуем немедленно 1) прекратить уголовное дело в отношении Дианы Ципиновой и Ратмира Жилокова 2) возбудить уголовное дело против сотрудников полиции, которые избили адвокатов», рассказал «Спектру», что следовал присяге.

«Я шел туда с убеждением, что, к сожалению, в данной ситуации — это все, что мы можем сделать, чтобы привлечь внимание к той ситуации, которая произошла в КБР. Я бы хотел, чтобы ни для кого больше не было секретом, как именно сотрудники правоохранительных органов относятся к адвокатам», — объяснил адвокат.

Дмитрий Захватов. Фото: с личной страницы Дмитрия Захватова в Facebook

Дмитрий Захватов. Фото с личной страницы Дмитрия Захватова в Facebook

Противостояние с руководством палаты

Пока трое адвокатов и четверо активистов пикетировали здание СК и мокли под дождем, руководители ФПА давали оценку решению суда города Нальчик. Вице-президент палаты Михаил Толчеев говорил, что суд не нашел в себе силы быть принципиальным. «Это дело колоссальной общественной значимости, адвокатура — на острие борьбы за право быть защищенной от произвола тех, кому доверены очень значительные полномочия», — приводит его слова сайт ФПА.

Возможно, такое решение суд принял именно из-за того, что ранее руководство ФПА привлекало внимание руководителей Следственного комитета и МВД к проблеме. Так, президент Федеральной палаты адвокатов Юрий Пилипенко обращался к министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву с требованием, чтобы он не оставался равнодушным к «грубейшим нарушением профессиональных прав адвокатов и требований закона».

А вице-президент ФПА РФ, председатель Комиссии Совета ФПА по защите прав адвокатов Генри Резник, в свою очередь назвал случай в Кабардино-Балкарии вопиющим. «Незаконное задержание адвоката, недопуск к нему для защиты коллег образуют преступление, предусмотренное ст. 286 УК РФ „Превышение должностных полномочий“. Полагаю необходимым подать заявление о возбуждении по признакам этой статьи уголовного дела. Это тем более необходимо, потому что по инициативе полицейских возбуждено дело в отношении адвокатов по ст. 318 УК РФ», — говорил Резник. Перед судом он отмечал, что в первую очередь важно не допустить, чтобы судьи приняли решение о содержании адвокатов под стражей.

Про какие-то активные действия, связанные с пикетами, митингами и забастовками, в ФПА думали, рассказывала «Спектру» пресс-секретарь палаты Татьяна Стрельчук, но после решения суда эти меры, очевидно, перестали быть приоритетными. «О массовых акциях и забастовках не заявлялось», — сказала она, подчеркнув, что комментарии руководства по поводу задержаний адвокатов в Москве ей пока не поступали. «По пикету — комментариев пока нет», — резюмировала пресс-секретарь, добавив, что не может напрямую соединить корреспондента «Спектра» с ключевыми фигурами в ФПА.

Заместитель председателя Комиссии Совета ФПА РФ по защите прав адвокатов Вадим Клювгант объяснил, что действия адвокатов, вышедших на пикеты, — это их личный выбор.

«У адвокатов в их профессиональной деятельности, арсенал другой. Они работают в судах, следственных органах, занимаются защитой прав своих доверителей и очень прискорбно, что их вынуждают всякими проявлениями произвола и беззакония идти на такие крайние меры, не свойственные адвокатской профессии, как публичные акции протеста. <…> Это нужно было постараться довести адвокатов, которые по натуре своей люди не склонные к эпатажу, до таких действий. Тем, кто это делает, должностным лицам при погонах, надо было быть осмотрительнее и дальновиднее. Посеешь ветер — пожнешь бурю. Неплохо бы помнить, что любому из них может потребоваться юридическая помощь. Когда они оказываются в такой ситуации, их мышление переворачивается, и они начинают говорить, что их ограничивают в праве на защиту, но сами, находясь при должностях, совершают такие акты произвола», — объяснил Клювгант в разговоре со «Спектром», добавив, что меры реагирования по ситуации в Кабардино-Балкарии не сводятся только к публичным акциям и пикетам.

Тем не менее, большинство представителей адвокатского сообщества, с которыми удалось пообщаться корреспонденту «Спектра», называют между собой действия ФПА «беззубыми» и считают, что руководители палаты могли бы быть активнее, защищая права коллег.

«Я не знаю наверняка и могу только предположить, что непротестная, скажем так, позиция ФПА исходит из того, что они привыкли и рассчитывают на какие-то кулуарные соглашения. Они рассчитывают на то, что как-то можно будет мягко и спокойно урегулировать этот конфликт. Но есть одна проблема… Конфликт действительно можно кулуарно урегулировать, но это все будет означать, что будет торжество не правосудия, а кулуарных соглашений. То же самое может повториться завтра», — говорит Даниил Берман.

С ним соглашаются члены адвокатских палат в регионах, которые не под запись отмечают, что в работе с ФПА нередко возникают сложности, когда речь заходит о защите прав адвокатов. «Каждый раз, когда мы пытаемся получить помощь федеральной палаты в решении важных для нас вопросов, мы натыкаемся на бюрократию и волокиту. Они заволокичивают многие процессы и действительно выглядят беззубыми, когда нужно проявить твердость. Это следствие того, что им приходится идти на компромисс с властью. Это, к сожалению, так в России», — объясняет адвокат одной из региональных палат, попросивший не называть его имени.

Александр Редькин. Фото: с личной страницы Александра Редькина в Facebook

Александр Редькин. Фото с личной страницы Александра Редькина в Facebook

Разногласия между ФПА и рядовыми адвокатами, не занимающими ключевых позиций в этой организации, Александр Редькин объясняет обычным страхом, который «толкает людей на разные действия и бездействие». Он говорит, что вопросами публичных акций и пикетов должны заниматься органы самоуправления сообщества адвокатов, но этого не происходит.

«У нас с членами правительства встречаются руководители федеральной и региональных палат… Есть совет по правам человека при президенте, где адвокаты недавно сидели и рассказывали Путину о том, что бы им хотелось… Ему нужно было рассказывать про такие случаи, но, к сожалению, никто ему об этом не сказал», — констатирует Редькин.