• Среда, 21 августа 2019
  • $65.79
  • €73.02
  • 60.73

Уничтожить вражеский центр. Как и почему власть перевела борьбу с ФБК на новый уровень

Алексей Навальный с женой Юлией на протестной акции в Москве 20 июля 2019 года. Фото REUTERS/Tatyana Makeyeva/Scanpix/Leta Алексей Навальный с женой Юлией на протестной акции в Москве 20 июля 2019 года. Фото REUTERS/Tatyana Makeyeva/Scanpix/Leta

Фонду борьбы с коррупцией Алексея Навального и его сотрудникам в Москве и в регионах, конечно, не привыкать к трепетному вниманию силовиков. Обысков они на своем веку повидали немало, многие и с изоляторами временного содержания знакомы не понаслышке, а сам Навальный, кажется, больше времени проводит под стражей, чем на свободе (он ведь, кстати, и сейчас отбывает очередные тридцать суток за «повторное нарушение правил организации массового мероприятия»).

И все-таки то, что сейчас творят силовики с ФБК, — это уже новый уровень. Следственный комитет возбудил уголовное дело об отмывании Фондом средств, полученных преступным путем. Сначала утверждалось, что речь о миллиарде рублей (по словам Навального, это примерно на 200 миллионов больше, чем все пожертвования, которые были сделаны гражданами и в Фонд, и на президентскую кампанию политика). Миллиард уже успел превратиться в 75 миллионов, а внятно объяснить, в чем именно провинился ФБК, следователи так и не смогли. Или не попытались. Это ведь не важно. Нужны не внятные обвинения и уж тем более не убедительные доказательства, а политическая воля.

День «космонавтики». Семен Новопрудский о потаенной войне россиян и силовиков

Политической воли уже хватило на то, чтобы появилось уголовное дело. Если решат, что дело стоит довести до суда, то содержание обвинений не будет иметь никакого значения: можно обвинять Навального и его сотрудников хоть в пожирании христианских младенцев, хоть в намерении взорвать Луну — суд все равно согласится с доводами следствия.

А пока в Москве и в регионах проходят обыски (в Ижевский штаб Навального уже пришли с обыском, а в Мурманский — пока только с предупреждением о недопустимости агитации за участие в незаконных митингах). В Москве обыскали не только офис Фонда, но и квартиры некоторых сотрудников. Изымали оргтехнику и документы. Обыск в офисе не обошелся без традиционных уже «вишенок на торте»: на входе в бизнес-центр силовики избили случайного прохожего, который просто оказался не в то время и не в том месте, а канал «Россия 1» в сюжете об обыске, показав следователей в масках (правоохранители нынче у нас стеснительные и лица предпочитают прятать), сообщил зрителям, что это и есть сотрудники ФБК.

Ну и главная инновация — заблокированы счета ФБК и связанных с ним юрлиц, а также личные счета сотрудников. Работать в таких условиях невозможно. Это война на уничтожение. Правда, в ФБК уже заявили, что работать продолжат.

А чтобы понять, почему эта война вышла на новый уровень именно сейчас, нам, возможно несколько неожиданно, поможет лидер КПРФ Геннадий Зюганов. Выступая на днях в Думе, он сообщил коллегам по-настоящему страшные вещи — Запад вмешивается в ход подготовки к осенним выборам с явным намерением разжечь в России революционный пожар: «Я посмотрел сайт американского посольства: последние акции, все маршруты, точки сбора, порядок финансирования. Посмотрел, кто им какие деньги отвалил. Только по одному счету на правильные цели прошел почти миллиард рублей».

Геннадий Зюганов. Фото AFP PHOTO/DMITRY KOSTYUKOV/Scanpix/Leta

Геннадий Зюганов. Фото AFP PHOTO/DMITRY KOSTYUKOV/Scanpix/Leta

Это смешно и печально. Понятно, например, откуда в речи немолодого коммуниста взялся «миллиард рублей». Сумма — как раз из первых сообщений следственного комитета о деле против Навального. Понятно также, что интернета он вблизи не видел никогда, да и невиртуальную реальность представляет уже совсем смутно: вы только попробуйте себе представить, что на сайте американского посольства действительно описывают «порядок финансирования» подрывных антироссийских акций с приложением чеков.

Но коллеги-депутаты не спешат проявлять трогательную заботу о состоянии психического здоровья Геннадия Андреевича. Не вызывают главному коммунисту врача. Все ровно наоборот: собирают, забыв о собственных каникулах, Совет Думы под председательством спикера Вячеслава Володина, чтобы обсудить «иностранное вмешательство в выборы».

Государство, которое строили и в которое встраивались и Володин, и Зюганов (не надо ведь, наверное, пояснять, что «системная оппозиция» — это тоже власть, специальный филиал для неудачников, где тоже, впрочем, неплохо кормят), и настоящие их начальники, и бесчисленные чиновники всех калибров, и грозные силовики — столкнулось с протестом нового типа. Даже сытая Москва с велодорожками и коворкингами готова, оказывается, побороться за политические права. Это раздражает вдвойне, за это и бьют, но настоящий страх вызывает, конечно, не активный и яркий гражданский протест, а грозное бурление где-то там, в «глубинном народе», который, оказывается, уже без прежнего восторга слушает рассказы о наших победах за морем и зверствах киевской хунты. И это уже проявляется в падении рейтингах и неполитических региональных протестах.

Один кот и два ведра. Как московские чиновники и «африканские» политтехнологи превратили выборы в откровенное унижение

Пропаганда отравила заказчиков сильнее, чем потребителей, оказывается, они искренне не могут поверить, что человек по доброй воле может ощутить свои права как ценность, и бороться за них, демонстрируя готовность идти на риск. Так не бывает, это рушит всю картину мира, а для ее восстановления требуется Центр Вселенского Зла.

И они его ищут — совершенно искренне. Чтобы спасти свою вселенную. И натыкаются в поисках на ФБК. У российской оппозиции нет, к сожалению, других структур, сравнимых по эффективности с Фондом и штабами Навального. Дальнейшее — детали. Надо только придумать схему (дело, кстати, совсем не хитрое) внутри которой Навальный получает миллиард от заокеанских врагов России и распределяет — предварительно украв две трети выделенных средств (они-то ведь точно украли бы, и не могут себе представить, что кто-то способен действовать по-другому), — между участниками «массовых беспорядков». А заокеанские враги публикуют на сайте посольства чек.

Придумать. Поверить. Выявить центр. Победить зло.

Потому что увидеть правду — куда страшнее. А правда в том, что протест против частных случаев произвола, часто — локальных (выборы в МГД ведь дело сугубо локальное, вообще-то), с легкостью теперь превращается в протест против системы в целом. И настоящий центр в нем — не какая-то организация, а каждый конкретный человек, осмелившийся заявить о себе и своих правах. О своем несогласии просто наблюдать, как доедают страну архитекторы путинского государства. И в комфортной Москве, и в куда менее комфортном Шиесе. В протесте нет центра, и в нем все — центр.

«Русский Север — не свалка». Как жители Архангельской области заставили власти приостановить строительство мусорного полигона

В дни московских погромов, устроенных полицией и Росгвардией, и Навальный, и почти все независимые кандидаты сидели под арестом. Но это никак не помешало людям выйти на мирные акции, а потом — организовать помощь для пострадавших от полицейской охоты.

Это соображение никак не приуменьшает заслуг Навального и его команды. Но способно, конечно, напугать встроившегося в систему «патриота-государственника» с дубинкой. ФБК — самая очевидная жертва для этого страха. Но для победы в войне с гражданами, которую власть затеяла, нужны не точечные удары, а ковровые бомбардировки.

Впрочем, совсем ведь не факт, что власть к ним не готова.