Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 18 января 2021
  • $73.88
  • €89.24
  • 54.85

«У них задача — убрать ее с политического поля». Как проходило оглашение приговора депутату Юлии Галяминой, осужденной на два года условно по «дадинской статье»

Юлия Галямина после вынесения приговора. Фото  Sergei Karpukhin/TASS/Scanpix/Leta Юлия Галямина после вынесения приговора. Фото Sergei Karpukhin/TASS/Scanpix/Leta

О том, что 23 декабря Тверской районный суд города Москвы вынесет именно обвинительный приговор, накануне итогового заседания по резонансному уголовному делу против популярного московского политика и муниципального депутата, лингвиста Юлии Галяминой не сомневался практически никто.

Обвиненная по так называемой «дадинской» статье 212.1 (о нарушении законодательства о митингах) — бывший преподаватель Высшей школы экономики, широкой общественности ставшая известная как лидер протестов против реновации и один из главных участников кампании вокруг выборов в Мосгордуму 2019-го года, Галямина все последние дни дословно конспектировала и выкладывала на своей страничке в Facebook показания полицейских, данные против нее в ходе процесса.

Статья 212.1 предполагает, что серия административных приговоров за участие в несанкционированных властями собраниях могут по механизму преюдиции составить уголовное преступление. Именно поэтому каждый из эпизодов, вмененных депутату обвинением, должен был быть разобран заново.

Вот только одна из сцен допроса полицейских, которые неоднократно задерживали политика в течение прошедшего года, опубликованная Галяминой в сети:

— При вас Юлия топтала газон?
— Не видел.
— Автобусам мешала проезжать?
— Не видел.
— Мешала ли она проходу граждан?
— Не помню.
— На ваших глазах Юлия участвовала в шествиях?
— Не помню.

Неуклюжие попытки правоохранителей под протокол засвидетельствовать нарушения, якобы совершенные народной избранницей, обернулись настоящим юмористическим аттракционом. А флешмобы защитников Галяминой и самой подсудимой (марафон платьев, акция лингвистов-коллег сфотографировавших себя с плакатами в поддержку на экзотических языках) до поры до времени придавали всему разбирательству умеренно оптимистичный настрой. Пока обвинение не озвучило свои требования.

По мнению прокурора, соразмерным воздаянием за нарушения Галяминой должны были стать три года лишения свободы. Так что день оглашения приговора прошел без шуток и под знаком реальной угрозы.

Депутат заранее записала обращение к соратникам, на случай, если уже в зале суда окажется взята под стражу и будет сопровождена в ИВС.

К 12 часам дня у серо-рыжего высотного здания Тверского суда собралось, несмотря на холод, по меньшей мере несколько сотен сторонников Галяминой. «Вот тебе сувенир, это еще с 2019, когда у нас от нас депутатом шла», — пожилая дама протягивает темноволосому, похожему на студента, парню в капюшоне оранжевый резиновый браслетик на запястье.

Толпа у здания суда в ожидании оглашения приговора Галяминой. Фото Sergei Karpukhin/TASS/Scanpix/Leta

Толпа у здания суда в ожидании оглашения приговора Галяминой. Фото Sergei Karpukhin/TASS/Scanpix/Leta

Среди пришедших поровну людей в возрасте и молодежи. Многие со значками и в тематических антиковидных масках: номер соответствующей статьи УК перечеркнут красной линией.

«Уходим на тротуар», — кричит в мегафон полицейский. Толпа отходит на пару шагов от проезжей части к огороженному серыми решетками (по случаю процесса) крыльцу судебного корпуса. Сам правоохранитель, несмотря использованное им в обращении множественное число, остается стоять на мостовой. Его самого такие приказы не касаются.

Испуганные авто аккуратно объезжают грозного стража порядка. «В зал приказано пускать только родственников и аккредитованную прессу», — разводит руками какой-то седой мужчина, неожиданно вынырнувший из здания суда. За оцеплением, на улице остаются: известный фотохудожник и журналист Виктория Ивлева, общественный защитник «ОВД-Инфо» Алла Фролова, правозащитница, член ОНК Марина Литвинович, муниципальный депутат и борец с застройщиками Александра Андреева.

Виктория Ивлева, известный фотограф, в толпе сторонников Галяминой. Фото Дмитрий Ребров/Спектр

Виктория Ивлева, известный фотограф, в толпе сторонников Галяминой. Фото Дмитрий Ребров/Спектр

«Единственная цель этого процесса — не дать Галяминой избраться следующем году в Госдуму. У них задача — убрать ее с политического поля», — объясняет она суть происходящего сразу нескольким обступившим ее корреспондентам.

Женщина с плакатом, поодаль от нее, объясняет почему тоже пришла к залу суда: «Я ей сочувствую, Юле, я с ней не знакома, но мы все потеряем, если ее отправят в тюрьму». На просьбу представиться смело рапортует: Надежда Щетинина, инженер.

Пока толпа ждет приговора, участники художественного проекта «Арт суд» раздают открытки с зарисовками, сделанными ими во время процесса.

Сторонница Галяминой с рисованными от руки открытками с процесса. Фото Дмитрий Ребров/Спектр

Сторонница Галяминой с рисованными от руки открытками с процесса. Фото Дмитрий Ребров/Спектр

Полиция у здания суда и открытка с изображением Галяминой. Фото Дмитрий Ребров/Спектр

Полиция у здания суда и открытка с изображением Галяминой. Фото Дмитрий Ребров/Спектр

Откуда ни возьмись появилась патриотических убеждений бабуля, которая пытается спорить со студентами: «Кто вас купил? Скажите спасибо, что вас от американцев защищают, и вы не на Украине». Но те только отмахиваются.

В кафе напротив суда — аншлаг. Это единственное место поблизости, где можно согреться. Суд то и дело прерывает оглашение приговора и уходит на перерывы. Впрочем, когда Галяминой стало плохо, — сразу после того, как из слов судьи становится очевидна, что она будет все-таки признана виновной — объявления перерыва не последовало.

К пяти часам, спасаясь от мороза в кафетерии, многие из пришедших поддержать знакомятся в очереди за кофе. Например, Ольга сегодня специально приехала из Петербурга, она работала на кампании Галяминой в 2019 году. «Восхищаюсь. Не поддержать не могла».

Во время белорусской президентской кампании она устроилась в штабе Цепкало. Но с начала протестов вот уже который месяц дома.

К пяти часам, после 20-минутного перерыва, суд, наконец, доходит до главного: он признает достоверными показания свидетелей обвинения, несмотря на их спутанность, а также тот факт, что при возбуждении дела нарушений не было — то есть, несостоятельными доводы защиты о незаконном возбуждения уголовного дела. Показания свидетелей защиты называет противоречащими «объективным обстоятельствам дела».

И, сочтя вину доказанной, но принимая во внимание возраст и отсутствие отягчающих обстоятельств, выносит приговор — условный срок. Два года.

Теперь Галяминой законодательно запрещено участвовать в парламентских выборах и покидать столицу, не предупредив силовиков. Для всех же остальных — это еще один опасный прецедент вынесения обвинительного приговора по так называемой «дадинской» статье.

На просьбу «Спектра» прокомментировать результаты процесса Галямина через мессенджер своего пресс-секретаря ответила, что «приговором недовольна» и будет его обязательно в ближайшее время обжаловать.

Тюрьма или Госдума. Кто выйдет победителем из начинающейся схватки Юлии Галяминой с «дадинской» статьей