Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 30 сентября 2020
  • $79.08
  • €92.86
  • 41.18

Тюрьма или джихад. Уголовники из Средней Азии предпочли теракты в Москве и Питере аресту на родине

Оперативная съемка задержания вероятных террористов в Петербурге. Фото: FSB / Scanpix Оперативная съемка задержания вероятных террористов в Петербурге. Фото: FSB / Scanpix

Если верить источникам «Коммерсанта», то в минувшую субботу ФСБ задержала группировку исламистов-уголовников. 10 выходцев из республик Средней Азии, по всей видимости, стали легкой мишенью для вербовщиков запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГ) в первую очередь из-за того, что в своих странах им грозило тюремное заключение. «Лучше погибнуть на джихаде в Сирии, чем сгнить в тюрьме у себя на родине», — этот месседж знакомого им религиозного фанатика таджикского происхождения оказался достаточным стимулом, чтобы начать готовить нападение.

Важно, что в прошлом, по сведениям газеты, только трое из азиатов подозревались в связях с радикалами, остальных же разыскивали за общеуголовные преступления. Более того, контакты с лидерами ИГ непосредственно имел лишь один из азиатов и еще в прошлом году предлагал им отправить свою бригаду в Сирию. Издание предполагает, что те в ответ посоветовали ему для начала устроить ряд нападений в России.

Сотрудники ФСБ во дворе московского дома. Фото: FSB / Scanpix

Сотрудники ФСБ во дворе московского дома. Фото: FSB / Scanpix

Спецслужбы провели операцию одновременно в Москве и Санкт-Петербурге. По заявлению ФСБ, подозреваемые планировали «серию резонансных диверсионно-террористических акций с применением автоматического оружия и самодельных взрывных устройств большой мощности», в чем уже признались на допросе, выдав сообщников в РФ и за рубежом.

По данным прессы, в Петербурге проживали семеро из них (в то же время петербургский суд 13 ноября арестовал восьмерых). Группа захвата выломала в дверь в съемной квартире на улице Софьи Ковалевской в 5 часов утра. Предварительно все двери в соседних квартирах были заблокированы, а глазки заклеены, рассказали Life очевидцы. По словам соседей, задержанные жили тихо и внимания к себе не привлекали. По версии «Коммерсанта», они работали охранниками и таксистами, а у себя дома скопили серьезный арсенал автоматов и пистолетов.

Как удалось узнать «Фонтанке», их целью — по типу произошедших ровно год назад парижских атак — были крупнейшие городские торговые центры: «Галерея» на Лиговском проспекте и «Академпарк» на проспекте Науки. Для тайных встреч же использовался одни из городских ночных клубов, за которым чекисты установили наблюдение.

Найденные в московской квартире документы и оружие боевиков. Фото: FSB / Scanpix

Найденные в московской квартире документы и оружие боевиков. Фото: FSB / Scanpix

В свою очередь, в Москве задержали троих, продолжает «Коммерсант». По информации источника издания в диаспоре, они снимали квартиру в районе Дегунино на севере столицы, но устроились на строительный рынок в Новой Москве, возле станции метро «Румянцево», где специализировались на продаже сантехники и ее монтаже. Где планировалось взорвать три найденные у них бомбы большой мощности, пока средствам массовой информации неизвестно.

Обнаружить вероятных преступников помогло сотрудничество между правоохранительными органами бывшего СССР: вначале российские полицейские получили ориентировки на подозрительных гастарбайтеров от среднеазиатских коллег, а затем, получив доступ к содержанию их переписки и звонков, решили передать дело в ФСБ.

Эта история заставляет вернуться к вопросу о том, насколько благоприятной является уголовная среда для распространения радикального исламизма. В частности, в местах заключения все чаще формируются так называемые тюремные джамааты — неформальные сообщества мусульман. «Джамаат — это и физическая защита, и защита от унизительных обычаев. Ислам позволяет им как-то примирять себя с действительностью, оставаться людьми. При этом необязательно речь идет о вербовке и о чем-то незаконном», — подчеркивал в январе «Коммерсанту» эксперт РАНХигС Денис Соколов.

Заключенные часто становятся уязвимыми для радикальной идеологии. Фото: RIA Novosti / Scanpix

Заключенные часто становятся уязвимыми для радикальной идеологии. Фото: RIA Novosti / Scanpix

Тем не менее ФСИН регулярно отмечают появление радикальных проповедников. «Оперативники стараются их отсаживать в другие камеры, но понятно, что это не всегда получается», — цитирует газета сотрудника ведомства, приводя примеры зеков-вербовщиков Валерия Ильмендеева и Дмитрия Тимофеева.

Чтобы описать это явление, специалисты придумали термин «зеленая зона». В этих тюрьмах неформальный внутренний контроль находится в руках мусульман — в отличие от «черных зон», где порядок поддерживают криминальные авторитеты. «Это создало проблему спецслужбам: ломать людей по одному легче, чем целый джамаат. Тюремное начальство всегда умело управлять зонами лишь через блатных, но через джамааты, видимо, не получается», — резюмирует Соколов.