• Четверг, 20 июня 2019
  • $62.93
  • €71.07
  • 64.22

Тюремный 2018-й. Ольга Романова о самых громких приговорах, арестах и уголовных делах этого года

Фото Sputnik/Scanpix/LETA Фото Sputnik/Scanpix/LETA

Пока все не ушли на корпоратив, надо бы традиционно итоги года подвести. Чтобы было, о чем попросить Деда Мороза, специализирующегося по нашей кафедре.

Дед Мороз по нашей кафедре — мужик суровый, в тулупе и с бердянкой, и Снегурка у него в ранге помощника районного прокурора.

Конечно, на нашей кафедре тоже люди работают, поэтому Новый год начинается у нас не календарно, а с первого корпоратива. Ровно год назад, 15 декабря 2017 года, был зачитан приговор Алексею Улюкаеву, министру экономического развития, 8 лет и 130 млн руб штрафа по рогам. Кстати, за прошедший год Алексей Улюкаев штраф выплатил полностью, трудоустроен библиотекарем, готовится к УДО. Но то, что именно это дело открыло текущий пока еще год, символично. Пошло-поехало.

Версия Улюкаева. Экс-министр впервые рассказал о своем задержании, подарках Сечина и разговоре на Гоа

Никита Белых, приговор 1 февраля, 8 лет.

31 марта арестованы братья Магомедовы — это сейчас все о них почти позабыли (что тоже характерно), но вспомните, это же был гром среди ясного неба. Сидят в Лефортово, что тоже показатель — это тюрьма особенная, изолятор ФСБ. В принципе, конечно, у нас вся изоляторы так или иначе под ФСБ (и не только изоляторы), но Лефортово — это знак особый, все всерьез.

Улюкаев, Белых, братья Магомедовы, и вишенкой на вот этом всем, что тортом не назовешь — дело Шакро Молодого. В 2018 году, на одном из судебных заседаний по делу арестованных за взятки высокопоставленных следователей СК, глава столичного управления Следственного комитета Александр Дрыманов впервые обвинялся прокуратурой к получению взятки от участников преступной группировки Шакро. Сейчас он тоже арестован (накануне ареста посетовав на козни ФСБ и сообщив, что сейчас «хуже, чем 37-й год»).

Путь Молодого. Как Захарий Калашов стал главарем всех бандитов России

Без ФСБ, конечно, ни в одном из этих дел не обошлось, но Дрыманов и компания — это, конечно, результат вечного противостояния по линии «СК — Генпрокуратура». Нам, людям простым и незатейливым, такое противостояние мило сердцу и разуму, ибо способствует чистке в этих двух крайне сомнительных в смысле полезности обществу структурах. И здесь на нашей стороне лично В.В.Путин, который знает толк в таких противостояниях и не дает усилиться ни одной группировке: восемь лет назад прокуратуру сотрясло «игорное дело», теперь вот по СК прошлись с Шакро Молодым.

Означает ли все это, что у нас теперь нет неприкасаемых? Конечно, нет. Их и раньше не было, вспомните аресты Гусинского, Ходорковского, Евтушенкова, Гейзера и еще целой плеяды губернаторов. Кто с кем поссорился, кто кому на ногу наступил — это всегда вопрос индивидуальный, часто тюрьма — это часть переговорного процесса (как у Гусинского или Евтушенкова), еще чаще — это способ окончательного решения вопроса. В этом смысле условный дядя Вася или Петр Семеныч из ЖЭКа равны банкиру А., губернатору Б., или министру В. У нас тут страна равных возможностей, монетка всегда подброшена, над каждым, только у кого-то она еще подвисла в воздухе и неизвестно, орел выпадет или решетка.

Развивалось, конечно, и гражданское общество. Выпустили и снова посадили Юрия Дмитриева из карельского «Мемориала», судят Оюба Титиева, главу грозненского «Мемориала» по со всей очевидностью сфабрикованному делу, и никто не удивляется. Чему же тут удивляться — это «Мемориал», и это Чечня.

Второй круг ада. Историка Юрия Дмитриева снова заподозрили в педофилии — вся история коротко

Хотя интеллигенция по-прежнему удивляется процессу над Кириллом Серебренниковым, Алексеем Малобродским и Софьей Апфельбаум. Хотя удивительного тут мало — в Кирилле Серебренникове в одном сконцентрировано все то, что так ненавистно любому влиятельному силовику: род занятий, национальность, образ жизни и образ мыслей. И все тот же рефрен — «неприкасаемых у нас нет».

Полагаю, что процесс в будущем году закончится, и закончится жестко. А еще думаю, что следствие «проложится» и на всякий случай заведет еще одно дело, чтобы не отпускать точно и довести до реальных сроков, чтобы домашний арест не перекрыл существенно срок наказания. Косвенно свидетельствует об этом иск Минкульта, который подан задолго до приговора: людей еще не осудили, вина не доказана, а иск уже есть.

Что стало действительно совершенно новым в уходящем году, так это дела «Сети» и «Нового величия». Это какая-то вершина цинизма и новация провокаторского ремесла. Послать агента вербовать первых попавшихся под руку подростков и молодых людей, включая несовершеннолетних девочек, придумать организацию, написать самому устав, а потом сдать всех «под ключ» — вот такого еще не было никогда.

На свободу — с осложнениями. Почему даже следствию расхотелось держать под стражей участников «Нового величия» — вся история коротко

Что было всегда, так это пытки, этим нас не удивишь. Но удивили. Видео из Ярославской зоны посмотрели, кажется, все. Обсудили везде, включая Совет Европы. Обнаружилось единство мнений — правые, левые, консерваторы и либералы в едином порыве сошлись на том, что пытки это позор. Верховный суд РФ даже выпустил специальное постановление Пленума, в котором запретил пытать заключенных — как будто бы до постановления это было можно, запросто. И что? Да ничего. Все по-прежнему. Неприкасаемых у нас нет.

Одно время хорошо устроился осужденный Цеповяз (который с икрой и крабами), демонстрируя нам всем, что за деньги и силовой ресурс можно все, однако некоторое время за ним специально последят, а то скандал вышел непомерный. Есть ли особые условия у других «специальных» заключенных? Конечно, да. И у Цеповяза они остались бы, если б он не поссорился с женой. Приревновала к гетерам — женщину можно понять)).

Зона в крабах. К чему привела любовь заключенного Цеповяза к деликатесам за решеткой — краткая сводка

Что еще? Вышел Олег Навальный, несколько раз заходил Навальный Алексей. В этом году он провел за решеткой почти два месяца, а всего с 2011 года арестовывался 10 раз, провел за решеткой 192 дня. Почему его не сажают всерьез? Это отличный вопрос, который поддержит разговор в любой компании надолго. Соберите все версии в одну кастрюлю, добавьте щепотку перца, поставьте на медленный огонь и получите правильный ответ. Здесь та ситуация, когда у каждого принимающего решения по Навальному есть свой резон, поэтому любая версия во многом верна, просто не надо придерживаться одной — принимающих решения не много, но и не мало, с десяток наберется.

Ну вот выбрали в конце года новый состав Совета по правам человека при президенте РФ. Это новость скучная, и вообще не новость. Нет у СПЧ никаких прав, заседания там занятие довольно бестолковое и бессмысленное.

А вот жесткий арест вполне мягкого Льва Пономарева — это, конечно, знак. Арестовали ни за что, не отпустили на похороны Людмилы Алексеевой. Знак это понятный и считывается легко: будет хуже. Сидите и не шевелитесь. Возможно, пронесет. Или не пронесет — следите за тем, как ляжет ваша монетка.