• Четверг, 5 декабря 2019
  • $63.75
  • €70.74
  • 63.49

«Тутейшая мова». В приграничной Литве обнаружился новый «язык»

Скриншот из видео Delfi Скриншот из видео Delfi

Портал DELFI продолжает документальный сериал «Тутейшие», в котором рассказывает о жителях литовско-польско-белорусского приграничья. Жителей этого региона порой называют «тутейшими», то есть «здешними, местными». Их речь — тоже своеобразная «тутейшая мова» (простая мова — простой язык). На этот раз — наш рассказ о языке «тутейших». Предыдущие материалы можно посмотреть на сайте Delfi.

На литовско-белорусской границе есть литовская деревня Сакалине, а чуть поодаль — белорусские Кулькишки. Сестры Наталья и Леокадия когда-то жили по соседству, но сейчас это разные страны. О единстве семьи напоминает лишь речь — не литовская, не русская и не совсем белорусская.

Александр Адамкович, доктор филологических наук, уже много лет ездит по приграничным деревням и изучает местный язык.

«Это белорусский язык, один из диалектов белорусского языка. В нем полонизмов, русизмов немного. Именно этот диалект лег в основу современного литературного белорусского языка», — говорит он, подчеркивая, что во многих случаях люди начинают говорить на «тутейшем», а потом переходят на местный польский диалект.

«Полонизмы встречаются в числительных и в названиях месяцев и дней недели. В этом самое главное влияние польского языка», — говорит ученый.

«Колька 29-го опять улетае. Ну и Витук, скорее всего, тоже поеде за границу», — говорят между собой Наталья и Леокадия.

Чтобы обняться, им нужны визы, так что поговорить через границу проще всего. Мама у Натальи была русской из Беларуси, отец – поляком из Вильнюса, а она называет себя «полячкой», но в разговорах с близкими используется все тот же тутейший язык.

С Александром Адамковичем съемочная группа отправляется в деревню Норвайшай, которая находится недалеко от города Шумска. Увы, но для каждого местного жителя видеокамера – это повод перейти на родной язык гостей: по-тутейшему говорят лишь со своими. Но Александра тут знают, поэтому с ним говорят на местном.

«Простые люди» — местный феномен Литвы. Интересно, что молодое поколение уже отходит от «простой мовы». Например, сыну Франтишека Ишоры, жителя этой же деревни, — 14 лет. Юный Войтек выучил немецкий язык по мультфильмам, свободно говорит на польском и русском, но местной «мовы» уже не знает.

Профессор Вильнюсского университета, полонист Кристина Рутковска уже 20 лет изучает в Литве местные диалекты. По ее словам, в «тутейшей мове» встречаются и польские, и литовские слова. Профессор в национальной пестроте прелести не видит: по ее мнению, людям пора определиться и с языком, и с национальностью.

«Мы можем говорить о поляках Литвы, можем говорить о русских Литвы, можем говорить о белорусах Литвы, и это будет конкретно. Если бы мне кто-то сказал: ну вот ты тутейшая. А я хочу быть очень конкретным человеком с очень конкретным национальным самосознанием», — говорит Кристина Рутковска.

В приграничной деревушке Свиронис родился Франциск Богушевич, один из отцов белорусской литературы. Казалось бы, своим диалектом селяне должны гордиться. Увы, объясняет Александр Адамкович: к середине XIX века на диалекте уже не говорила ни церковь, ни чиновники. Он оставался у местных крестьян и с тех пор считается непрестижным.

Александр Адамкович в этой же деревне заходит в гости к местному поэту Адольфу Бурынскому. Правда, поэт всю жизнь работал электриком. Кроме стихов, Адольф Бурынский творит в технике: из мотороллера сделал электрический трактор. Но и о высоком подумать успевает, а стихи записывает в свою толстую тетрадь.

«Если мы в Шумске видели, все больше черт есть литературного языка с добавлением полонизмов, то тут сочный настоящий, с сохранением этих форм: Ён пье, ён живе, ён ходе, характерных для белорусских центральных областей», — говорит доктор филологических наук Адамкович.

По разным оценкам, «тутейшим» в Литве сегодня могут владеть от 10 000 до 40 000 человек.