• Среда, 19 декабря 2018
  • $67.46
  • €76.87
  • 56.51

Трудные переговоры и фото деда. Украинские солдаты вспоминают, как договаривались о выходе из Иловайска и собирали раненых

Некоторые из вещей, которые Всеволод Стеблюк, медик украинского добровольческого батальона «Миротворец», брал с собой на передовую: молитвенник, старое военное фото его деда, сертификат Украинского общества Красного креста, иконы и православные обереги. Фото Kiev Post (Олег Петрасюк). Некоторые из вещей, которые Всеволод Стеблюк, медик украинского добровольческого батальона «Миротворец», брал с собой на передовую: молитвенник, старое военное фото его деда, сертификат Украинского общества Красного креста, иконы и православные обереги. Фото Kiev Post (Олег Петрасюк).

«Пусть политики во всем разбираются»

Генерал-лейтенант ВСУ Юрий Думанский взял трубку и приготовился к трудному разговору.

«Мы должны остановить эту бойню», — сказал он.

Голос на другом конце провода, по словам Думанского, принадлежал Николаю Богдановскому, первому заместителю начальника Генерального штаба России.

«От ответил мне: ‘Я c тобой согласен, но это не в наших полномочиях. Пусть политики во всем разбираются'», — вспоминает тот разговор Думанский, тогдашний заместитель начальника Генерального штаба украинской армии.

Все же Богдановский пообещал, что назначит переговорщика с украинцами. Было решено создать поисково-спасательную операцию для сбора погибших и раненых украинских бойцов, выходивших из окружения вокруг Иловайска.

Как оказалось позже, Богдановский сдержал слово. Однако он предупредил, что россиянам нужно будет время, для того чтобы собрать своих убитых и раненых, поэтому украинцам пришлось ждать день для начала своей операции.

Дожидаясь разрешения на допуск, украинские военные сформировали специальную медицинскую колонну из 70 грузовиков и машин скорой помощи. Некоторые их них ехали под флагом Красного Креста.

Полковник Игорь Палагнюк координировал поисковую группу, которая по разным данным собрала тогда около 159 тел, эвакуировала более 200 раненых, а позже предоставила медицинскую помощь около 400 украинским пленным, которых российские войска согласились отпустить.

Поиски тел погибших заняли три дня.

«У нас были грузовики-рефрижераторы, и каждый день каждый из них доставлял по 10−15 тел в морги Запорожья, Днепра и Харькова», — говорит Думанский.

«Это была трагедия».

Операция Иловайск

В начале августа Думанский получил задание от начальника Генерального штаба ВСУ Виктора Муженко выехать в базовый лагерь 40 батальона территориальной обороны, который располагался возле села Кутейниково, и встретиться там с генералом Русланом Хомчаком, который командовал операцией по взятию Иловайска.

Хомчак отчаянно пытался организовать взятие Иловайска, однако, по словам Думанского, он критически нуждался в людях. Кроме одной тактической группы из состава 51 бригады никто не соглашался выполнять это задание.

«Когда мы планировали операцию, то командиры нескольких добровольческих батальонов обещали дать 150−200 бойцов каждый для подкрепления, — говорит Думанский. — Но когда пришел день операции, добробаты людей так и не дали».

По его словам, некоторые из солдат-добровольцев попали тогда в засаду возле села Мандрыкино, в 15 км от сепаратистского Донецка.

Юрий Думанский. Фото Kiev Post (Олег Петрасюк)

Юрий Думанский. Фото Kiev Post (Олег Петрасюк).

Поскольку первая атака провалилась, Хомчак решил направить ротно-тактическую группу «Юг», под командованием Андрея Кашубы, — сборную группу, состоящую из разных армейских подразделений.

Благодаря им в 5 часов вечера 17 августа украинские солдаты смогли войти в Иловайск.

Проведя первые пару недель августа в районе Иловайска, Думанский был направлен в Краматорск, новый административный центр Донецкой области, находящийся в 540 километрах от Киева.

В 20-х числах августа, по его словам, у него уже была информация о том, что российские войска вторглись на украинскую территорию. Он тогда находился в приграничном секторе под командованием генерала Петра Литвина.

«Они просто шли через границу, шли по дорогам, — говорит Думанский. — А кем было их остановить? Государственная граница не была закрыта и ситуация в секторе Д не была под контролем. Это должно было стать главной задачей еще в начале конфликта — взять под контроль крупные города, Донецк и Луганск, аэропорты, железные дороги, узловые станции, узловые перекрестки, транспортные пути. Это должна была сделать армия. Но вместо этого боевые подразделения были распорошены по всей территории».

Ночь в яру

Держа в одной руке флаг Красного креста и подняв другую руку кверху, Всеволод Стеблюк, медик украинского добровольческого батальона «Миротворец», вышел из-за пригорка и направился прямо к группе российских солдат.

Добровольческий батальон Миротворец был создан в Киевской области в мае 2014 преимущественно из числа отставных полицейских и ветеранов миротворческих миссий с целью защищать Киевскую область, а также Донбасс от сепаратистов и российской угрозы. В начале лета 2014 его бойцы были отправлены в Донбасс как подразделение министерства внутренних дел с целью оберегать порядок в городах, освобожденных украинской армией от сепаратистов. В Иловайске батальон потерял 11 солдат убитыми из 80 бойцов, участвовавших в операции. Около 40 солдат батальона попали в плен. Во время боев в Иловайске 10 солдат батальона были ранены. А во время выхода из окружения по так называемому «зеленому коридору» 29 августа 11 бойцов Миротворца были убиты в районе села Новокатериновка.

Россияне приказали Стеблюку остановиться и показать руки. Он соврал, что является гуманитарным представителем Красного креста, цель которого помогать раненым. В подтверждение своих слов он показал им удостоверение Международного комитета Красного креста на английском языке, которое он когда-то получил, пройдя тренинг по оказанию первой медпомощи в этой организации.

Но еще больше ему помогло старое фото деда, солдата Советской армии, снятое во время Второй мировой войны. Стеблюк всегда носил его с собой. Увидев фото, высокий рыжеватый российский офицер сказал, что его дед тоже воевал в той войне. Стеблюк предположил, что их деды могли воевать в одном подразделении.

«Я сказал ему: ‘Что же мы тогда делаем тут сейчас?!' Это его зацепило. Я думаю, то был переломный момент», — вспоминает Стеблюк.

Этот российский офицер, который, по словам медика, оказался командиром десантного батальона из Костромы, позволил Стеблюку забрать своих товарищей в его военный лагерь.

Это была удача. Другие российские военные вели себя с украинцами значительно жестче. Стеблюк видел, как россияне из другого подразделения добивали раненых украинских солдат.

При помощи двоих российских военнослужащих Стеблюк осмотрел поле, нашел там еще восемь украинских раненых и забрал их в лагерь россиян.

Ночью в лагере было неспокойно. Стеблюк слышал, как российский комбат получил приказ по рации «решить» украинских пленных. Однако он отказался это сделать, заявив, что это может вызвать международный скандал, поскольку среди них представитель Красного креста.

Этот же командир запретил своим солдатам издеваться над захваченным украинским флагом. В ту ночь они со Стеблюком курили и разговаривали много часов подряд. Он называл Стеблюка «Док» (от доктора), и сказал, что его зовут Сергей.

По словам Сергея, его подразделение ждало украинские войска уже три дня. Среди его солдат также были раненые и погибшие после боя с украинской колонной.

Ту ночь они провели в яру, страдая от холода и отсутствия воды. У россиян не было подвоза воды уже три дня. Чтобы облегчить страдания раненых Стеблюк давал им сосать обрывки бинтов, смоченные слюной и бренди. Однако, двое тяжело раненых ту ночь так и не пережили. Еще один умер на следующий день.

Всеволод Стеблюк показывает фото железнодорожного депо в Иловайске, где бойцы Миротворца несли службу. Фото Kiev Post (Олег Петрасюк).

Всеволод Стеблюк показывает фото железнодорожного депо в Иловайске, где бойцы Миротворца несли службу. Фото Kiev Post (Олег Петрасюк).

Сбор раненых

На следующее утро, сразу после рассвета, россияне разрешили Стеблюку поехать в соседнее село Новокатериновка и хутор Победа чтобы привезти воды. Он отправился туда на своей «Жуже» — маленьком, но надежном военном кабриолете ЛуАЗ 967 М. Эта маневренная машина спасла Стеблюка и его товарищей при обстреле колонны. Погрузив в нее пустые пластиковые бутылки, и водрузив на авто белый флаг, Стеблюк отправился в путь.

Но вернулся он не с водой, а с ранеными солдатами.

«Как только я заехал в село, люди начали рассказывать мне, что они прятали у себя дома наших раненых ребят», — говорит он.

Поэтому Стеблюк начал по очереди делать одну ходку за ранеными, а следующую — за водой. Таким образом ему удалось собрать около 80 человек. Один из них, Игорь Дрычан, солдат добровольческого батальона Свитязь, стал его помощником в поиске и перевозке раненых.

Стеблюк говорит, что по дороге им встретилось несколько российских патрулей, которым они врали что являются представителями украинского Красного креста и возят воду для российских десантников.

В конце дня роскийский комбат по имени Сергей сказал Стеблюку готовиться к эвакуации. В результате договоренностей между военным командованием с обеих сторон, в их сторону двигалась колонна из украинских машин скорой помощи для раненых и грузовиков для погибших. Двое мужчин на прощание обменялись грустными улыбками.

Стеблюк теперь возглавляет отделение психологической реабилитации для ветеранов в Киевском военном госпитале. Над его рабочим столом весит семь портретов его побратимов, погибших на войне.

«До Иловайска я не понимал, что во время войн люди действительно умирают», — говорит он.

Читайте также:

«Война научила меня никому не верить, особенно там, в Донбассе». Украинские солдаты вспоминают Иловайский котел и «Грады»

«Это был полный бардак». Украинские солдаты вспоминают «первые бои с россиянами» и выход из Иловайска

«По нам било до 400 снарядов за сутки». Бои в Иловайске и вокруг города в воспоминаниях украинских бойцов

«По нам било до 400 снарядов за сутки». Бои в Иловайске и вокруг города в воспоминаниях украинских бойцов

Вечная тюрьма. Ольга Романова о том, почему давно пора, но практически невозможно закрыть «Бутырку»
Старые московские тюрьмы находятся в ужасном состоянии, но что с ними делать, никто не знает. ФСИН анонсирует строительство новой — современной, но, похоже, переоценивает свои возможности.
20:36, 18.12.2018
Наркотики, травматы и ингуши. Чем закончились массовые задержания в общежитии московского вуза — вся история коротко
В московском общежитии Российского государственного геологоразведочного университета имени Серго Орджоникидзе прошли массовые задержания студентов. Большинство из них — уроженцы Ингушетии. В ходе обысков в общежитии были обнаружены наркотики и травматическое оружие. Глава Ингушетии поручил постпреду республики в Москве разобраться в ситуации.
19:55, 18.12.2018
«Порезанная кожа» и «вонючая мразь». Как «Эхо Москвы» поссорилось с Киселевым из-за Фельгенгауэр
Телеведущий Дмитрий Киселев раскритиковал внесение в список «персон года» журнала Time журналистки «Эха Москвы» Татьяны Фельгенгауэр, которую в 2017 году ударили ножом в горло. По мнению Киселева, нападение на нее не было связано с ее профессиональной деятельностью, а само ранение не было существенным. В ответ на эти высказывания главред «Эха» Алексей Венедиктов назвал Киселева «вонючей мразью».
19:44, 17.12.2018
На программе Соловьева политолог бросил стакан в журналиста (ВИДЕО) — и другие события дня
Госдума проголосовала в первом чтении за ограничение доли иностранцев в новостных агрегаторах, Путин связал решение США выйти из ДРСМД с беспокойством из-за российских ракет, Дед Мороз скончался во время утренника в детском саду — и другие события дня
17:39, 18.12.2018
Епифаний. В Киеве учреждена Украинская поместная православная церковь, теперь получение Томоса может остановить только форс-мажор
В субботу, 15 декабря, в Софийском соборе в Киеве в присутствии президента страны прошел Объединительный собор Украинской поместной православной церкви, на которой, по сути, она была учреждена. О том, как он прошел и почему его исход был предрешен — в материале «Спектра».
18:40, 15.12.2018
Тюремный 2018-й. Ольга Романова о самых громких приговорах, арестах и уголовных делах этого года
Ольга Романова подвела итоги о самых громких приговорах и уголовных делах в России в 2018 году. Приговоры Алексею Улюкаеву и Никите Белых, повторное уголовное дело в отношении Юрия Дмитриева, аресты Алексея Навального и другие нашумевшие процессы.
16:41, 14.12.2018