• Вторник, 26 мая 2020

Третья мировая антивирусная. Семен Новопрудский о том, как мы все оказались на одной стороне в борьбе с врагом, против которого оружие бессильно

Предупреждающий знак при входе в отделение для больных коронавирусом в медицинском центре им. Пирогова, Москва. Фото REUTERS/Maxim Shemetov/Scanpix/LETA Предупреждающий знак при входе в отделение для больных коронавирусом в медицинском центре им. Пирогова, Москва. Фото REUTERS/Maxim Shemetov/Scanpix/LETA

Начну с прогноза: решение об окончании пандемии COVID-19 и постепенной отмене карантинов везде в мире будет политическим, а не медицинским. Явочным порядком лидерам всех государств мира в какой-то момент придется признать, что замораживание всей живой жизни нанесет больший ущерб и уничтожит больше людей, чем китайская зараза.

Потому что третья мировая война — а коронавирус теперь нередко сравнивают именно с мировой войной — оказалась совсем не такой, как ее представляли люди каких-нибудь пять-шесть месяцев назад. Победить в этой войне невозможно, зато все человечество впервые в истории известных нам войн оказалось по одну сторону баррикад. Мы воюем с общим врагом, а не друг с другом.

Сравнение пандемии со Второй мировой войной использовала в своем обращении к нации — первом с 2002 года — королева Великобритании Елизавета II. Еще одну аналогию пандемии с войной дала актуальная американская статистика. За месяц за пособиями по безработице в США обратились более 22 млн человек. И это оказалось американским рекордом с 1945 года, года окончания Второй мировой войны. За один месяц карантинов США потеряли все рабочие места, созданные за 12 лет с экономического кризиса 2008 года.

Масштабы обвала китайской экономики с начала года тоже вполне сопоставимы с уроном от полноценной «горячей войны». ВВП страны рухнул в первом квартале 2020 года по отношению к последнему кварталу прошлого года почти на 7%, чего не было никогда за все время публикации открытой китайской экономической статистики.

Улица Пекина, апрель 2020 года. Фото Photo by NICOLAS ASFOURI / AFP/Scanpix/LETA

Улица Пекина, апрель 2020 года. Фото Photo by NICOLAS ASFOURI / AFP/Scanpix/LETA

В поисках «черных лебедей» для мировой экономики и футуристических прогнозов относительно того, какой окажется третья мировая, мы, как это свойственно логике человеческих прогнозов, исходили из факторов, которые видели перед собой. Из существующего, а не из неожиданных внешних событий.

Торговая война США и Китая, двух экономических сверхдержав — опасна? Конечно, опасна, думали мы. Ядерная война между США и какой-нибудь Северной Кореей (кстати, сейчас в новостном пространстве вообще нет этой страны, которая в недавнем прошлом в иные дни была главным мировым ньюсмейкером) тоже казалась некоторым политикам и политологам вполне вероятной. Более того, в Сирии — о ней тоже теперь почти не пишут — с разных сторон в разных коалициях в разное время воевали более 70 государств (для сравнения: во Второй мировой войне участвовало 62 государства, но тогда и стран в мире было чуть больше 70, две трети существующих ныне государств появились за последние 75 лет).

«Год исчезающих надежд». Владислав Иноземцев о том, что россиян ждет всплеск банкротств и безработицы из-за того, что государство не воспользовалось преимуществом во время кризиса

В итоге — человечество в лице наиболее геополитически озабоченных стран (Россия тут, увы, среди мировых лидеров) готовилось к войне гонкой вооружений, мерялось ракетами. Но никто не был готов к войне с пандемией. Билл Гейтс, скажем, еще в 2015 году заявлял, что мир не готов к пандемиям, а теперь говорит о том, что они будут угрожать миру каждые 20 лет. Человечество в реальности никогда не было к такому готово. Лекарства и вакцины всегда появлялись сильно позже волн эпидемий или не появлялись вовсе — от коронавирусов ни лекарств, ни вакцин пока не создано.

В обычной войне мы более или менее представляем себе противника и оружие. В этой — у нас нет оружия и противника мы изучаем по ходу. Уже появляются основанные на исследованиях предположения, что смертельная опасность вируса. Но пока мы лишь подопытные кролики в этой всемирной лаборатории.

Призыв не собираться в группы в парке Сиэтла, штат Вашингтон. Фото REUTERS/Jason Redmond/Scanpix/LETA

Призыв не собираться в группы в парке Сиэтла, штат Вашингтон. Фото REUTERS/Jason Redmond/Scanpix/LETA

Про уроки третьей мировой антивирусной войны говорить пока рано — мы внутри глобального процесса, конца и хода которого пока не знаем и не способны понять. Но уже видно, с какой готовностью люди по всему миру готовы отказаться от гражданских прав и свобод перед невидимой и неясной опасностью. Как легко, наблюдая онлайн ежесекундный счетчик жертв и новых случаев заражения, живя внутри нескончаемых волн инфодемии со всех сторон, бояться даже просто высунуться на улицу подышать свежим воздухом, хотя это и полезно для иммунитета. Как охотно даже демократические, как нам казалось, государства внедряют репрессивные, практики контроля за людьми. Как хрупок наш мир и как мы можем в одночасье лишиться даже самых элементарных вещей: похода в парикмахерскую, занятий спортом, визита к родителям или детям.

Похоронный чан с компотом и костюм химзащиты. Как корреспондент «Спектра» в Саратове пытался получить пропуск для передвижения по городу во время эпидемии коронавируса

Главный очаг пандемии — в нашем сознании. Научимся адекватно сопоставлять угрозы, находить сложный баланс между безопасностью и здравым смыслом — не уничтожим жизнь ради ее сохранения. Пока мы в этой войне точно не выигрываем. Политическая и моральная ответственность руководителей государств и каждого из нас точно не исчерпывается медицинскими аспектами пандемии. Не для того мы боремся с вирусом, чтобы превратить мир в ад или выжженную пустыню. Впрочем, животным и птицам эта «корона» не угрожает. Они точно останутся…