Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Пятница, 27 ноября 2020
  • $75.85
  • €90.74
  • 48.30

«Такая загогулина». Чудеса военной географии или почему из Украины в Украину теперь быстрее через Россию

Старик, ожидающий пропуска в Донецк, идет к КПВВ "Новотроицкое", Донецкая область, Украина, фото "Спектра" Старик, ожидающий пропуска в Донецк, идет к КПВВ «Новотроицкое», Донецкая область, Украина, фото «Спектра»

Как из одной части Донецкой области попасть в другую часть Донецкой области? Жизнь в условиях непризнанной ДНР дает неожиданный ответ — конечно же через Россию!

В последние недели в самопровозглашенной ДНР новый бум автомобильных перевозок: каждый день тысячи машин выстраиваются в долгие очереди перед российскими пограничными переходами. Люди массово, трудно и дорого едут через Россию в Украину.

«Такая загогулина» (если вспомнить крылатую фразу первого президента России) вышла из-за того, что под предлогом эпидемии Covid-19 власти ДНР резко ограничили перемещение людей через линию соприкосновения и ввели блокаду с братской, но более «либеральной» по части коммуникации с остальной Украиной самопровозглашенной ЛНР, а также из-за того, что Россия, невзирая ни на какую эпидемию, как раз свободно пропускает выезжающих из ДНР на свою территорию. При этом Россия официально закрыта для «иностранцев» в лице граждан Украины, но «в отношении граждан Украины и лиц без гражданства, постоянно проживающих на территориях отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины» с 19 марта 2020 года запрет на пересечение российской границы решили не применять.

Со стороны ДНР же все связанные с коронавирусом ограничения на поездки в Россию и обратно были сняты с 1 июля (когда надо было голосовать за поправки к Конституции РФ).

«Террористы, оккупанты, агрессоры — какие же вы настырные!». Как жителей ДНР подвозят автобусами до ростовских сел голосовать по поправкам в Конституцию России

Пересекать российско-украинскую границу где-нибудь под Сумами или Харьковом жителям Донецка тоже можно по своим заграничным украинским паспортам. Так, из совокупности блокад и разрешений, родились маршруты, которые в мирные времена невозможно было представить ни в каком кошмаре.

Главное, доехать до комендантского часа!

Главным квестом самопровозглашенных республик последние годы было пересечение КПВВ на линии соприкосновения: борьба с бесконечными очередями, поиски надежных перевозчиков, покупка мест в очереди для собственных машин, попытка обхода пробок из машин на блокпостах пешком или на общественном транспорте. Сейчас весь этот мир очередей со своими замысловатыми правилами как-то очень быстро переместился на российскую границу.

Семья Марины Мовчан покидала ДНР совсем, ехала, что называется, в одну сторону — жить дальше в город Константиновка Донецкой области. Это город на подконтрольной Украине территории в 63 километрах севернее Донецка, до войны один час неспешной езды на автомобиле. Сейчас семья с двумя детьми и собакой на своем загруженном вещами автомобиле добиралась из Донецка до украинской Константиновки 36 часов, двигаясь через две границы мимо Ростова-на-Дону, Белгорода и Харькова.

Их история интересна своей относительной «нормальностью» — они не скрывают своей фамилии (как это часто бывает — в жители ДНР, как правило, опасаются открыто говорить с журналистами, особенно иностранными), ехали сами, в первый раз — соответственно очередь на границе с Россией под селом Успенка «измерили» на себе естественным образом полностью (то есть, не воспользовавшись ни одной из «схем», как можно «ускорить» прохождение этого маршрута). Интересный факт — жесткий в ДНР комендантский час с 23:00 до 04:00 на прилегающем к пограничному переходу с Россией участку шоссе не действует.

«Успенка полноценно работает как таможня, круглосуточно — это совсем не блокпост, главное, до комендантского часа туда доехать, — поясняет „Спектру“ Марина Мовчан. — Очередь к „таможне ДНР“ двигалась всю ночь, просто очень-очень медленно. Стояли мы в очереди на Успенке с 19:00 до 04:00. Итого 9 часов! Таможню РФ (не знаю, как правильно называется) прошли минут за 40. К 05:00 уже ехали по Ростовской области».

Семья Мовчан — довольно редкий пример путешествующих. В основном «донецкие» едут эстафетой с помощью специально созданных нелегальных групп перевозчиков. Корреспонденту «Спектра» в одной из таких групп предложили следующий маршрут: поездка на автомобиле из Киева к пограничному переходу в Сумской области («очень удобный, мало идти пешком»), пеший переход через российскую границу и поездка уже на следующей машине дальше в Донецк. Обязательное условие — наличие украинского заграничного паспорта и внутреннего гражданского с пропиской на неподконтрольных территориях. Обещанное время доставки — 25 часов, цена 5500 рублей и 700 гривен (в сумме около 100 евро).

Пенсионеры из Донецка Никита и Елена (имена изменены по их просьбе) совершили поездку из Донецка в Покровск (полтора часа езды на машине в мирное время) и обратно за пять суток, их история как раз совершенно типична. Из-за эпидемии Covid-19 линия пересечения в Донбассе закрылась в марте, украинское правительство пообещало продолжить начислять пенсии на карты пенсионеров без проверок статуса «переселенца» до конца карантинных мероприятий и 30 суток позже — все кредитные карты с истекшим сроком автоматически к тому же продлевались. К августу на территории самопровозглашенных республик сформировалась группа в полмиллиона человек, у которых на украинских банковских картах скопились крупные, как для пожилых людей, средства.

«У нас ходят упорные слухи, что, если с 1 сентября откроют КПВВ, то денег на всех наличных не хватит и их будут замораживать на счетах, будет столпотворение, очереди — мы приняли решение рискнуть деньгами и здоровьем и попробовать!» — Рассказывает «Спектру» Никита. Он бывший шахтер, и это автоматически обозначает очень высокую для этих мест пенсию, часто с особыми дополнительными выплатами за вред для здоровья, так называемый «регресс». Срок действия платежных карт государственного «Ощадбанка» у его семьи закончился, и они были перевыпущены в конце февраля, но поехать и забрать их в «свое» отделение банка в Покровске до эпидемии никто не успел. От Донецка до Покровска 67 км, до эпидемии это был удобный для Никиты и Елены город для регистрации в качестве «переселенцев» — близко к КПВВ «Марьинка», имеет весь набор государственных административных услуг и железнодорожную станцию.

Граница Укрианы с Россией. Фото ITAR-TASS/ Scanpix/LETA

Граница Украины с Россией. Фото ITAR-TASS/ Scanpix/LETA

«Мы поехали с женой, оставив престарелую тещу дома — она бы этот ад не перенесла бы, точно! — рассказывает Никита. — Мы ехали по жаре из Донецка в Покровск 29 часов, много стояли в очереди на Успенке, хоть перевозчик как-то проселочными дорогами и объехал очередь, „обрезав“ примерно сотню машин позади. На украинской границе после Белгорода надо было идти пешком метров 500, но нам сказали ехать на такси за 500 гривен поскольку таксисты в доле с пограничниками и „решат“ все наши вопросы. Правда на той стороне ждал удобный микроавтобус с кондиционером, а в Покровске нам забронировали места в общежитии, переоборудованном под хостел за 248 гривен в сутки, и мы там пару ночей провели. Обратно ехали 25 часов. Сейчас отлежались, посчитали — мы на двоих на эту поездку потратили 17 тысяч гривен (около 535 евро- прим. „Спектра“), денег смогли снять, конечно, больше. Уже раздали долги».

Никита и Елена спокойно доехали от границы домой в Донецк — обсервация из-за коронавируса для любых прибывших из России путешественников в ДНР не предусмотрена. Тысячи людей, прибывающих ежедневно из Украины транзитом через Россию, спокойно игнорируются.

«Ехать через КПВВ все равно невозможно, выбора у нас не было особого!» — резюмирует Никита. Из самопровозглашенной ДНР сейчас выпускают только обладателей львовской, киевской или любой другой «украинской» прописки в паспорте. У обладателей штампа в паспорте родом из неподконтрольных территорий украинские справки «переселенцев», работа, учеба, любые другие уважительные гуманитарные причины — игнорируются. Все выезжающие из ДНР к тому же подписывают бумагу — обязательство о том, что они не вернутся до окончания эпидемии.

«Тут у каждого свой неподъемный груз»

С въездом все еще сложнее. Тот, кто хочет попасть через линию соприкосновения в Донецк, должен зарегистрироваться в специальном телеграмм-канале и сдать одним электронным письмом одно заявление со всеми приложенными копиями подтверждающих это заявление документов. И ждать иногда до 30 суток разрешения уполномоченных на то местных органов. Только попавших в электронные списки пропускают в ДНР на КПВВ «Еленовка» и только по понедельникам и пятницам. Списки довольно небольшие, обычно около 150 человек в день — каждый из «счастливчиков» отправляется на 14-дневную обсервацию в палаточный городок при одной из больниц, людей туда везут сразу в автобусе под охраной автоматчиков, все с этими карантинными мероприятиями на «границе с Украиной» подчеркнуто и демонстративно строго. Вместимость этих палаточных городков, а кое-где и выделенных больничных палат, естественным образом сильно ограничивает размер списков на въезд.

Вода и туалеты от европейских гуманитарных миссий. КПВВ «Новотроицкое», фото «Спектра»

10 августа 2020 года, например, от КПВВ «Новотроицкое» в сторону ДНР отправился всего 161 человек и 7 транспортных средств — все строго по электронным спискам. Примерно столько же — 5 автомобилей и 181 человека — по данным предоставленным «Спектру» украинской пограничной службой, запустили в Донецк и в пятницу 14-го августа.

Но люди разные — бывают особо упорные, глупые, инициативные, сильно пожилые и не больно образованные. Очень многим эта сложная процедура въезда непонятна до конца, они просто едут со своими кнопочными телефонами и неподъемными клетчатыми пластиковыми сумками к линии соприкосновения и просто ждут, когда их пропустят. Поначалу в ДНР просто не знали, как с этим бороться. Украина пропускала всех — и фигурировавших в списках, и нет — последние скапливались перед КПВВ ДНР на ничейной полосе, ночевали на асфальте рядом с минными полями, писали обращения, будоражили народ… И их все же запускали рано или поздно.

«Мы этого интернета не знаем!». Проход между ДНР и остальной Украиной все-таки открыли, но люди все равно оказались в тупике

Теперь все по-другому. Ад переместился на украинскую сторону. Выглядит этот ад предельно просто — под железным навесом над лавочками при жаре +35 сидят люди, с утра до вечера. Над раскаленным жестяным навесом вывеска с вереницей верблюдов и надписью — «Караван». Пока линия соприкосновения была открыта, здесь был магазин и заодно остановка автобусов. Сейчас ничего из этих сервисов не работает.

К вечеру к людям приезжают волонтеры гуманитарной миссии «Пролиска» привозят еду и предлагают отвезти на ночлег, например, в расположенный неподалеку Свято-Никольский православный монастырь. Народ берет воду и еду, но уезжать не хочет.

В глубине КПВВ «Новотроицкое» за спинами пограничников есть палатка украинской государственной службы по чрезвычайным ситуациям на целых 16 спальных мест, особо упорных отвозят на ночь туда.

«Хотите посмотреть, как мы моемся?! — пожилая женщина напротив через дорогу вдруг опрокидывает на свою голову и платье полуторалитровую бутылку с водой. — Нате, смотрите!!!»

«Там мест в большой палатке всего 16, они их весь день делят, а я просто вот тут в кустах лег и спал, — говорит пожилой, но крепкий, жилистый дед Николай. Он приехал из Полтавской области, помогал по хозяйству сестре, у которой застрял в марте, теперь хочет пробиться домой.

«У меня место в электронных списках этих уже на понедельник, приехал я в этот четверг, подожду еще», — жизнерадостно улыбаясь, говорит Николай. Все электронные манипуляции со списками, документами для стариков производят родственники в Донецке, как там оно «в Штабе» движется и когда возникнет вожделенный электронный пропуск, никто до конца не понимает.

пенсионер Николай в ожидании пропуска в Донецк коротает время в тени придорожных кустов. КПВВ «Новотроицкое»

Рядом в придорожных кустах расположились Зоя и Валентина, приехавшие к КПВВ из Бахмута, жалуются, что старожилы ожидания пропуска их приняли неласково, ругают — мол, чего приехали? У Валентины диабет. Ее сын шахтер с внуками живет в Макеевке, семью она не видела больше трех месяцев.

«У меня сахар до 19 скачет (норма сахара в крови натощак 3,5−5,5 ммоль/л, после еды сахар у здорового человека не должен подниматься выше 7,8 ммоль/л- прим. „Спектра“) пальцы на ногах дергают, болят, но ждать буду — а что делать?» — спокойно говорит Валентина и перемещается глубже в кусты, к более густой тени. Ее спутница Зоя не хочет ничего говорить и все вокруг старательно для себя фиксирует — она из женщин, которые привыкли держать ситуацию под контролем. «Наши люди они такие, тут им колбаски принесли — они одно говорят, там — другое скажут, а налей им по пять капель да посади за стол, они сразу и замирятся», — излагает Зоя между делом свое видение происходящего вокруг и заодно всей войны в Донбассе.

Под накаленным железным навесом напротив, между тем, так же накаляются и страсти. Сразу становится понятна суть претензий, которые выдвигает местная общественность Зое. Тут сидит растерянная очень пожилая, очень полная и очень нездоровая женщина и монотонно бормочет каждому подходящему: «У меня диабет, кто мне тут поможет, пусть определят на постой, дайте мне как-то телефон зарядить!».

«Они втроем на такси из Бахмута приехали, эта Зоя и вот эта женщина с Валентиной, у Зои пропуск на завтра электронный, она уедет на ту сторону и все, а у этих только документы поданы, когда их обработают, не знает никто, у нас тут есть люди, которые с 25 июня тут живут, ждут! О чем эта Зоя думала, когда тянула старух с собой на КПВВ?! Вы сумки этой женщины видите? Кто ей их дотащит? Тут у каждого своего груза не поднять!» — кричит «Спектру» пожилая, но еще крепкая женщина. Имя свое она назвать отказалась.

Но главное, что мы слышим в этой толпе — перед каждым понедельником и пятницей список людей на пропуск от ДНР им зачитывает украинский пограничник. Людей вне списков ДНР через украинский КПВВ не пропускают.

Эти женщины и мужчины в ожидании пропуска в ДНР временно живут на лавочке под навесом автобусной остановки на КПВВ «Новотроицкое»

Получение электронных списков на пропуск ДНР подтвердила «Спектру» и пресс-офицер пограничников, отвечающая за КПВВ «Новотроицкое». По словам Валерии Карпиленко, пограничники выполняют приказы командования ООС и списки приходят тоже от командования, которое видимо получает их от минской ТКГ.

Пока президент Украины Владимир Зеленский ждет в Киеве прогресса в мирном процессе, на Донбассе происходит свой очень понятный местным процесс. Самопровозглашенные республики смогли добиться сразу нескольких знаковых достижений — знаменитый августовский поток людей через линию соприкосновения достигавший два года подряд показателя в 1,4 млн пересечений в месяц прекратился. На участке ДНР он усох до ручейка размером в чуть больше пары сотен людей на выезд и меньше четырехсот на въезд в Донецк — примерно до 2,5 тысяч пересечений в месяц.

Идет проверка при переходе линии пересечения, КПВВ «Новотроицкое». фото «Спектра»

Мало того, через минскую Трехстороннюю переговорную группу или в неформальных прямых контактах власти ДНР вдруг впервые заставили украинские государственные службы считаться со своими решениями! Уже месяц на линии соприкосновения работает только то одно направление, которое определили в Донецке, по графику, запланированному в Донецке и по спискам, составленных по закрытым правилам в Донецке и каким-то пока не ведомым общественности образом переданными украинской стороне, но в том, что она этими списками ДНР руководствуется при пропуске людей через КПВВ «Новотроицкое» сомнений никаких нет. Чем не начало прямых контактов между Киевом и Донецком?

Бонусом для самопровозглашенных республик стало прекращение неконтролируемого большого потока отпускников, пенсионеров, мелких бизнесменов, перевозчиков, соискателей украинских документов, студентов и абитуриентов, которые совсем недавно еще множеством человеческих контактов, ручьями полулегальной прифронтовой торговли и сопутствующего мелкого бизнеса плотно сшивали друг с другом части некогда единых Донецкой и Луганской областей.

Для любителей Украины же в ДНР введены своеобразные имущественный ценз и проверка на выносливость — потратить 100 евро, пять суток жизни и при этом повидать просторы России получается по подсчетам местных наблюдателей примерно у тысячи человек, стартующих в этот путь из Донецка ежедневно одновременно с приоритетными в очередях караванами автобусов с соискателями российского гражданства. t.me/blokpostdonbass

Власти самопровозглашенных республик Донбасса второй год кричат о своем пути на глубокую интеграцию с Россией и по возможности рвут любые контакты своего населения с «вражеской» Украиной. Как этот процесс выглядит на практике, «Спектр» понаблюдал на закрытых КПВВ Донбасса и задыхающихся в очередях пограничных переходах в Россию.