Своё зерно не пахнет. Илья Шаблинский — о нынешней встрече Путина и Эрдогана в Сочи Спектр
Воскресенье, 19 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Своё зерно не пахнет. Илья Шаблинский — о нынешней встрече Путина и Эрдогана в Сочи

Экскаватор загружает зерно на грузовое судно в порту Измаила, Украина. Фото Andrew Kravchenko/AP Photo/Scanpix/Leta Экскаватор загружает зерно на грузовое судно в порту Измаила, Украина. Фото Andrew Kravchenko/AP Photo/Scanpix/Leta

Сегодня, 4 сентября, президент Турции Эрдоган прилетает в Сочи на встречу с Путиным. Были анонсированы переговоры по новой «зерновой инициативе». Сомнений нет, это личная инициатива Эрдогана, и Путин её принял. Судя по всему, главный смысл, который российский диктатор может усмотреть в новой договорённости, — поддержание добрых партнерских отношений с Турцией. Иные интересы тут не просматриваются. Путин уже понял, что ослабить санкции (наложенные на целый ряд российских банков и компаний) с помощью ранее заключенной зерновой сделки не получилось и не получится. Эта вызвало у него в конце концов острое раздражение. В то же время российское зерно удалось более или менее успешно экспортировать и в Китай, и в Турцию, и в Египет, и в другие страны. Российские фермеры, возможно, остались довольны. К тому же государство-агрессор, судя по всему, ещё и приторговывало зерном, вывезенным с оккупированных украинских территорий.

Комбайн собирает пшеницу на поле возле села Кившовата Киевской области. Фото Sergei SUPINSKY/AFP/Scanpix/Leta

Комбайн убирает пшеницу на поле возле села Кившовата Киевской области. Фото Sergei SUPINSKY/AFP/Scanpix/Leta

Украине же государство-агрессор стремится не дать заработать на зерне ни доллара. И вот уже почти месяц наносит удары по украинским портам в Одессе и Измаиле, по зернохранилищам и элеваторам. При этом погибли и люди, но это уже как бы между строк. Что это означает? Это, безусловно, политическое решение. И у меня нет никаких сомнений, что принимал его лично Путин. Никакие собственно военные задачи при этом не решаются, никакого влияния на ход боевых действий эти обстрелы не оказывают. Это прежде всего вымещение злобы, связанной с относительно неудачным для Российской Федерации ходом реализации так называемой «зерновой сделки». Относительно неудачным — поскольку и российское зерно, и российские минеральные удобрения на мировой рынок идут, но не в тех объемах и не с тем результатом, на которые рассчитывал Путин. Поэтому во вторую очередь обстрелы портов — это силовое давление с целью принудить партнеров пойти на уступки Российскому государству. Например, переподключить Россельхозбанк к системе SWIFT — системе быстрых банковских переводов. Или ещё: разблокировать счета некоторых российских компаний, связанных с производством и транспортировкой продовольствия и удобрений.

Ради этого российский диктатор и отдал приказ бомбить порты на Чёрном море и Дунае. Там горит зерно, предназначенное на экспорт. И дело не в том, что за него Украина могла бы выручить валюту для оплаты вооружений. Военная техника со всего мира и так идёт туда, независимо от каких-либо финансовых условий. Так что Путин подобным образом пытается не ослабить противника, а просто отомстить. И… расширить экспорт российского зерна. До войны оно экспортировалось весьма успешно и приносило немалый доход в бюджет.

И вот тут верный партнёр Эрдоган, улыбаясь лукаво, обещает уговорить верного партнёра из России пойти на компромисс и разрешить вывозить в Турцию не только российское, но и украинское зерно из украинских портов. Мотивировать это турецкий лидер может только тем, что без украинского зерна Турция не получит привычных объёмов. Зерно она будет закупать не только для себя, но и для ряда африканских стран. Это позволит стабилизировать мировые цены на зерно. Они в последние недели очень неустойчивы, их резкие скачки нервируют африканских лидеров. Те недавно в Москве говорили об этом Путину. Ему, возможно, не хотелось бы выступать в роли мирового зернового жандарма, хотя сделать международную репутацию Российской Федерации ещё хуже, чем она есть, довольно трудно.

Структуры ООН в данной сделке уже никакой роли не играют. Но известно об участии правительства Катара, которое, вероятно, оплатит часть российского зерна — ту, что должна пойти в Африку. Конечно, главная задача Эрдогана — договориться с Путиным об экспорте в Турцию украинского зерна. Возможно, на каких-то условиях российский диктатор на это пойдёт. Ему действительно очень важно поддерживать отношения с Турцией — государством-членом НАТО, всё ещё согласным на диалог с путинской Россией. Ну, а Эрдогану важно подчеркнуть свой статус лидера — не только регионального, но и мирового масштаба.

Что касается украинского правительства, оно внимательно наблюдает за процессом. Недавно, 25 августа Хакан Фидан, турецкий министр иностранных дел встречался с Владимиром Зеленским, главой Администрации президента Украины Андреем Ермаком, премьер-министром Денисом Шмыгалём и главой МИДа Дмитрием Кулебой. Таким образом, тактика турецкого лидера с Украиной согласована. В Киеве Фидану сообщили, что «не против новых договоренностей».

В общем, новая инициатива — это новый шанс прежде всего для Эрдогана. Масштаб планируемой сделки вполне соответствует его амбициям.

Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин. Фото ПРЕСС-СЛУЖБА ПРЕЗИДЕНТА ТУРЦИИ/AFP/Scanpix/Leta

Реджеп Тайип Эрдоган и Владимир Путин. Фото ПРЕСС-СЛУЖБА ПРЕЗИДЕНТА ТУРЦИИ/AFP/Scanpix/Leta