Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 23 сентября 2020
  • $76.11
  • €89.14
  • 41.28

«Суки, простите за прямоту». Лидеры «Антимайдана» объяснили убийство Немцова

Фото: RIA Novosti/Scanpix. Александр Хирург Залдастанов на пресс-конференции 5 марта 2015 года Фото: RIA Novosti/Scanpix. Александр Хирург Залдастанов на пресс-конференции 5 марта 2015 года

В четверг, 5 марта, представители движения «Антимайдан» провели пресс-конференцию «Убийства политиков: методы Майдана», где рассуждали о политической подоплеке убийства Бориса Немцова, застреленного в ночь на субботу, 28 февраля, на Москворецком мосту незадолго до митинга «Весна», в организации которого он принимал участие. В ходе этой пресс-конференции с журналистами пообщались публицист, лидер партии «Великое Отечество» Николай Стариков, зампред организации «Боевое братство», сенатор Совфеда Дмитрий Саблин и президент мотоклуба «Ночные волки», кавалер ордена Почета Александр Хирург Залдастанов. К ним присоединился прибывший в Москву две недели назад на митинг «Антимайдана» представитель «Уралвагонзавода» Алексей Балыбердин.

Участникам обсуждения в прямом эфире было запрещено комментировать ход следствия, однако ведущая не возражала против многочисленных политических параллелей.

— Борис Немцов — первая жертва Майдана в России, — начал Николай Стариков, — в Россию пытаются перенести политические технологии Майдана и накачать эмоциональную составляющую общества путем убийства политического лидера. Очевидно, что это провокация! Один из лидеров оппозиции убивается напротив Кремля по дороге домой, недалеко от Болотной площади — символа белоленточных протестов. Это типичная технология «сакральной жертвы», для того, чтобы накалить обстановку в обществе и попытаться раскачать ситуацию в нашей стране. Так работает технология государственного переворота, замаскированного под народную революцию, и его организаторы всегда должны в эту страшную топку подбрасывать жертвы!


Фото RIA Novosti/Scanpix
Николай Стариков. Фото RIA Novosti/Scanpix


После идеолога «интернет-ополчения» свою версию озвучил Залдастанов. На конференции он выступал в привычной кожаной жилетке с символикой клуба.

— Это сделали спецы. Профессионалы выполнили все цинично, нагло, а потом растворились, как в воду канули. Для чего они работали — какие тут сомнения? Понятно, что Немцов никому не мешал и меньше всего Кремлю. Что бы собрала оппозиция на своем митинге, если бы не было этого убийства? Многие пошли туда, потому что испытывали симпатию к убитому, как к жертве. Я и сам бы, честно говоря, пошел, у меня он не вызывал никаких антипатий. — поддержал байкер соратника по «Антимайдану».

Руководитель «Ночных волков» посоветовал извлечь из произошедшего урок. «Потому что они ни перед чем не остановятся, суки, простите за прямоту. Будут убивать, вспомните Небесную сотню, которая тогда погибла на Майдане ни за что. Эти миротворцы с жалом змеи, они все соскочат за день до нанесения по нашей стране удара», — предостерег Хирург.

Линию продолжил сенатор Дмитрий Саблин.

 — Часто спрашивают, с кем борется «Антимайдан». Так вот, он борется с тем, что в нашем понимании есть майдан. Майдан — это искажение истории, Майдан — это отрицание наших традиционных ценностей, таких как семья, вера. Майдан — это геноцид и убийство сотен тысяч моих земляков. Одна из его технологий, бесспорно, политическое убийство. Даже если их нет, есть псевдоубийства, которые поднимают людей, как в Чехословакии в 1989 году.


Фото RIA Novosti/Scanpix
Дмитрий Саблин. Фото RIA Novosti/Scanpix


Вероятно, Саблин имел в виду убийство одного из активистов студенческих выступлений 1989 года в Чехословакии — Мартина Шмида, приведшее к резкой политизации лозунгов, расширению демонстрации и последующей смене власти. По одной из недоказанных версий, убийство было инсценировано, а в роли убитого выступил сотрудник правительственных спецслужб.

Присутствие на пресс-конференции представителя «Уралвагонзавода» удивило журналистов. Алексей Балыбердин, однако, очень просто объяснил свою вовлеченность в движение. «Я работал, смотрел новости. И начало складываться ощущение, что некие силы в Москве пытаются раскачать ситуацию в стране. И захотелось что-то сделать. Мы увидели рекламу „Антимайдана“ в соцсетях, поговорили с коллегами и приехали на митинг. Нам не нравится, когда нас называют быдлом».

Корреспондент «Газеты.ру» указал представителям общественной организации, что на последнем оппозиционном митинге в память Бориса Немцова подавляющее большинство пришедших шли с флагами России.


Фото RIA Novosti/Scanpix
Марш памяти Бориса Немцова. Фото RIA Novosti/Scanpix


— Считаю, что флаг России — это прикрытие. Рядом с ним соседствовал флаг Украины, вы видели, сколько их было. И они не пускали парня с георгиевской лентой в колонну на фоне флагов России, — перебил журналиста Александр Залдастанов.

Корреспондент также указал на поразительное недоверие к правоохранительным органам со стороны «Антимайдана». На что Хирург ответил следующее:

— В Америке — империи мирового закулисья — убили Кеннеди. И концы в воду. Никто не нашел. Самое охраняемое лицо в самой большой империи. Так что мы не плохого мнения о наших правоохранительных органах, но найти убийц будет сложно, а может даже не возможно. Спецы работали.

— Попытки раскачать Россию уже начались и стартовой точкой для этого стало убийство Бориса Немцова. Проанализировав большое количество государственных переворотов типа Майдана, мы поняли, что политическое убийство — один из атрибутов раскачки ситуации в любой стране, где США пытаются осуществить государственный переворот, — продолжил Николай Стариков.

— Я считаю, что только страх может остановить убийц. Страх возмездия. Ничего страшного, если убийцы будут бояться нажимать на курок. Предатели должны бояться, — вторил историку руководитель мотоклуба.

Его словам немного противоречило утверждение Алексея Балыбердина о том, что участники движения не хотят никого пугать. «Поверьте, если бы мы хотели напугать, нам есть, чем», — объяснил рабочий.


Фото RIA Novosti/Scanpix
Алексей Балыбердин. Фото RIA Novosti/Scanpix


Корреспондент «Медузы» Илья Азар поинтересовался, готов ли «Антимайдан» взять на себя ответственность за убийство, если выяснится, что оно совершено под влиянием лозунгов движения.

— А если в ходе расследования выяснится, что к убийству имеет отношение издательство «Медуза», вы тоже возьмете на себя ответственность? — ответил Стариков риторическим вопросом.

Журналист пытался привести прямую цитату высказывания Залдастанова о том, что пятую колонну испугает только смерть, однако оказался перебит байкером:

-Я не говорил «смерть», я сказал «СМЕРШ». Вы услышали, как хотели услышать, — заявил он.

Отвечая на следующий вопрос, Николай Стариков снова возвратился к концепции «сакральных жертв». Он заявил о своей уверенности, что это «классика жанра американских переворотов».

-Когда революционер становится неэффективным, они его убивают. Обязательным условием становится упоминание о громком заявлении, которое он якобы готовит, — пояснил он шаблон подготовки цветной революции. В случае с Немцовым, по мнению Старикова, политик спровоцировал решение о своем убийстве сообщением «Собеседнику» об угрозе для своей жизни.

Напоследок корреспондент BBC поинтересовался, по каким критериям участники движения отделяют оппозицию от предателей.

-Предатели — это те, кто пытается переписать историю, как-будто мои предки погибли зря, — резюмирует Балыбердин.