Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Пятница, 27 ноября 2020
  • $76.03
  • €90.89
  • 48.14

«Стукнуть кулаком по столу и сказать „всем молчать“ — так не получится». Врачи начали бороться за право открыто говорить о коронавирусе

Медработник в защитном костюме. Фото Sergei Malgavko / TASS / Scanpix / Leta Медработник в защитном костюме. Фото Sergei Malgavko / TASS / Scanpix / Leta

28 октября стало известно, что Минздрав РФ разослал в подведомственные ему больницы и главным внештатным специалистам директиву, обязывающую согласовывать в устной или письменной форме любые комментарии по теме Covid-19. Другими словами, врачи больше не имеют право высказываться открыто на тему коронавируса без разрешения Минздрава.

В самом ведомстве эту меру объяснили необходимостью «повышения эффективности информирования населения о мерах по противодействию распространению и профилактике заболеваемости Covid-19». Однако сами врачи уверены, что таким образом их пытаются заставить замалчивать существующие проблемы.

«Стукнуть кулаком и по столу и сказать „всем молчать“ - так не получится. Я думаю, что этот запрет останется на бумаге, потому что Минздрав — это не конституционный суд, который может цензурировать информацию. Это всплеск эмоций (со стороны ведомства), чтобы другие были поосторожнее в высказываниях», — сказала «Спектру» руководитель проекта помощи пациентам профсоюза «Альянс врачей» Ирина Кваско.

По ее словам, «всегда есть радикальные высказывания — есть „антимасочники“ и есть те, которые говорят только о том, чтобы защищаться». Кваско говорит, что может «понять власть» в том смысле, что сейчас в информационном поле много непроверенной информации о коронавирусе, «которая тревожит людей» и «вызывает панику». С другой стороны, говорить о том, что «это все неопасно и не нужно ничего этого делать — это тоже неправильно». Она отметила, что на центральном телевидении ведущие — например, доктора Александр Мясников и Елена Малышева — открыто говорят о коронавирусе без согласования с Минздравом. «И в этом плане непонятно — если по телевидению говорят об этом, то почему врачам запрещают высказываться? Тут мы можем говорить о том, что как раз это формат цензуры, когда одним можно говорить все, а другим нельзя говорить ничего».

«Полный коллапс». В российских регионах выстраиваются очереди из скорых и не хватает места в моргах, медики называют происходящее адом

Она отметила, что политика согласования комментариев для врачей существовала и до подписания приказа Минздрава, но это требование не везде и не всегда соблюдалось.

Международная правозащитная организация Amnesty International также посчитала откровенной цензурой требование Минздрава. В организации заявили, что даже если это требование напрямую касается только больниц федерального подчинения, практически нет сомнений, что его подхватят и в остальных медучреждениях. С учетом ранее известных случаев запугивания и репрессий против медработников это создает четкий сигнал, что правительство намерено препятствовать распространению слишком самостоятельных высказываний и мнений.

«Этот же запрет ставит под угрозу эффективность самих мер по борьбе с коронавирусом, поскольку может использоваться для сокрытия общественно важной информации,» — говорила директор российского представительства Amnesty International Наталья Звягина.

Ирина Кваско согласна с ней: «Нельзя скрыть то, что есть. (Значит), будут анонимно выступать (врачи), говорить о своих проблемах. Это надо в первую очередь власти… Иначе как они услышат? Скрыть симптомы заболевания — значит его не вылечить».

Ранее Amnesty International уже направляла в правительства стран Восточной Европы и Центральной Азии свои рекомендации относительно соблюдения прав человека в период борьбы с пандемией COVID-19. В этих рекомендациях, в частности, указывалось, что «государства должны воздерживаться от любых попыток цензуры или запугивания, попыток отомстить и/или применить дисциплинарные меры в отношении журналистов, организаций гражданского общества, активистов, гражданских репортёров, работников здравоохранения или в отношении кого бы то ни было, кто стремится распространять информацию».

Репрессивный коронавирус. Amnesty International обвинила власти России в подавлении прав человека под прикрытием борьбы с эпидемией

Правозащитная группа «Агора» открыла горячую линию для медиков, чтобы оказывать им юридическую помощь в случае попыток ограничить открытый и свободный обмен жизненно важной информацией. Адвокат «Агоры» Станислав Селезнев полчеркнул, что положение о Министерстве здравоохранения РФ не предусматривает возможности давать указания о взаимодействии врачей со СМИ. Такое требование представляет собой явное превышение министром своих полномочий.

Тем не менее в Кремле не увидели проблемы в новом приказе Минздрава. «Это не запрет. Поймите, просто разнобой в высказываниях, что называется, подведомственных врачей о коронавирусе, ну действительно… Ну послушайте, когда один врач говорит, что перчатки это вредно, а другой говорит, что это полезно, а третий говорит, что это нужно, а четвертый говорит, что это не нужно… Ну это неправильно. Все-таки врачи, они отвечают за здоровье людей. И это, наверное, для людей плохо, для нас с вами. Собственно, просто нужно согласовать, никто никому ничего не запрещает. Это просто призыв к тому, чтобы не было такого маразма», — сказал пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков.

«Альянc врачей» направил в генпрокуратуру жалобу на незаконное ограничение конституционных права врачей в период пандемии. «Статьей 237 Уголовного кодекса установлена уголовная ответственность за сокрытие информации об обстоятельствах, создающих опасность для жизни или здоровья людей. Это ставит медицинский персонал перед выбором между уголовное ответственностью за сокрытие правды о пандемии и ответственностью за неисполнение письма Министра здравоохранения», — говорится в документе. В профсоюзе потребовали провести прокурорскую проверку и принять меры в отношении министра здравоохранения.

«Обществу трудно понять, что никакого лечения нет». Ремдесивир, дексаметазон, фавипиравир — чем в России и мире пытаются лечить Соvid-19, и насколько эти препараты эффективны и безопасны?