Сохранить красоту. Валерий Панюшкин о Марии Колесниковой, мирных революциях и женском будущем Земли Спектр
Вторник, 07 февраля 2023
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Сохранить красоту. Валерий Панюшкин о Марии Колесниковой, мирных революциях и женском будущем Земли

Мария Колесникова. Скриншот видео kalesnikava/Instagram Мария Колесникова. Скриншот видео kalesnikava/Instagram

Представьте себе Марию Колесникову в реанимации. Ее адвокаты сообщают, что Мария в больнице, что ей проведена операция, кажется, по поводу прободения язвы. С ее отцом врачи разговаривают только в присутствии сотрудников спецслужб. Ее палату охраняют, один вооруженный человек снаружи и двое вооруженных внутри. Представьте себе эту умницу, красавицу, флейтистку, предводительницу мирных протестов в Беларуси 2020 года. Представьте себе ее не такой, как на фотографиях — без флейты, не в красно-белом платье, не складывающей сердечко из пальцев, не решительно разрывающей свой паспорт, чтобы таким образом противиться депортации… Представьте ее такой, какими бывают люди в реанимации — давайте я воздержусь от эпитетов, описывающих человека, которому физически (не говоря уж о том, что морально) очень плохо.

Мария Колесникова во время акции протеста перед зданием правительства на площади Независимости в Минске. 22 августа 2020 года. Фото Evgeniy Maloletka/AP/Scanpix/Leta

Мария Колесникова во время акции протеста перед зданием правительства на площади Независимости в Минске. 22 августа 2020 года. Фото Evgeniy Maloletka/AP/Scanpix/LETA

 

 

 

 

 

Режим Лукашенко (надеюсь, временно) изуродовал ее. Еще не победил, но уже изуродовал. В этом суть мужских диктаторских режимов: они готовы изуродовать землю, лишь бы захватить ее. Они готовы изуродовать людей, лишь бы править ими. Это абсурд, если подумать. Зачем тебе изуродованная земля? Она не приносит никаких плодов, не дает ни благополучия, ни радости, ни уюта. Зачем тебе изуродованные люди? Они не могут производить ни культуры, ни науки, ни того главного, что должен производить человек на земле — счастья.

Мария Колесникова, 14 июля 2020 года. Фото Sergei GAPON/AFP/Scanpix/Leta

Мария Колесникова, 14 июля 2020 года. Фото Sergei GAPON/AFP/Scanpix/LETA

Тем не менее, диктаторские режимы так делают — они уродуют землю, лишь бы захватить ее, и они уродуют людей, лишь бы править ими.

Протестующие белорусы в 2020 году поступали ровно наоборот — не захватывали землю (даже свою, принадлежащую им по праву) из опасения изуродовать ее самим процессом освобождения, не применяли насилия к людям из опасения изуродовать их в процессе защиты их прав и свобод. Это женский взгляд на методы достижения свободы, независимости и справедливости. Он представляется абсурдным. Но если он представляется вам абсурдным, это значить лишь одно: вы, читающий эти строки — мужчина.

Вероника Цепкало, Светлана Тихановская и Мария Колесникова, 19 июля 2020 года. Фото Sergei Grits/AP/Scanpix/Leta

Вероника Цепкало, Светлана Тихановская и Мария Колесникова, 19 июля 2020 года. Фото Sergei Grits/AP/Scanpix/LETA

По отношению к белорусским мирным протестам 2020 года с самого начала возможно было две, но, в общем, диаметрально противоположных реакции.

Реакция первая — о, Боже, какая прелесть! Эти молодые и прекрасные женщины в красно-белых платьях. Эта музыка на улицах. Эти концерты во дворах. Эти задушевные разговоры с бойцами ОМОН, даже и в автозаках. Этот трогательный лагерь помощи арестованным возле тюрьмы — горячий кофе, бесплатная еда, водители-волонтеры, готовые везти отсидевших свой срок протестантов по любому указанному ими адресу. Эта чудесная толпа, которая каждый ровный час замирает на минуту и потом хором выкрикивает время: «Деся-а-ать часов!» — чтобы заключенные, лишенные всякой связи со внешним миром, понимали, во-первых, который час, а во-вторых — что о них помнят и их любят.

Мария Колесникова, 6 сентября 2021 года. Фото Ramil Nasibulin/BelTA/REUTERS/Scanpix/Leta

Мария Колесникова, 6 сентября 2021 года. Фото Ramil Nasibulin/BelTA/REUTERS/Scanpix/LETA

Реакция вторая — о, Боже, какая глупость! Снимать ботинки, чтобы встать на скамеечку и оттуда со скамеечки выкрикивать свободолюбивые лозунги? Это же бред, надо выворотить все скамейки и сложить из них баррикаду! Играть на музыкальных инструментах, пока ОМОН не арестует музыкантов и не растопчет инструменты? Это же бред, вооружаться надо карабинами и охотничьими ружьями, еще лучше гранатометами и гаубицами, но уж точно не флейтами, гитарами и цимбалами!

Женский взгляд и мужской. Один из них совершенно безнадежный, другой — хоть и призрачную надежду, но дает.

Мария Колесникова, 24 августа 2020 года. Фото Vasily Fedosenko/File Photo/REUTERS/Scanpix/Leta

Мария Колесникова, 24 августа 2020 года. Фото Vasily Fedosenko/File Photo/REUTERS/Scanpix/LETA

Если вы считаете единственно возможным насильственный способ свержения диктатуры, это вовсе не свидетельствует о том, что вы правы, это свидетельствует только о том, что вы мужчина.

Диктатура, возможно, и будет свергнута, но земля и люди на ней будут изуродованы. Если подумать, то совершенно безнадежным является именно этот путь. Зачем вам изуродованная земля? Зачем вам изуродованные люди на ней? Что вы станете делать, кроме как уродовать их и дальше?

На самом деле, крохотную, но надежду дает женский путь. Своим мужским умом я совершенно не могу понять, каким именно образом этот путь непротивления, жалости, сохранения земли, людей, красоты и гармонии может привести к победе. Но факт остается фактом — в некоторых странах непостижимым образом женщины победили.

Именно эти страны привлекают людей из тех мест, где мужчины захватывают землю и правят людьми, безжалостно уродуя их.