Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Суббота, 5 декабря 2020
  • $74.07
  • €89.80
  • 49.03

«Собралось в десять раз меньше, это все из-за Украины»

Фото: Reuters/Scanpix Фото: Reuters/Scanpix

В очередной раз 4 ноября Россия отмечает День народного единства, призванный с 2005 года заменить собой другой праздник — День Октябрьской революции. Впрочем, единство получилось своеобразным. На шествие, начало которому положил философ-евразиец Александр Дугин и которое теперь зажило собственной жизнью, собрался весь цвет правого движения — от просвещенных сторонников интегрального традиционализма до обутых в тяжелые ботинки наци-скинхедов. В тот же день в Москве прошло многотысячное провластное мероприятие «Мы едины», а также альтернативный «Русский марш за Новороссию». Что спустя девять лет представляет собой главный смотр ультраправых сил? Как украинский кризис отразился на националистическом движении?

Русский марш: лебедь, рак и щука

Около полудня. От станции метро «Люблино» тонким ручейком движутся националисты группками по 10−15 человек, большая часть одета в камуфляж либо куртки темных цветов. До начала старта почти полтора километра — вокруг семнадцатиэтажки, гуляют мамаши с колясками, вдалеке виднеется торговый центр «Москва», куда переехало большинство торговцев после сноса Черкизовского рынка. «Русские идут в Небесный Иерусалим, русский марш собирает на марш» — играет рингтон на телефоне у женщины, раздающие агитки, в которых буквально вся правда жизни: «Ивана Грозного убили англичане, а у Путина шесть двойников!».



Фото REUTERS/Scanpix


Перед металлорамками идет бойкая торговля сувенирами: «Значки с коловратами — кому коловраты и флаги?», — зазывает продавец, расположивший свой ассортимент на раскладном столе. «Хорош, организаторы нам на халяву дадут», — говорит своим соратникам паренек в шарфе с кельтским крестом — крест на фоне круга — международный неонацисткий знак. Именно «кельтан», имеющий историческую отсылку к общим праевропейским символам, стал заменой всюду запрещенной свастики.

Здесь же раздают листовки с заголовками: «Кому нужен электронный паспорт» и «Русские трудящиеся, у вас есть запасная родина?». Большинство посетителей старается «не палить щи» — скрывают лица шарфами и поднятыми воротниками. За каждой металлорамкой с портативной видеокамерой стоит «эшник», оператор из Центра по противодействию экстремизма: «Эй, парень, улыбнись — только кепочку сними!».

12:30 «Кто не прыгает — тот чурка», — хором орут тинэйджеры в облегающих спортштанах, пытаясь согреться в ожидании старта. В руках выданные организаторами пластмассовые флагштоки для стягов. «Да я еще больше русский, чем вы все вместе взятые, — говорит Федор Николаевич, бородатый мужчина лет 50, своему спутнику и кричит в ответ молодежи. — Идиоты, да не уподобляйтесь хохлам!». Во время Майдана футбольные фанаты переиначили изначально российскую кричалку на «Хто не скаче — той москаль», она приобрела известность благодаря российским федеральным телеканалам. Вместе со всеми прыгают и завернутые во флаги «эшники» — от большинства кураторы отличаются возрастом и одеждой.



Фото Дмитрий Окрест


«Я имел пару долгих бесед с представителями конторы, которые много часов убеждали меня, давя на общественную сознательность, рассказывая про сложную обстановку в стране и про события на Украине, предлагали Русский марш перенести на один год», — говорит про свое общение с сотрудниками ФСБ рыжебородой лидер «Русских» Дмитрий Демушкин. «Русские» — это осколки Движения против нелегальной иммиграции (ДПНИ), общества «Память» и ныне запрещенного «Славянского Союза» (СС), ставшего в итоге «Славянской силой». В итоге, говорит Демушкин, он выдвинул «встречное предложение — отложить на один год работу этой конторы и тоже разойтись». «Русские марши» прошли в нескольких десятках городов: Владивосток, Киров, Нижний Новгород, Сыктывкар, Тула, Хабаровск и Петербург. В северной столице же провели контр-митинг и антифашисты.

В 13:30 несмотря на объявление о начале шествия в полдень колонны еще не построились — организаторы ждут опоздавших — которых все нет. «Русские идут» — в очередной раз слышен оглушительный зов, но толпа продолжает стоять. Заявка подана на 10 тысяч человек, что сравнимо с численностью мероприятия в прошлые годы, но сегодня в толпе шепчутся: «Собралось в десять раз меньше, это все из-за Украины». Это не первый разлом. И раньше среди националистов был потешный спор между хоругвеносцами и одетыми в меха язычниками, но, похоже, на этот раз это действительно существенный раздел. «Правые организации постоянно дробятся из-за подозрений в сотрудничестве с властями — ДПНИ, „Русский образ“, РНЕ», — говорит Алексей, помогающий организаторам с охранной мероприятия. — Но тема западного соседа буквально всех нас добила".

Поддерживать ли Майдан, как относиться к появлению «народных республик» на Юго-Востоке, поддержать ли украинских соратников из дружественных неонацистских организаций или пойти в отряды, курируемые ставленниками Кремля — российское ультраправое движение не смогло ответить на эти вопросы.

Даже наиболее одиозные нацисты из объединения Wotan Jugend, которые прежде козыряли на демонстрациях расистскими кричалками и восхвалением гитлеровской Германии, разделились. Часть отправилась воевать в составе батальона «Азов» за Киев, оставшиеся назвали их предателями. «„Азов“ — это опасное шоу, в котором купившиеся на сладкие речи о „Белой Европейской Украине“ на деньги олигархов-семитов юные идеалисты могут погибнуть, стреляя в своих же белых братьев», — говорят оставшиеся в Москве наци.



Фото Дмитрий Окрест


Изначально анонсировалось, что будет семь колонн — национал-демократы, сторонники Новороссии, симпатизанты Киева, язычники, движение «Русские», чей руководитель Александр Белов-Поткин арестован по обвинению в легализации имущества, добытого незаконным путем. В начале шествия несколько икон, стяг с ликом Христовым и стилизованный под иконопись портрет убитого в 1991 музыканта Игоря Талькова: «Не знал, что его канонизировали», — перешучивается семейная пара с ребенком.

На деле после главной колонны движутся не колонны, а буквально цепочки из 20−30 активистов, держащих замерзшими пальцами баннеры. «А где за Новороссию, за донбассцев?» — спрашивает интеллигентный мужчина в очках, «Иди, папаша, на Октябрьское поле» — резко отвечает одетый в куртку с руническими узорами активист — «Здесь петухов нет!». Именно на Октябрьском поле по зову Игоря Стрелкова-Гиркина собрались сторонники Новороссии.

«Выпускай-выпускай», — кричит футбольная молодежь, когда впереди шествия разъезжаются блокирующие движение полицейские машины. Из окон жилых домов высовываются жители, за оцеплением вдоль бульваров прогуливаются парочки. Среди демонстрантов раздается радостный крик, массы приходят в движении, язычники начинают бить в барабаны — загораются красные и зеленые фаера, в центре толпа слишком плотная, и ОМОН не решатся влезать. Полиция греется в бело-зеленых пассажирских автобусах, снятых с рейсов, вдоль всего пути следования сотрудники полиции и частных охранных предприятий стоят цепочкой с интервалом в пять метров.



Фото Игорь Тимофеев


Несмотря на старания немногочисленных нац-демов, пытавшихся казаться респектабельными, серьезные темы участников не цепляют, большинству нравится простые кричалки типа «Россия — для русских, Москва — для москвичей». «А мне, блин, куда ехать? — С ехидством спрашивает соратников Алексей, приехавший работать в столицу ростовчанин, и продолжает сокрушаться: Это мой второй марш, тогда были одетые в форму толи СС, толи БДСМ партийцы из „Великой России“, а здесь одни карланы — лучше бы уж на оппозиционный митинг пошел».

Другой заряд — «Русский флаг над Кремлем» — тоже вызывает удивление: «А сейчас там какой?», — спрашивает подросток лет 15 свою подругу. «Придурок, там нужно вывесить имперку», — говорит девушка с татуировкой на запястье, сплевывая под ноги. (Имперка — это черно-желто-белый гербовый флаг Российской империи с 1858 по 1896 годов, — прим. автора).

«Заберите провокатора», — обращаются к организаторам. Минуту спустя те же люди как мантру нараспев кричат «Зиг хайль — Рудольф Гесс — Гитлерюгенд СС», — боевой гимн «Люфтваффе», и поднимают руки в привычном для ультраправых жесте, больше известный как «зига». Журналисты сразу устремляются сюда в поисках сочных кадров. «Совсем дебилы, вас камеры снимают — они только этого и ждут», — ревет в негодовании мегафон в начале колонны. Несмотря на официальное табу на римское приветствие, наряду с запретом на «советскую символику и символику действующей партии власти», зиги периодически виднеются то там, то здесь. «Глупость все, опять зигометы все испортят, — говорит 25-летний аспирант Олег. — Опять по телеку покажут фашистов!».



Фото Дмитрий Окрест


«Слава Киевской Руси — Новороссия соси!», — заряжает завершающая шествие «Непримиримая колонна», оппонируя ранее проходящим сторонникам Новороссии с андреевскими флагами. Баннер непримиримых активистов «Русские против необольшевизма» с перечёркнутой символикой ДНР и колорадским жуком были отобраны еще перед началом марша. Как мухи вокруг них вьются десятки камер, по большей части — полицейских. К концу мероприятия были задержаны около 30 человек.

«Профессиональные русские прошли свои разрешенные два километра», — с иронией замечает иностранный корреспондент, демонстранты спускаются в метро. В подземке парень в красно-белом шарфике предлагает организовать «белый вагон». В начале двухтысячных «белым вагоном» называли «зачистку» от всех иноземцев — кавказцев, африканцев, выходцев из Средней Азии, но в этот раз молодежь ограничивается плясками: «Кто не скачет, тот чурка! Выше-Выше!».

Провластное шествие «Мы едины»

«Багратион… Сперанский…», — разносят имена из XIX века динамики больших электронных щитов, установленных по бокам памятника Александру Пушкину на Тверской улице в Москве. С щитов москвичей в самом прямом смысле учат родину любить. Сейчас — перечисляют великих деятелей страны. С Багратионом и Сперанским Пушкину соседствовать логично, но вскоре динамики переходят к героям XX и XXI веков — без Иосифа Сталина и Владимира Путина в этом списке не обошлось.

Картинки на электронных табло постоянно меняются. На вопрос «за что мы любим родину?», щиты отвечают: у России — самая большая территория, крупнейшие в мире запасы полезных ископаемых, одна из самых сильных в мире армий, серьезная космическая промышленность и самая большая в мире протяженность железных дорог. В России зарплаты растут быстрее всего в Европе, и вообще россияне — самая образованная нация в мире.



Фото AP/Scanpix


В разных местах на Тверской от 8 до 10 полос для движения автомобилей. Ради шествия «Мы едины» ее полностью перекрыли. Если численность оппозиционных митингов ГУВД Москвы традиционно занижает, то оценка в 75 тысяч участников пропутинского шествия вполне реальна. Мимо памятника Пушкину достаточно плотные колонны демонстрантов шли минут сорок.

Типичные лозунги — «Поддержим Путина», «Нас бьют санкции, а мы крепчаем», многочисленные малоосмысленные фразы со словами «едины» и «вместе», напоминания о том, что в России живут люди и разных национальностей… Неоднократно встречался лозунг, вторящий словам президента: «Медведь в тайге хозяин». Мало кто счел нужным напоминать на плакатах, что «Крым наш», зато лозунги в поддержку Новороссии встречались, хоть и не очень часто.

Доминируют бело-сине-красные триколоры, много флагов георгиевской расцветки, море флагов «Единой России» и «Молодой гвардии Единой России», понемногу — остальных парламентских партий, а также партий непарламентских, общественных организаций, официальны профсоюзов, вузов и т. п. Шествие вряд ли обошлось бы без «Офицеров России», но на него пришла даже «Гражданская платформа»."Кто мы? — эС, Тэ, О! Кто мы? Кто мы? Кто мы? — эС, Тэ, О!" - скандирует колонна молодежи из «Студенческого трудового отряда». Остальные группы в основном идут молча. С шествия — жиденький, но постоянный поток желающих уйти.

«Замечательное мероприятие! Все поддерживаю! Ну, мне это…», — молодой мужчина, только что покинувший шествие, красноречиво показывает на часы. Он еще вполне разговорчивый — большинство уходивших молча и быстрым шагом удалялись, игнорируя заданные им вопросы. Как удалось выяснить у тех, кто все же согласился ответить, многих из них попросили прийти на шествие начальники по месту работы или учебы. При этом пришедшие и так в целом Путина поддерживают, так что насилием над личностью эти просьбы для них не стали.



Фото AP/Scanpix


Шествие прошло, оставив на Тверской горы мусора. На другой стороне от патриотических электронных щитов — первый в Москве McDonalds, ныне закрытый из-за проверок, обрушившихся на корпорацию в России. Зато рядом с неработающей точкой общепита — новый бутик. Он продает только майки с портретом Владимира Путина, представленные в паре десятков вариантов.

«Русский марш за Новороссию»

— В Люблино есть и сторонники, и противники Новороссии, а тут только сторонники! — объясняет пожилой соратнице молодой националист, пришедший на «Русский марш» у метро «Октябрьское поле».

— Как власти хитро их в Люблино услали! Туда столько пересадок нужно сделать, я вот ни в жизнь не доеду! — отмечает его собеседница.

«Альтернативный русский марш на Октябрьском поле» появился в прошлом году. Туда идут ультраправые организации, не находящие общий язык с организаторами «Русского марша в Люблино». В прошлом году «Октябрьское поле» обвиняло «Люблино» в «коллаборационизме» с белоленточным движением, а «Люблино» «Октябрьское поле» — в шизофрении и клоунаде.



Фото AP/Scanpix


Этому способствуют черные мундиры активистов партии «Великая Россия», похожие на одежду героев «17 мгновений весны», и колоритные наряды христианских радикалов из «Союза православных хоругвеносцев». И в прошлом году, и сейчас в «Люблино» гораздо больше людей, но незадолго до марша интерес к «Октябрьскому полю» был подогрет видеороликом Игоря Стрелкова-Гиркина, призывавшего пойти именно на этот марш. Сам Гиркин на «Октябрьском поле» не появился.

Стартовав от «Октябрьского поля», марш националистов завершился митингом у соседнего метро «Щукинская». Полицейские, окружив участников спереди и сзади, вели ультраправых по узкой улице к низенькой сцене. На сцене был настроен хороший звук, но оформлена она была скромно. Организаторы повесили всего пару баннеров, не удосужившись полностью заклеить символику спортивного департамента московской мэрии, размещенную на сцене до них.



Фото Александр Литой


В шествии приняли участие хоругвеносцы с огромными иконами, сторонники посаженного в тюрьму за странную попытку мятежа пенсионера-полковника Владимира Квачкова. Его жена Надежда зачитала со сцены обращение мужа. Полковник Квачков писал, что, хотя в Киеве произошла революция, власть досталась «жидобандеровцам», но если «еврейские олигархи» свергнут Путина, в Кремле им не удержаться!

Среди прочих в толпе видны «штирлицы» из «Великой России», «Черная сотня», небольшая группа РНЕ и др. Основные флаги — имперские, но были и флаги Новороссии, среди прочей наглядной агитации многообещающий плакат с требованием присоединить Россию к Новороссии.

Лимоновцы маленькой группкой жались к сцене с прозрачной коробкой для сбора денег в помощь Донбассу. Она заполнена сильно меньше, чем наполовину, но там попадаются в том числе и пятитысячные купюры. Лимоновцы рассказали, что «у них почти весь московский актив уже в Новороссии, здесь осталось только тыловое обеспечение». «Все ушли на фронт» — лимоновцев в Москве осталось так мало, что они даже отказались от намерения создать свою колонну на марше.



Фото Александр Литой


Рядом с ними продают книги. Темы стандартные: Украина, величие России, еврейский заговор. Вдоль лотков проходится улыбчивый мужчина с бородой — сотрудник Всероссийской исторической библиотеки — ходит по митингам и закупает там для библиотеки малотиражную политическую литературу.

Недалеко группа малолетних бритоголовых без политической символики. Наверное, они смогут сравнить «Люблино» и «Октябрьское поле»? Но нет: в процессе разговора выясняется, что юноши — антифа, пришли посмотреть на идейных оппонентов.

Лучше всех на сцене встречали ополченцев с Донбасса, их приехало на митинг чуть меньше десяти человек. Много говорили о том, что помощь региону нужно продолжить. Политические ораторы объясняли, что поддерживать Новороссию — не значит любить Кремль.