Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Вторник, 29 сентября 2020
  • $79.02
  • €92.68
  • 41.11

История сладкого террора: от хиппи до Навального

25 марта оппозиционер Алексей Навальный вышел из Центрального районного суда в Новосибирске, чтобы пообщаться с собравшимися журналистами и соратниками. Он приехал в город на суд по делу активиста ПАРНАСа Леонида Волкова. Того обвиняют в воспрепятствовании журналистской деятельности сотрудников Lifenews: якобы он сломал им микрофон, когда они пытались «взять интервью» у Волкова.

Через минуту после появления Навального перед входом в здание суда двое молодых мужчин кинули в него два пакета с измельченными пирожными и два завязанных презерватива с некой белой жидкостью. Оппозиционер кинулся вслед за ними, но догнать нападавших у него не получилось. Стоявшие рядом судебные приставы так и остались стоять на месте. Перед тем, как Навальный рванул за обидчиками, другой нападавший кинул эклер оппозиционеру в уху.

«Большим, длинным, толстым, красивым, сладким эклером», — отметил видеоблогер с канала «О самом важном», где обычно освещает акции прокремлевских движений типа «СтопХам» и тех, кто мониторит продажи сигарет подросткам. В конце своего выступления видеоблогер, улыбаясь, обратился к зрителям: «Ребята, ну придумайте что-нибудь поинтереснее, что-нибудь этакое, ну сколько можно тортиков?».

Видео с нападением на Навального появилось мгновенно на всех пабликах и сообществах в соцсетях, которые обычно бывают наполнены контентом в поддержку курса российских властей. Также активно стали пиарить и выступление «О самом важном», однако кроме видеоролика про доклад Ильи Яшина о Чечне большинство их роликов едва ли набирает сотни просмотров.

Фото: кадр Youtube

Ведущий канала «О самом важном». Кадр Youtube

Навальный уже и раньше подвергался нападению. 25 февраля в Москве в него бросили тортом. Нападавший с полиэтиленовым пакетом моментом отпрыгнул от оппозиционера в сторону автобуса и боязливо ждал, какие будут последствия. В этот момент Навальному насильно вручили второй торт.

На 10-секундном видео производства Life News утверждают, что действовали неизвестные. Откуда у телеканала появился ролик также не сообщается. Пока Навальный возвращался на лифте в офис Фонда борьбы с коррупцией окружающие с удивлением оглядывали его.

«Помыл и голову, и бороду с мылом, а все равно пахну ванилью, сливочным кремом и прочей кондитерской фигней. Работать невозможно», — отписал позже в Twitter Навальный, публикуя снимок в окружении товарищей и с остатками сладостей на костюме. Названия тортов и ингредиенты начинки не сообщаются. В ответ «Комсомольская правда» выходит с заголовком «Навальный после Касьянова уже не торт», где аккумулируют шутки прокремлевских блогеров про кондитерский террор.

Проделки хунвейбинов

9 февраля тот же телеканал показал, как торт попал по сидящему в ресторане Михаилу Касьянову, председателю партии ПАРНАС. Бывший премьер ответил лишь окриком в адрес превосходивших числом нападавших. В это время неизвестный с кавказским акцентом кричал: «Позор Российской федерации! Американский агент! Пусть будут прокляты все, кто за тебя голосует!». В акции, по словам политика, участвовало порядка 15 человек.

В отличие от Навального Касьянов серьезно отнеся к произошедшему и написал заявление в полицию о нападении — дело в итоге дошло до главы МВД России Владимира Колокольцева. Министр заявил, что ведомство своевременно ответит на запрос, но предсказуемо дело возбуждено не было. Уловив настроение жертвы, его оппоненты продолжили троллинг политика. 11 февраля во Владимире активисты «НОД», грезящие отменой Конституции и возвращением Сталина, закидали десятком яиц выходящего из машины Касьянова.

Пару десятков НОДовцев под георгиевскими флагами перекрыли дорогу, чтобы помешать пресс-конференцию политика в рамках подготовки к парламентским выборам. Пока Касьянов пытался войти внутрь, журналисты НТВ страдальческим голосом выпытывали «По какому принципу аккредитуете прессу? Разве это демократично?» Рядом с ними виднелись одетые в яркие наряды клоуны, выбежавшие из рядов НОДовцев с георгиевскими флагами.

На следующий день — уже в Нижнем Новгороде — попытка кулинарного нападения пошла не так, как было запланировано. Парню с тортом, покрытым шоколадным кремом, преградили путь двое полицейских. В итоге Касьянов прошел к лестнице без происшествий. При этом нападавших на Касьянова окрестили хунвейбинами и газета «Завтра», и российские оппозиционеры, но им крайне далеко до китайских студентов, которые по заветам Мао всерьез вели огонь по партийным штабам.

Кремовое сопротивление

Как ни неприятно может это быть для самих НОДовцев, ратующих за державность и самобытность, но тут они оказались подражателями американской традиции — метание тортами придумал актер немого кино Фред Карно. Именно его первый бросок сладкого зафиксировали в 1909 году на киноленте. До сих пор этот прием активно используется в американских комедиях.

Торт стал инструментом политической борьбы во времена «бэби-бума». Томас Кинг Форкейд, основатель контркультурного журнала «High Times», в 1970 году запустил творожный торт в социолога Отто Ларсена в ходе заседания американской президентской комиссии по непристойности. Активным проповедником подобной тактики вскоре стал и Томас Фуркад, запустивший свой первый пирог в 1977 году. Идею быстро подхватили йиппи — политизированные хиппи, которые еще долго троллили сладким демократов и республиканцев. В книге «Что делать? 54 технологии культурного сопротивления отношениям власти в эпоху позднего капитализма» Александр Бренер пишет:

«В 70-е годы в Соединенных Штатах и Канаде возникает сопротивленческое движение „швырков-тортов“, вызвавшее волну потного ужаса в политическом и культурном истеблишменте Америки. „Швырков“ возглавлял блестящий сопротивленец и меткий тортометатель Арон Кай. Этот снайпер шоколадных и кремовых залпов бомбардировал тортами разномастную элиту».

Торты от Кая вкусил теоретик правого толка Уильяма Бакли, арт-звезда Энди Уорхол, мэр Нью-Йорка Эби Бима, писатель Норман Мейлер. В 90-ые его сладкую герилью вспомнят — торты попробуют хозяин «Майкрософта» Билл Гейтс и французский политик Даниэль Кон-Бендит, некогда символ протестного мая 1968 года. «Когда все вокруг власть, последней надеждой для многих становится либо пистолет, либо кремовый торт, а иногда — и то и другое вместе», — подытоживает автор 54 технологий культурного сопротивления.

В 21-м столетии жертвами тортов стали медиамагнат Руперт Мердок, испанский политик Иоланд Барсин, канадский премьер Жан Кретьен и президент Франции Николя Саркози. Торт в лидера Франции метнул бельгийский писатель-анархист Ноэль Годин, от которого ранее досталось режиссеру Жан-Люку Годару и правому философу Бернару-Анри Леви. Украинские Femen, большие известные публичным обнажением, также не брезговали метанием тортов.

Не только десерты

На языке акционизма подобная тактика известна, как творческий срыв мероприятий. В книге «Beautiful Trouble: Пособие по креативному активизму» Нэнси Мансиас так объясняет принцип творческого вмешательства: «Если ваш город собирается посетить корпоративный злодей вроде экс-гендиректора компании „Бритиш Петролеум“, самое время подумать над тем, как выставить в истинном свете те злодеяния, которые они в своих выступлениях будут обелять или замалчивать. Зачастую масштаб их деятельности и неравенство сил настолько велики, что активисты отказываются от диалога и сразу прибегают к попыткам сорвать или существенно нарушить ход мероприятий. Срыв мероприятий с участием одиозных политиков или бизнесменов может быть эффективной тактикой, что неоднократно демонстрировали небольшие группы активистов, действовавшие почти без предупреждения или заблаговременного планирования акции».

В качестве примера Мансиас вспоминает, как одетые в розовое демонстранты блокировали выступления важных персон. Другой успешный пример — ЛГБТ-активисты засыпали блестками и конфетти кандидата на пост президента США от Республиканской партии Рика Санторума во время одного из городских форумов в конце 2012 года.

Тогда залп конфетти не просто ярко нарушил ход приветственной части его выступления. Постоянное присутствие блесток на одежде Санторума поставило этого политика с его гомофобными высказываниями в ситуацию «выбора из двух зол» — ему оставалось или уйти, или говорить про мораль, попутно стряхивая с себя мишуру. Автор пособия по креативному активизму подчеркивает, что подобные вторжения полностью выбивают из колеи серьезных людей, ведь блестки и куски торта заставляют всех вокруг улыбаться.

В фонтане блесток в свое время оказались и бывший губернатор Массачусетса Митт Ромни, конгрессмен Рон Пол, бывший спикер Палаты представителей Ньют Гингрич, член Палаты представителей Мишель Бахман, бывший губернатор Миннесоты Тим Поленти, экс-чиновник президентской администрации Карл Роув, сенатор Джо Либерман. Особую популярность у активистов наряду с тортами они получили благодаря тому, что жертвы нападения ничего не могли предъявить. Впрочем, тортометание со временем перестало быть безопасными для активистов. Несколько акционистов получили сроки, но чаще всего условные.

Может показаться, что молодая смена прокремлевской молодежи решила воспользоваться методами прогрессивного акционизма. Особенно, если вспомнить, что прежний креатив ограничивался навешиванием фотографий оппозиционеров на кол в лагере «Селигер» и топтанием портретов неугодных на День народного единства.

Едва ли не самым пикантным перфомансом тех лет стала деятельность Екатерины Герасимовой по прозвищу Катя Муму. Она вместе с подругой Стасей Чукс соблазнила по очереди Илью Яшина, Эдуарда Лимонова и Виктора Шендеровича — все проходило на одной и той же квартире под видеонаблюдением. Затем ролики были опубликованы в Сети. В 2012 году блогеры нашли фото, по которым можно судить, что Катя Муму переселилась в Испанию.

В отличие от хиппи, гей-активистов и анархистов нашисты нового поколения используют сладкое не против истеблишмента, который находится под надежной охраной, а против тех, кто сопротивляется властям, а следовательно лишен возможности уголовно преследовать обидчиков. Как, например, режиссер Никита Михалков: кидавшие в него яйца студенты получили 2,5 года условно, а сразу после нападения их лично избил именитый режиссер.