Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Пятница, 4 декабря 2020
  • $74.01
  • €89.83
  • 49.03

Скорее мертв, чем жив. Правозащитный проект «Неотложка», помогающий фигурантам уголовных дел в Ингушетии, прекратил свою деятельность из-за угроз силовиков

Протесты в Магасе. Фото: MAXIM SHEMETOV / TASS / Scanpix / Leta Протесты в Магасе. Фото: MAXIM SHEMETOV / TASS / Scanpix / Leta

Правозащитный проект «Неотложка», который занимается помощью фигурантам уголовных дел из-за протестов в Магасе в прошлом году, заявил о прекращении деятельности из-за давления силовиков. Об этом написал на своей странице в фейсбуке основатель организации Борис Кодзоев.

«Как бы не было печально это признавать, но „Неотложка“ при смерти. В связи с известными событиями, мы больше не можем заниматься этим системно и без потерь, а рисковать чьей либо судьбой, я не беру на себя ответственность», — заявил он (орфография и пунктуация сохранены). Кодзоев сказал, что волонтеры более семи месяцев, «стиснув зубы, делали все возможное и невозможное, что бы облегчить положение заключенных, и их семей».

Сейчас же те активисты, которые занимались проектом, больше не могут продолжать это делать. Источники «Неотложки» предупредили активистов, что готовится их задержание. Из-за угроз они покинули республику. В конце января в Центр «Э» и прокуратуру вызывали координатора группы «Неотложки» Азу Халухаеву, а также волонтера движения и журналистку. Через несколько дней после этого с обыском пришли к участнице проекта, изъяв телефоны, ноутбук и компьютер.

Кодзоев также сообщил, что силовики приходили и к нему домой по месту прописки, однако не застали его, так как он там не живет. «Например, позавчера — уже после того, как я побывал на Петровке — приходили сотрудники Центра „Э“. Оставили номер телефона, по которому просили с ними связаться. Им позвонил мой адвокат, и ему рассказали, что им якобы пришел какой-то материал, и они хотят поговорить со мной по этому поводу», — рассказал Кодзоев.

Борис Кодзоев. Фото: страница Кодзоева в фейсбуке

Борис Кодзоев. Фото: страница Кодзоева в фейсбуке

Проект «Неотложка» был основан для помощи фигурантам уголовных дел, возбужденных из-за массовых акций протеста в Ингушетии в 2019 году. Эти протесты стали ответом на договор главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова с главой Чечни Рамзаном Кадыровым по вопросу установления границы между республиками, по которому часть ингушских земель отошла Чечне. Евкуров утверждал, что они с Кадыровым сделали равноценный обмен землями. Однако ингушскую общественность возмутил тот факт, что договорённости по границам продвигались скрытно от общества, а также то, что часть Сунженского района Ингушетии отошла Чечне. То, что, согласно договору между Евкуровым и Кадыровым, обмен землями неравноценен, подтвердили и независимые эксперты-картографы. По их данным, Чечне перешло более чем в 25 раз больше земли, чем Ингушетии.

Массовые протесты начались осенью 2018 года, и заново вспыхнули в марте 2019 года. В это время силовики впервые применили силу против протестующих.

«Русский мир» вне России. Почему российские власти решают «национальный вопрос» где угодно, только не в своей стране

Позже в Ингушетии были возбуждены дела о призывах к массовым беспорядкам — ч. 3 ст. 212 УК — и применении насилия в отношении представителей власти — ч. 2 ст. 318 УК. По данным «Кавказского узла», не менее 96 активистов подверглись преследованиям, в отношении по меньшей мере 29 из них возбуждены уголовные дела. Всего было задержано 82 человека, под арестом находятся не менее 25 активистов.

Волонтеры «Неотложки» помогали арестованным по делу и их родственникам, работали на деньги, пожертвованные добровольцами. В связи с угрозами, исходящими от силовиков, было решено переформатировать проект так, чтобы помощь поступала напрямую к родственникам фигурантов. 14 февраля «Неотложка» запланировала сделать свою последнюю передачу фигурантам митинговых дел, а оставшиеся средства распределить между семьями арестованных.

Пришлось еще и извиняться. Чем закончился визит Кадырова в протестующую против передачи земель Ингушетию

«Мы не проиграли битву, а просто меняем способ доставки помощи. Так что не падайте духом, как поручик Голицын. Рано или поздно, по воле Всевышнего, правда и добро победит», — заключил Кодзоев.