Сказ про то, как ВВП оглашал данные ВВП. Николай Кульбака об экономической отчетности российских властей и их планах Спектр
Среда, 29 мая 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Сказ про то, как ВВП оглашал данные ВВП. Николай Кульбака об экономической отчетности российских властей и их планах

Владимир Путин выступил с посланием Федеральному собранию, 21 февраля 2023 года. Фото Adrien Fillon/ZUMA Press Wire/Scanpix/Leta Владимир Путин выступил с посланием Федеральному собранию, 21 февраля 2023 года. Фото Adrien Fillon/ZUMA Press Wire/Scanpix/Leta
Николай Кульбака

Николай Кульбака

Николай Кульбака, кандидат экономических наук

Прошедшая неделя оказалась богатой на события, однако послевкусие у них очень разное как по ощущениям, так и по продолжительности.

Началось все с того, что в понедельник Росстат опубликовал данные по экономике за 2022 год. Эти данные включали структуру валового внутреннего продукта (ВВП) в 2022 году по производству и по использованию. Фактически это официальная оценка того, как российская экономика прошла 2022 год.

Вкратце цифры эти таковы. Объем ВВП России за 2022 год составил в текущих ценах 151455,6 миллиардов рублей, индекс физического объема ВВП относительно 2021 года составил 97,9%. Индекс-дефлятор ВВП за 2022 год по отношению к ценам 2021 года составил 114,3%.

Теперь переведем эти цифры на понятный всем язык. ВВП — это объем конечной продукции, произведенной в стране за год. Если собрать эти данные в текущих ценах, то мы получим номинальный ВВП, если же мы хотим получить данные для сравнения с прошлым годом, то нам надо будет подсчитать всю произведенную продукцию в ценах прошлого года. Тогда мы получим реальный ВВП. Соотношение номинального и реального ВВП даст нам значение дефлятора ВВП, который покажет, насколько выросли цены по сравнению с предыдущим годом.

Если разделить ВВП в текущих ценах на дефлятор, мы получим значение ВВП в ценах прошлого года и сможем посмотреть, как изменился размер экономики за год. И здесь начинается самое интересное. Допустим, мы точно подсчитали объем ВВП в прошедшем году, но чтобы сравнить его с предыдущим годом, нам понадобится определить дефлятор ВВП, то есть уровень инфляции.  Чем меньше дефлятор ВВП, тем больше будет в этом году реальный ВВП. Значит, если мы начнем занижать инфляцию, мы автоматически начнем завышать реальный ВВП.

Проще всего это объяснить на примере. Пусть в прошлом году ВВП был 135 триллионов рублей, а в этом — 150 триллионов. Если инфляция составляла 10%, то текущий ВВП в ценах прошлого года составит 136 триллионов, значит, экономика выросла меньше, чем 1%. А если инфляция была 15%, то экономика упала почти на 3%.

При этом, для текущего состояния экономики все это не имеет никакого значения. Мы точно также будем считать налоги, наполнять бюджет и распределять ресурсы. Но динамика ВВП будет выглядеть более оптимистично.

Премьер-министр РФ Михаил Мишустин. Фото Dmitry Astakhov/AP/Scanpix/Leta

Премьер-министр РФ Михаил Мишустин. Фото Dmitry Astakhov/AP/Scanpix/Leta

К сожалению, сомнения в точности данных, публикуемых Росстатом, периодически возникают, особенно после того, как в 2017 году Росстат в очередной раз был передан в ведение Минэкономразвития. Увеличивают подозрения в подтасовке многочисленные данные, публикуемые на сайте Росстата, где, например, может встретиться такой текст: «Квартальные данные за 2020 и 2021 годы не пересматривались и не соответствуют годовым итогам, их актуализация будет осуществлена в апреле 2023 года». Так что вполне возможно, что инфляция в 2022 году была несколько выше, а экономический спад несколько сильнее, чем это опубликовано сейчас. Но узнать это мы сможем в тот момент, когда к исходным данным получат доступ независимые исследователи.

На следующий день после обнародования этих духоподъемных данных к федеральному собранию обратился Путин со своим запоздавшим посланием. Сам по себе текст выступления оказался довольно скучным, напоминая давно забытые партийные съезды и пленумы, что давно канули в лету. Тем не менее экономическая его часть была довольно обширна и интересна. Особенно если анализировать опубликованную ранее статистику Росстата, которую президент не без удовольствия процитировал.

Самым интересным был акцент, сделанный на роли бизнеса в успешной борьбе по преодолению последствий от наложенных на Россию санкций. Парадокс заключается в том, что экономику страны спас вечно критикуемый экономический блок, обвиняемый регулярно в предательстве интересов страны. Чего стоило, например, неприличное прозвище Эльвиры Набиуллиной, председателя Центрального банка. Но не меньшую роль в стойкости экономики страны сыграл вечно презираемый силовиками и чиновниками российский бизнес, который в тяжелейших условиях смог наладить разорванные логистические цепочки и продолжил наполнять магазины товарами. Не признать этого Путин не смог.

Впрочем, признание роли бизнеса не означает, что все без исключения бизнесмены получат поддержку. Судя по речи президента, деньги найдутся прежде всего для малоимущих и семей мобилизованных.

Для бизнеса были предназначены «плюшки» в виде большого количества инфраструктурных проектов. Причем, что характерно, основные из них президентом были перечислены. И этот список сделал послание президента еще больше похожим на речи советских генсеков. Основной характеристикой этих проектов является долгострой в сочетании с низкой отдачей.

Пожалуй, единственное направление развития, которое следует приветствовать — это строительство скоростных автодорог. Это именно то, чего России остро не хватает. Впрочем, не хватает и самых обычных дорог, ведь даже в паре сотен километров от Москвы у большинства дорог всего по одной полосе в каждую сторону.

Поезда на Транссибирской магистрали. Фото Ilya Naymushin/REUTERS/Scanpix/LETA

Поезда на Транссибирской магистрали. Фото Ilya Naymushin/REUTERS/Scanpix/LETA

Что касается модернизации БАМа и Транссиба, углубления Волго-Каспийского канала и развития Северного морского пути, то это типичные советские проекты, требующие больших вложений, на которых выиграет лишь крупный бизнес, которому дадут эти проекты выполнять. Интересно, что еще летом финансирование расширения Восточного полигона (общее название железнодорожной сети Забайкалья и Дальнего Востока) было приостановлено. Теперь, похоже, деньги на это нашлись. Трудно сказать, чего здесь больше — то ли констатации новой нормальности, в которой страна будет жить ближайшие несколько лет, то ли обещания дать заработать конкретным бизнесменам. В любом случае, окупаемость этих проектов весьма сомнительна, как и эффект для экономики России в целом.

Пока для стороннего наблюдателя создается картинка, что Россия сильна как никогда, санкции ни на что не повлияли, все намеченное будет выполнено в срок, всех голодающих накормят, а страждущих поддержат.

Однако на выполнимость этих проектов будет влиять не только ситуация внутри России, но и постепенно вводимые санкции. Принятый в конце недели 10-й пакет, с одной стороны, оказался не слишком обременительным, с другой стороны, — цифра в названии пакета говорит сама за себя. Каждый новый набор мер плюсуется к предыдущим и создает все больше проблем для российской внешней торговли и для российского бюджета. Так и этот пакет добавил ограничения для российских банков, ввел запрет на поставки некоторых товаров и перекрыл некоторые лазейки, позволявшие обходить уже введенные санкции.

Ремонтная бригада РЖД заменяет рельсы Транссибирской магистрали. Фото Ilya Naymushin/REUTERS/File Photo/Scanpix/LETA

Ремонтная бригада РЖД заменяет рельсы Транссибирской магистрали. Фото Ilya Naymushin/REUTERS/File Photo/Scanpix/LETA

И хотя российская экономика составляет всего 1,5% от мировой экономики, все-таки она довольно велика и потому реагирует на вводимые ограничения медленно. Безусловно, российский бизнес учится обходить санкции, точно так же как и Запад учится этому противодействовать. Однако, даже если конкретные барьеры удается обойти, то законы экономики обойти не получится. Каждый новый запрет хоть ненамного, но увеличивает затраты для российского бизнеса, снижает прибыль и повышает риски. Все это напоминает корабль в тропическом море, который обрастает ракушками и постепенно замедляет свой ход.

Поэтому будем и дальше следить за обстановкой в российской экономике, сверять планы с фактами, а прогнозы с реальностью. Правда, узнавать о том, как будут выполняться эти планы, станет с каждым месяцем все сложнее. На прошедшей неделе Госдума приняла закон, дающий правительству право приостанавливать предоставление и распространение официальной статистики. Уже одно это событие говорит о том, что успехи российской экономики несколько преувеличены. Как показывает российская история последних ста лет, когда любой период ухудшения экономических показателей сопровождался сокращением публикуемой статистики. Хочется верить, что аналитика наощупь не затянется на долгие годы, как это уже несколько раз было в прошлом. В конце концов, закрытие информации бьет, прежде всего, по управляемости самой системы.