Системная дискриминация. ЕСПЧ присудил более 16 тысяч евро чеченке, которой свекор шесть лет не дает общаться с четырьмя дочерьми Спектр
  • Суббота, 27 ноября 2021
  • $75.61
  • €85.50
  • 71.80

Системная дискриминация. ЕСПЧ присудил более 16 тысяч евро чеченке, которой свекор шесть лет не дает общаться с четырьмя дочерьми

Женщина с детьми в Грозном. Фото Yelena Afonina / TASS / Scanpix / Leta Женщина с детьми в Грозном. Фото Yelena Afonina / TASS / Scanpix / Leta

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) впервые признал, что на Северном Кавказе существует системная дискриминация женщин, которая ограничивает их в праве воспитывать и общаться со своими детьми после развода или смерти супруга. Как сообщили в «Правовой инициативе» (власти РФ внесли эту организацию в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента), Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) присудил 16 250 евро компенсации жительнице Чечни Луизе Тапаевой, у которой после смерти мужа свекор отобрал четверых дочерей. ЕСПЧ также постановил восстановить ее право на контакт с детьми.

ЕСПЧ пришел к выводу, что российские власти нарушили статью 14 (запрещение дискриминации) во взаимосвязи со статьей 8 (право на семейную жизнь). Нарушение последней статьи признали и в случаях четырех других заявительниц, но им компенсации не присудили.

Таким образом «суд впервые признал системную дискриминацию женщин на Северном Кавказе в их праве воспитывать и вообще видеть своих детей после развода или смерти супруга», отметила адвокат «Правовой инициативы» Ольга Гнездилова. «Мы надеемся, что признание судом системной дискриминации по признаку пола, подтолкнет российские власти к скорейшему решению проблемы», — заявила она.

Супруг Тапаевой умер в 2015 году. После этого свекор забрал детей и препятствует любому общению матери с ними.

Тапаева обратилась в местный суд, который в 2016 году встал на сторону отца мужа. В 2017 году, после обращения в Верховный суд Чеченской республики, городской суд встал на сторону Луизы и вынес решение, что жить с матерью — в интересах детей. Однако их матери так и не вернули.

На Северном Кавказе женщины часто сталкиваются с тем, что российские законы и нормы семейного права не соблюдаются. Наоборот, позиция властей еще больше подкрепляет дискриминацию по признаку пола, отмечают правозащитники.

«На Северном Кавказе проблема семейного похищения усугубляется региональными особенностями. В Чечне и Ингушетии, реже в Дагестане, нормы обычного права (адаты) в вопросах опеки над детьми следуют крайней форме патрилинейности, при которой дети принадлежат отцу, и только отцовская сторона семьи имеет права опеки в отношении детей в случае развода родителей. Эта норма применяется абсолютно и без исключения, даже в ситуациях, когда отец умер или по иным причинам отсутствует; в таких случаях считается законным, чтобы родственники отца заявляли права на детей, без обязательства каким-либо образом привлекать мать к их воспитанию», — говорят в «Правовой инициативе».

Гнездилова рассказала «Коммерсанту», что жалобы женщин республик Северного Кавказа на отъем детей мужем или его родственниками — «самая объемная категория дел» у их организации. «Мы даже не все можем взять из-за большого наплыва, поэтому пришлось сузить мандат. Сейчас мы берем только те случаи, где происходит еще и домашнее насилие, — рассказала адвокат.— В основном они поступают из Чечни, Ингушетии и в меньшей степени — Дагестана». Тамошние суды, по словам Ольги Гнездиловой, как правило, встают на сторону мужчин. А редкие решения судов в пользу матери не исполняются.

col-sm-7 offset-sm-1 order-sm-2