• Пятница, 15 ноября 2019
  • $63.79
  • €70.45
  • 62.31

Силовики на доверии. Как МВД, ФСБ и Росгвардия заставят предпринимателей полюбить власть

Премьер-министр России Дмитрий Медведев. Фото Ekaterina Shtukina / Sputnik/Scanpix/Leta Премьер-министр России Дмитрий Медведев. Фото Ekaterina Shtukina / Sputnik/Scanpix/Leta

«Глава правительства России Дмитрий Медведев поручил силовым органам — МВД, ФСБ и Росгвардии — совместно с Минэкономразвития подготовить предложения, реализация которых должна привести к повышению доверия предпринимателей к правоохранительной и судебной системам», — сообщил во вторник РБК.

Звучит, как анекдот, правда?

Нет, конечно, практически любая инициатива премьера веселит, и достаточно просто произнести волшебные слова — «Дмитрий Медведев» — чтобы слушатели начали улыбаться, иные насмешливо, а иные — даже и сочувственно.

Но это все-таки какой-то особый случай. Это ведь даже не вариант истории о том, как лягушкам предложили осушить болото. Тут, скорее, история про то, как операцию по удалению раковой опухоли поручают самой раковой опухоли.

Либерализация «рабочей лошадки». Как после «гуманизации законодательства», усилий Путина и КС бизнесменов вместо 5 лет стали сажать на 10

Интересно, конечно, попытаться представить, как будет проходить посвященное реализации поручения премьера совещание силовиков. Ну, что ж, давайте попробуем.

(Далее следует воображаемая сцена — совпадения с реальными чиновниками случайны)

Первым, думается, прибудет Виктор Золотов, глава Росгвардии. Он ведь — вождь самых нежных и ранимых воинов правопорядка, человек, предположительно, пугливый и опасливый. Осмотрит нервно пластиковые бутылки с водой, приготовленные для участников совещания. Пустая пластиковая бутылка, как следует из материалов «московского дела», способна вывести из строя минимум четырех росгвардейцев. А тут ведь полные! — это уж и вовсе оружие массового поражения.

Осведомится у обслуги, не в бумажных ли стаканчиках будут подавать кофе. Бумажный стаканчик для росгвардейца даже страшнее, чем пластиковая бутылка. Узнает, что нет, не в бумажных. Для кофе имеется севрский сервиз из тончайшего фарфора. Успокоится немного, сядет, небрежно бросив на стол знаменитую свою фуражку — безразмерную, шитую золотом.

Тут и другие подтянутся. По-хозяйски сядет во главе стола глава ФСБ Александр Бортников. Грузно опустится в удобное кресло генеральный прокурор Юрий Чайка, глянув недобро на соседа по столу — вечного конкурента, Александра Бастрыкина из Следственного комитета (Медведев в своем поручении указывает, что СК и Генпрокуратуру тоже следует привлечь к решению назревшей задачи). Кивнет коллегам министр внутренних дел Владимир Колокольцев. Пристроится робко где-нибудь в углу на колченогом стуле министр экономического развития Максим Орешкин, протянет было трясущуюся руку к бутылке с водой, но перехватив гневный взгляд Золотова, тут же руку отдернет.

— Такие дела, браты, — начнет на языке, понятном большинству собравшихся, Бортников, — премьер распорядился, чтобы мы…

И затрясутся от хохота, который уже не сдержать, вельможные силовики.

— Этот вот? Распорядился? Чтобы мы? Ну, давай, жги, чего он там распорядился.

«Неразобрыши». Почему стали меньше сажать предпринимателей

— Господа! — бледнея и заикаясь, вмешается вдруг Орешкин. — Проблема ведь серьезная. Ни вам, ни судам люди из бизнеса не доверяют. Сколотив хоть какое-то состояние, стремятся скинуть активы и сбежать за рубеж.

— Предатели, — понимающе кивнет Бортников. — Ну, ничего, недолго им гулять осталось.

— Инвестировать в отечественную экономику не хотят, экономика не развивается, денег все меньше.

— На наш век хватит, — перебьет спокойно Золотов.

— А ведь всего только и надо — перестать фабриковать уголовные дела. Прекратить эту вот вашу практику по — как это у вас называется — «отжатию бизнесов». Не сажать их без повода, не пытать, законы соблюдать хоть изредка, тендеры по госконтрактам в ваших ведомствах не только в пользу собственных родственников проводить.

— В смысле — законы соблюдать? — возмутятся хором Чайка и Бастрыкин, забыв о природной вражде.

Орешкин, совсем уже белый, вожмется в угол, поближе к пыльному шкафу.

— Кстати, про тендеры не в пользу родственников я тоже не понял, — вставит свое слово Золотов, а Чайка одобрительно кивнет.

— И вот насчет «не пытать», — подключится к беседе Колокольцев, — вы нас призываете что ли отказаться от проведения следственных действий? Это, знаете ли.

Бывшие они и будущие мы. Ольга Романова о страхе, тюрьмах, пытках и о том, почему с этим надо бороться

Бортников молча запишет что-то в блокнот.

Орешкин, стараясь дверью ненароком не хлопнуть, спрячется в шкаф.

— Грамотные-то есть? — сурово спросит Бортников. — Пишите: «В соответствии с поручением премьер-министра РФ Дмитрия Медведева о повышении доверия бизнеса к правоохранительной и судебной системам считаем необходимым срочное принятие закона об уголовной ответственности за распространение порочащих сведений о представителях силовых ведомств в международной глобальной информационной сети „Интернет“». Записали?

— Подожди, слова-то все какие мудреные, — начнет слюнявить ручку вспотевший от натуги Золотов.

И тут услышат все, что из пыльного шкафа в углу доносятся сдавленные рыдания.

— Навального еще хорошо бы обыскать, — вставит свое слово Бастрыкин. — И родственников всех его сотрудников. И всех, кто слышал слово «Навальный». И всех Волковых пересажать, а то мало ли.

— Ну чего ты, — успокоит коллегу Бортников. — Ты ж сам юрист, ты ж понимаешь, что для этого никакие законы не нужны. Сделаем. Еще иск ему вкатим. За подрыв доверия. От пирожковой на Выхино. Миллионов на сто. Придумаем что-нибудь.

— По науке надо, — добавит Золотов. — Опрос там закажем этим, как их. Солнцеологам. Кто доверяет, кто нет. Чтобы с фамилиями и с адресами. И которые не доверяют, из тех я лично сделаю хорошую сочную отбивную. Чтобы доверяли.

Vostok против «Восточного». За что ФСБ задержала одного из самых авторитетных западных инвесторов в России

Нет, конечно, все будет не так. Соберутся не большие боссы правоохранительных группировок, а мелкие клерки. Напишут унылую бумагу, предусмотрев, впрочем, возможности для изящного распила бюджетов в ходе мероприятий, направленных на повышение уровня доверия предпринимателей к силовикам. Но в интернете все равно, конечно, что-нибудь запретят, теперь без этого просто нельзя.

А пока пишут — связанная с сыном Золотова Романом компания «СтройМонолитСервис» получила от Росгвардии строительный контракт на миллиард с лишним. Это, наверное, и есть первое из мероприятий, нацеленных на повышение доверия бизнеса к суду и силовым структурам.

Это первое, а дальше будет больше.