Мифы и легенды единой России. Илья Шаблинский — об окончательном запрете на личное мнение Спектр
Воскресенье, 14 июля 2024
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Мифы и легенды единой России. Илья Шаблинский — об окончательном запрете на личное мнение

Иллюстрация Екатерина Трушина/SpektrPress Иллюстрация Екатерина Трушина/SpektrPress

Вышедшие в «Независимой газете» статьи директора Института США и Канады РАН (ИСКРАН) Валерия Гарбузова, реакция на них на противоположных полюсах российского политического спектра и почти мгновенное увольнение автора — одно из самых заметных явлений в интеллектуальной жизни страны за последние месяцы. Заметных — поскольку российские интеллектуалы, занимающие сколько-нибудь крупные должности, крайне редко решались и решаются открыто заявлять о своём неприятии политического курса государства. Из директоров академических институтов таких оставалось двое: Валерий Гарбузов и Юрий Пивоваров (бывший научный руководитель ИНИОН РАН). Последний был вынужден не так давно эмигрировать, против него возбуждено несколько уголовных дел. Гарбузов, конечно, об этом знал и знал, на что идёт. Тут можно бы ещё упомянуть заявление сотрудников ИСКРАНа в защиту директора, которое, появившись на сайте «Независимой газеты», скоро исчезло.

Валерий Гарбузов. Скриншот видео RTVi

Валерий Гарбузов. Скриншот видео RTVi

Валерий Гарбузов родился в Пскове и там закончил исторический факультет университета. Тема его докторской диссертации и сегодня, на мой взгляд, остаётся актуальной: «„Рейгановская революция“: Теория и практика американского консерватизма (1981–1988)». Гарбузов стажировался в США в Университете Теннесси, и этот факт вызывает сейчас острейшее раздражение госпропаганды. С 2016 года он работал директором Института США и Канады, в чьи функции исторически входила подготовка аналитических материалов для властных структур. В советское время эти материалы поступали в Политбюро ЦК КПСС, ложились на стол генерального секретаря, собиравшегося, скажем, встречаться с очередным американским президентом. Материалы должны были быть достаточно объективными, то есть отражать реальную картину мира. В российскую эпоху в последние 30 лет, думается, эта традиция сохранялась. Но, конечно, финансировался институт куда скромнее, чем при Брежневе.

Нет сомнений, что для любого квалифицированного американиста нынешняя конфронтация российских властей с США и их союзниками выглядит искусственной и совершенно неплодотворной — именно с точки зрения интересов страны. Но вступать в публичную полемику академические сотрудники в общем не приучены. Публикация Гарбузова — это его выбор, не только политический, но и моральный. Он знал, что за этим последуют неизбежное увольнение, статус безработного и даже возможное возбуждение уголовных дел по каким-то хозяйственным статьям УК. Последнее, пожалуй, самое серьёзное. Против директора института всегда можно накопать ворох компромата — не тем выплачивал премии, не так уложена плитка в туалетах. Ну, не расстреляют, как поступили бы в 1930-х или 1940-х годах, и на том спасибо.

Что главное в статьях Гарбузова? Там ничего не говорится о войне и об отношениях с Украиной — речь идёт, по сути, об избранной нынешней властью идеологии и её воплощении в пропаганде. Основной тезис: пропаганда в последние годы создает миф об окружающем международном пространстве и роли Российской Федерации в нем. В частности, этот миф повествует о том, что «англо-саксонский мир», а вместе с ним весь Запад переживают кризис. Говорится и об антиамериканской революции, которую Россия, судя по всему, должна возглавить. Ещё в последнее время пропагандисты много говорят о новом «антиколониальном движении» — Россия должна возглавить и его.

Конечно, эти мифы не соответствуют реальности. Они в значительной мере, если не целиком, выдумка, плод воображения придворных речеписцев, угадывающих настроение вождя.  Зато они помогают сплотить нацию вокруг политического руководства. Помогают конкретным людям держаться у власти. Условием эффективности этой пропаганды служит то, что значительная часть населения страны испытывает действие «постимперского синдрома» — переживания в связи с утратой былого величия державы. Синдром этот, к слову, знакомое явление в политической жизни Великобритании и Франции, однако там расстались с этими переживаниями полстолетия назад.

Гарбузов, в сущности, приводит аргументы, которые давно обсуждаются или даже считаются общепринятыми в среде политической оппозиции. Но излагать их в СМИ, зарегистрированных в России, с некоторых пор стало невозможно. Важно, что Гарбузов выразил отношение к ситуации в стране не только и не столько с точки зрения оппозиции, а как бы от лица широкого слоя гуманитарной интеллигенции. В этом нет особых сомнений не только у меня, но и у большой активной компании Z-патриотов, отреагировавших на статьи в «Независимой» весьма остро. Они подозревают, что значительная часть российской интеллигенции, а может быть, и политической элиты раздражена и войной, и конфронтацией с западным миром, но вынуждена молчать. Думаю, так оно и есть.

Следует подчеркнуть, что статьи директора ИСКРАНа были опубликованы в «Независимой газете». Эта газета ещё жива и выходит.  Её главный редактор Константин Ремчуков, похоже, тоже решился на поступок, который может стать главным в его жизни.  Ремчуков — человек, многого добившийся  и в бизнесе, и в общественной жизни, — нашёл в своё время форму компромисса с властью, возглавив Общественную палату Москвы. Думается, все, кто его знает, никогда не сомневались в его либеральных взглядах. Но он, очевидно, поставил перед собой определённую задачу — сохранить газету. Она не прославляла войну, не занималась политическим подхалимажем, но и не критиковала действия власти. И могла существовать, периодически (нечасто) предоставляя пространство для публикаций ярких политических манифестов. Вовсе не обязательно либеральных. Например, для придворного манифеста В. Суркова «Долгое государство Путина». Или для антивоенной статьи А. Ципко «Во власти мутной интуиции», вышедшей, между прочим, в июне 2022 года, когда граждан, посмевших использовать слово «война», уже вовсю отправляли за решётку. Возможно ли такое в условиях авторитарного режима? Оказывается, было возможно. Но сейчас, похоже, судьба «Независимой» висит на волоске. Думаю, впрочем, Ремчуков знал, на что шёл.

Константин Ремчуков. Фото Евгения Давыдова/Wikipedia

Константин Ремчуков. Фото Евгения Давыдова/Wikipedia

Определённую часть своих размышлений Валерий Гарбузов посвятил реальной роли Соединенных Штатов в современном мире. Но как раз этот аспект, мне кажется, не очень важен — куда интереснее, что автор сравнивает идеологемы советской пропаганды с мифологемами, порождёнными путинским государством. 

Советские установки я и сам застал, меня им учили. Их вдалбливали в старших классах школы и на первых курсах всех факультетов. В частности, учили тому, что у нас «развитой социализм», а у них «общий кризис капитализма» и империализм — его главный признак. Учили, что главной силой современности является «мировая система социализма», которая вместе с антиколониальным движением противостоит империализму США. Знакомо? Речь, собственно, о том — и это подчёркивает Гарбузов, — что эти установки были ложными, не отражая реального положения вещей. Экономика «реального социализма» в СССР уже тогда показала свою полную неэффективность по сравнению с капитализмом.  Понятие «мировая система социализма» было просто пафосным набором слов. В реальности существовало сообщество тоталитарных режимов, навязанных Сталиным в конце 1940-х годов нескольким небольшим восточноевропейским странам и державшихся главным образом за счёт военной поддержки «Большого брата» — СССР. Любые попытки реформирования этих режимов советские вожди объявляли «происками империализма». А в особо тяжёлых случаях вводили на территории соответствующих стран войска.

Но вся эта картина мира в итоге распалась. Обман населения обернулся в конечном счёте самообманом, за который пришлось расплачиваться. А вторжения в другие страны нам будут долго припоминать.

Сегодня, согласно новой пропагандистской версии, главный геополитический враг всё тот же. И в том, что на улицы Киева в 2014 году вышли многотысячные толпы протестующих, и в бегстве Януковича, оказывается, виноват был Госдепартамент США. А Украина — «неудавшееся государство» (как, впрочем, и Грузия, и Молдова). А Киев наши войска могут взять за неделю (вариант: за три дня).  

И снова этот пропагандистский морок, создание очередного мифа обернулись самообманом. И как следствие — катастрофической авантюрой, в которую оказалась втянута Россия. Возможно, все уже давно всё поняли. Но влияние пропагандистских чар слишком велико, чтобы выбраться из их плена.