Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Понедельник, 26 октября 2020
  • $76.43
  • €90.30
  • 41.05

«Серые» лекарства на 100 млн рублей? Следователи рассказали о хищении препаратов для онкобольных в Петербурге, но медики сомневаются, что их в принципе возможно украсть

Введение лекарства через капельницу. Фото Penn Medicine via AP/ /Scanpix/Leta Введение лекарства через капельницу. Фото Penn Medicine via AP/ /Scanpix/Leta

В Петербурге по делу о хищении лекарств для онкобольных на 100 млн рублей задержаны 16 человек. По версии следствия, они были частью действовавшей годами преступной схемы. В ФСБ называют ее одной из самых масштабных. Однако некоторые медики говорят, что украсть дорогие препараты, которые выписываются поименно, практически нереально.

Накануне, 10 октября, обыски по делу о краже лекарств для больных раком были проведены в Петербурге по 35 адресам. В отделения полиции доставили почти 20 человек, многие из них — медики. На двое суток были задержаны 16 человек. По данным издания «Фонтанка», 10 подозреваемых следователи собираются отпустить под подписку о невыезде. Шестерым предстоит предстать перед судом. Следствие будет просить для них ареста, причем для некоторых — домашнего.

По данным петербургского телеканала «78», главным подозреваемым по делу является 51-летний Сергей Войтович, который раньше работал в фармацевтической компании. По словам источника журналистов, в ночь на 11 октября была обнаружена склад-квартира, где хранились похищенные препараты. На полках в комнатах и в холодильниках были сотни упаковок лекарств.

Войтович, которого привезли в квартиру для следственных действий, заявил оперативникам, что купил препараты с рук по объявлениям в интернете. Лицензии на фармакологическую деятельность у него нет, признался подозреваемый.

Сотрудники полиции также приходили с обысками в Первый Санкт-Петербургский государственный медицинский университет, Городской онкологический диспансер на Каменном острове и Областной онкологический диспансер. Прокомментировать происходящее согласился только главврач городского онкодиспансера Эльдар Топузов. Он подтвердил, что оперативники изымали документы на химпрепараты.

«Пока понятно только, что следственные действия проводятся в связи с хищением лекарственных средств. Конкретики я не знаю, нам пока ничего не говорят», — объяснил он «Фонтанке».

«Спектру» не удалось получить комментариев в вышеуказанных медицинских учреждениях.

Как пишет «78.ru» со ссылкой на следствие, сообщниками Войтовича могли быть работники шести онкологических больниц. В основном — медсестры. Причастными к делу могут оказаться десятки медицинских сотрудников Петербурга. Следователи считают, что преступная группа, на которую им удалось выйти, контролирует серый рынок лекарств не только в Северной Столице, но также в Казани, Ярославле, Воронеже и других крупных городах. Налаженную схему хищения и подпольной продажи лекарств в ФСБ назвали одной из самых масштабных в истории.

«Лечить детей в таких условиях просто невозможно». Врачи НИИ детской онкологии и гематологии НМИЦ имени Блохина заявили об увольнении в полном составе

Как сказано в постановлении о возбуждении уголовного дела, медперсонал еженедельно похищал лекарства примерно на 100 тыс. рублей. Участники ОПГ отдавали медикам 10% от рыночной стоимости украденных лекарств. Приблизительную стоимость похищенного петербургские следователи оценили в 100 миллионов рублей.

В списке похищенных препаратов: «Цирамза», «Тецентрик», «Ервой», «Авегра», «Таксотер», «Абраскан», «Опдиво», «Китруда», «Вектибикс». Большинство из них стоят по несколько десятков тысяч рублей за упаковку, а самый дорогой — больше 150 тыс. рублей.

Согласно материалам дела, старший и младший персонал государственных медучреждений Петербурга и области похищал дорогие онкологические препараты и сбывал их через аптеки, клиники и структуры, занимающиеся оптовой торговлей лекарствами. Однако для некоторых медиков такая схема выглядит практически нереальной. По словам одного из собеседников издания, такого рода препараты подлежат строгому учету, у каждого свой штрихкод, их сложно даже переназначить, не то что незаметно годами воровать.

«Не понимаю, как можно здесь украсть. Речь же идет о так называемом списке жизненно важных лекарственных препаратов. Они оплачиваются бюджетом и поставляются исключительно под конкретных пациентов из регионального или федерального списка», — прокомментировал практикующий медик, пожелавший остаться анонимным.

У правоохранительных органов нередко возникают вопросы к врачам, работающими с сильнодействующими препаратами. Один из самых известных случаев уголовного преследования произошел в 2013 году. Тогда красноярский суд признал врача-терапевта Алевтину Хориняк виновной в том, что та выписала рецепт на обезболивающее онкологическому больному. Ее приговорили к штрафу в 15 тыс. рублей.

В России три жизненно необходимых лекарства приравняли к наркотикам

Хориняк выписала препарат «Трамадол» своему знакомому. У мужчины была последняя стадия рака половых органов, и он испытывал непрекращающиеся сильнейшие боли. Он не смог получить бесплатных лекарств по рецепту, выписанному его лечащим врачом из-за того, что препарат не поступил в аптеки города по льготной программе. Рецепт на платное лекарство врач выписать не решилась, так как по закону она нарушила бы права пациента, имеющего право на бесплатные лекарства.

В результате мужчина смог получить необходимый ему «Трамадол» только благодаря Хориняк. Она выдала ему рецепт на платное лекарство. В ходе проверок красноярских аптек этим случаем заинтересовался Госнаркоконтроль. Хориняк обвинили по ч. 2 ст. 327 УК («Подделка официального документа с целью облегчить совершение другого преступления»), потому что больной не был прикреплен к поликлинике, где работала врач, и по ч. 3 ст. 234 («Незаконное приобретение, хранение в целях сбыта и незаконный сбыт сильнодействующих или ядовитых веществ, совершенные организованной группой»), так как Хориняк выписала для своего знакомого два рецепта на «Трамадол».

«Государство всегда идет в сторону удешевления своих трат». Правительство решило сократить бюджет на закупку лекарств для редких заболеваний на 19 млрд рублей за три года