• Воскресенье, 15 декабря 2019
  • $62.90
  • €69.92
  • 64.99

«Желание разрушить наши семьи». Как в российских городах протестовали против принятия закона о домашнем насилии

Митинг против закона о домашнем насилии в Москве, 23 ноября 2019 г. Фото: ALEXANDER NEMENOV / TASS / Scanpix / Leta Митинг против закона о домашнем насилии в Москве, 23 ноября 2019 г. Фото: ALEXANDER NEMENOV / TASS / Scanpix / Leta

23 и 24 ноября в ряде городов России, в том числе Москве и Санкт-Петербурге, прошли митинги в защиту «традиционных» семейных ценностей. Поводом для акции стал закон о профилактике домашнего насилия, против которого протестовали участники.

В Москве митинг прошел в субботу, 23 ноября в парке «Сокольники». По оценкам СМИ, на него пришло не более трехсот человек, организаторы же насчитали семьсот участников. Митинг был организован движением «Сорок сороков», которое называет себя православным. Его основали в 2013 году Андрей Кормухин и Владимир Носов, оба они пользуются поддержкой РПЦ. Против движения не раз выступали различные депутаты Госдумы и просили проверить его деятельность на экстремизм. В частности, ранее участники этого движения протестовали против показа фильма «Матильда».

Участники акции держали плакаты с надписями: «Не трогай семьи, госпожа Пушкина», «Семья самое безопасное место на Земле», «Я против закона СБН».

Митинг против закона о домашнем насилии в Москве, 23 ноября 2019 г. Фото: ALEXANDER NEMENOV / TASS / Scanpix / Leta

Митинг против закона о домашнем насилии в Москве, 23 ноября 2019 г. Фото: ALEXANDER NEMENOV / TASS / Scanpix / Leta

На митинге Андрей Кормухин рассказал о преувеличенных цифрах жертв домашнего насилия в России. «Если в стране 16 млн женщин пострадало, то это в каждой четвертой семье должны быть такие», — заявил он. Он также назвал законопроект «феминистским» и сказал, что через него свои интересы продвигают ЛГБТ-группы, которые хотят забрать себе детей из традиционных семей.

Митинг поддержало несколько священников. Протоирей Всеволод Чаплин сказал, что закон «проталкивают во внешнеполитическом блоке администрации президента, который пытается таким образом понравиться Совету Европы и европейским правительствам». По его словам, новый закон против домашнего насилия никак не отразится на работе полиции, которая реагирует на звонки о побоях фразой: «Убьет, тогда звоните». Он — всего лишь повод для НКО заработать бюджетных денег.

Участники акции рассказали, что закон может разрушить институт семьи, а за любое наказание детей смогут отобрать органы опеки. «Ребенку сделаешь замечание, опека об этом узнает и сможет ребенка забрать. А как мы не можем делать замечаний, когда даже в священно писании написано не жалей розги для своего ребенка», — рассказала одна из митингующих.

В Санкт-Петербурге митинг прошел в воскресенье, 24 ноября на площади Ленина у Финляндского вокзала и стал еще менее малочисленным, чем в столице. На него пришло около ста человек. В анонсе митинга говорится, что законопроект является ничем иным, кроме как желанием «снять барьеры для пропаганды либеральных ценностей среди россиян и разрушить наши семьи под видом их защиты». Следствием этого, как утверждается, становится падение рождаемости и увеличение количества разводов и абортов.

Митинг прошел под лозунгом «За суверенитет семьи! Против закона о домашнем насилии!». Участники стояли с плакатами «Либерал — позор России», «Президент гарант? Чего? Кому?», «Совесть имейте депутаты» и другими.

Митинг против закона о домашнем насилии в Санкт-Петербурге, 24 ноября 2019 г. Фото: Северо-Запад. МБХ медиа

Митинг против закона о домашнем насилии в Санкт-Петербурге, 24 ноября 2019 г. Фото: Северо-Запад. МБХ медиа

Лидер движения «Патриоты Великого Отечества», выступившего одним из организаторов мероприятия, назвал обсуждаемую инициативу «законом насилия над семьей», и объявил, что формулировки законопроекта могут навредить традиционным семейным отношениям.

Митинги также прошли в ряде других городов России, в том числе в Архангельске, Белгороде, Владимире, Твери, Рязани, Курске, Воронеже, Южно-Сахалинске, Улан-Уде и других.

По данным МВД, за 2018 год около 25 тысяч женщин в России пострадали от насилия в семье. Согласно докладу Human Rights & Democracy от 2015 года, 12 тысяч российских женщин гибнут от домашнего насилия каждый год (одна женщина каждые 40 минут).

Законопроект о домашнем насилии был внесен в Госдуму в 2016 году, но не прошел первое чтение. До 2017-го побои «в отношении близких лиц» описывались в ст. 116 УК. Позже был принят закон о декриминализации побоев в семье, который перевел побои близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые.

После принятия этого закона, согласно опросу Росстата, количество жалоб на домашних тиранов выросло: если в 2014 году кризисный центр для женщин «Анна» принял восемь тысяч звонков, то в 2017 году — порядка 26 тысяч.

В 2019 году был разработан проект закона, который закрепляет понятие «защитного ордера», запрещающего преследователю приближаться к пострадавшему и в исключительных случаях обязывающего обидчика покинуть место совместного жительства, передать пострадавшему его личное имущество и документы, а также возместить имущественный и моральный вред.

Жертва домашнего насилия Маргарита Грачева, которой муж отрубил кисти рук в 2018 году. Фото: Maxim Grigoryev / TASS / Scanpix / Leta

Жертва домашнего насилия Маргарита Грачева, которой муж отрубил кисти рук в 2018 году. Фото: Maxim Grigoryev / TASS / Scanpix / Leta

На днях в законопроект также были подготовлены поправки, в документ добавлено понятие преследования. Под ним понимается «неоднократные угрожающие действия, направленные на пострадавшего вопреки его воле, выражающиеся в поиске пострадавшего, ведении устных, телефонных переговоров, вступлении с пострадавшим в контакт через третьих лиц либо иными способами, посещении места работы, учебы пострадавшего, а также места его проживания, в том случае, если пострадавший находится не по месту совместного проживания с нарушителем».

Также под это определение подпадают любые действия, из-за которых потенциальная жертва может испытывать страх за свою безопасность.

Борьба с законопроектом продолжится в интернете: на момент публикации текста подписи против его принятия поставили почти 20 тысяч человек. Петиция с противоположным требованием набрала в интернете более 800 тысяч подписей.