«Российская журналистика - страна победившего матриархата». Как медийщики устроили сетевой скандал из-за интервью Зеленского российским журналистам  Спектр
  • Четверг, 26 мая 2022

«Российская журналистика — страна победившего матриархата». Как медийщики устроили сетевой скандал из-за интервью Зеленского российским журналистам

Скриншот записи интервью Президента Украины Влалимира Зеленского журналистам Михаилу Зыгарю, Тихону Дзядко, Ивану Колпакову, Владимиру Соловьеву, при участии Дмитрия Муратова. 28 марта 2022 © Youtube Zygar Скриншот записи интервью Президента Украины Влалимира Зеленского журналистам Михаилу Зыгарю, Тихону Дзядко, Ивану Колпакову, Владимиру Соловьеву, при участии Дмитрия Муратова. 28 марта 2022 © Youtube Zygar

Публиковать первое после начала войны большое интервью президента Украины Владимира Зеленского российским журналистам Роскомнадзор и Генпрокуратура запретили еще до его выхода. Тем не менее, все заинтересованные лица смогли ознакомиться и с полным видео разговора, и с его стенограммой, ее опубликовали во множестве изданий, включая и «Спектр». После этого журналисты и другие медийщики в соцсетях устроили спор, главной темой которого стала феминистская повестка. «Спектр» рассказывает, о чем спорили медийщики и как на это отреагировали авторы интервью.

О выходе интервью с Владимиром Зеленским стало известно 27 марта. С президентом Украины общались писатель и журналист Михаил Зыгарь, главреды заблокированных в РФ «Дождя» (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента) и «Медузы» (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента) (признаны в РФ иноагентами) Тихон Дзядко и Иван Колпаков, спецкор «Коммерсанта» Владимир Соловьев, один из вопросов подготовил главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, который лично на интервью присутствовать не смог.

Беседа российских журналистов с Зеленским длилась больше полутора часов. Президенту Украины ответил на вопросы о ситуации в осажденном Мариуполе, обмене телами погибших и пленными, своем отношении к российскому народу после нападения на страну и многом другом. Ниже — несколько цитат из интервью.

Похороны украинского солдата в Одессе 29 марта 2022 г. © EPA/SEDAT SUNA / Scanpix / Leta

Похороны украинского солдата в Одессе 29 марта 2022 г. © EPA/SEDAT SUNA / Scanpix / Leta

Про умерших российских военных

«Мы не хотим держать трупы, мы хотим, чтобы они уехали. Они сначала отказывались, потом какие-то мешки нам предлагали. Слушайте, даже когда собака или кошка умирает, так не поступают. Это мусорные пакеты. Это я говорю как президент страны, воюющей с русскими солдатами, которые сюда пришли, и мы их ненавидим, но послушайте. Ну это же не скот!


Про обстрелы жилых домов

Они едут и выжигают, просто выжигают. Я даже не знаю, к кому когда-либо так российская армия относилась. Никогда.

Про завоевание Киева

Вот сейчас русские зашли (в Украину) со своей мощью — около 20 тысяч погибших (в результате боев). И они, извините меня, не вошли внутрь Киева. Пока не вошли. Вы должны понять, что они вряд ли войдут. Но если они войдут, вы точно должны понимать, что им тогда надо иметь тысяч сто. Невозможно по-другому справиться с таким городом.

Однако на удивление главной темой обсуждения этого интервью в российской части Сети стало не столько его содержание, сколько состав участников. Недовольство отсутствием женщин среди интервьюеров выразила экс-ведущая «Матч ТВ» и «Дождя» Мария Командная, которая написала об этом в комментариях к записи Михаила Зыгаря в «Фейсбуке» (признан экстремистским и запрещен в РФ).

«Миша, как жаль, что на интервью не было ни одной журналистки среди мужчин-журналистов. Аня Монгайт, Наташа Синдеева, Катя Котрикадзе, Таня Фельгенгауэр, Лена Костюченко… Ну как же так? Почему одни мужчины?» — написала Командная.

Параллельно спор о гендерном составе интервьюеров велся и в твиттере (заблокирован на территории РФ). Журналистка Дарья Черкудинова также посетовала на отсутствие женщин, само интервью при этом назвав «мощнейшим».

«Извините, а почему бы было не пригласить ещё Елену Костюченко, Лилию Яппарову или Екатерину Гордееву?» — написала она.

После этого у Черкудиновой завязался спор с главредом The Insider (власти РФ внесли эту организацию в реестр иностранных СМИ, выполняющих функции иностранного агента)(заблокирован в РФ, признан иноагентом) Романом Доброхотовым, который в шутку предложил сделать квоты по национальности, ориентации и возрасту.

«Мне никогда не казалось, что мужской или женский опыт сколь-нибудь существенное влияние имеет на то как человек берет интервью у президента, во всяком случае если это хороший журналист», — парировал Доброхотов.

На спор в соцсетях отреагировала и журналистка Фарида Рустамова. «Прикиньте Зеленский прочитает ночной срач в твиттере и даст интервью российским журналист_кам. Нет, я ни на что не намекаю», — написала она.

Журналисты на территории разрушенной российскими войсками овощебазы . Бровары, окраина Киева. 29 марта 2022 © AP Photo / Rodrigo Abd / Scanpix / Leta

Журналисты на территории разрушенной российскими войсками овощебазы. Бровары, окраина Киева. 29 марта 2022 © AP Photo / Rodrigo Abd / Scanpix / Leta

Из-за большого количество споров Михаилу Зыгарю пришлось сделать еще один пост с пояснением ситуации. По его словам, он приглашал на интервью и журналисток, но они не смогли принять участие. Отсутствие в числе интервьюеров женщин он назвал «странным недоразумением».

«Если теперь, после интервью, кто-то ругается из-за гендерного состава, значит, ура, война в Украине, наверное, закончилась, можно заняться другими проблемами. (Нет, не закончилась).

И вообще, все мы знаем, что российская журналистика — это страна победившего матриархата. Если бы с Зеленским вдруг беседовали четыре журналистки, никто бы не удивился. Потому что в России действительно великолепные сильные журналистки — и им не нужны никакие квоты. В конце концов, Иван Колпаков и Тихон Дзядко оказались главными редакторами своих СМИ именно потому, что их выбрали их начальницы Галина Тимченко и Наталья Синдеева", — написал Зыгарь.

Он также выразил надежду, что Зеленский продолжит общение с представителями российских СМИ.

«Я бы хотел, чтобы мы чаще и больше разговаривали с украинцами. Это очень непросто. Вообще тяжело подойти к человеку, у которого умер близкий, и заговорить, сказать, как соболезнуешь и поддерживаешь. Но очень нужно. Мы без этого не сможем жить дальше. Они смогут, а мы нет», — заключил он.