Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Пятница, 25 сентября 2020
  • $77.13
  • €89.87
  • 42.18

Рейтинг — что дышло. До выборов президента США осталось 7 недель

Рот Дональда Трампа. Фото AP/Scanpix Рот Дональда Трампа. Фото AP/Scanpix

Каждая неделя приносит США десяток свежих национальных опросов о рейтингах Дональда Трампа и Хиллари Клинтон. Их собирают вот здесь. В новости постоянно попадают и заголовки: «Трамп вышел вперед», «Клинтон вернула лидерство». Но доверять подобным сообщениям нельзя по двум причинам.

Во-первых, разные исследователи используют разные методики и выборки. Например, опрос LA Times/USC давно показывает огромное преимущество Трампа, он лидировал по версии калифорнийского издания еще тогда, когда остальные опросы показывали его безнадежное отставание. Но этот опрос проводится в формате фокус-группы, а выборка составляется, исходя из откровений респондентов о том, за кого они голосовали на прошлых выборах. Однако избиратели неохотно признаются, что голосовали за проигравших (за республиканцев в 2008 и 2012 годах) или за непопулярных победителей (за того же республиканца Буша-младшего в 2000 и 2004 годах). А значит, в «демократическую» часть выборки попадают те, кто на самом деле голосует за консерваторов — значит, и текущий процент за кандидата-республиканца увеличивается относительно реального положения дел.

Другие опросы дают совершенно разные исходы из-за способа проведения: между онлайн-опросами и телефонным обзвоном результат разнится на пару процентов. Сторонники Трампа неохотно заявляют о своих пристрастиях в разговоре, но это не влияет на вопросники в сети. Отличается и выборка: RV, registered voters, — это те, кто зарегистрирован как избиратель на соседнем участке; LV, likely voters, — те, кто, по мнению проводящих опрос, действительно придет на участок в день выборов. В теории второй тип выборки надежнее, но вмешивается человеческий фактор: в 2012 году Gallup недооценил готовность избирателей Барака Обамы — молодых и представляющих меньшинства — придти на участки и ошибочно спрогнозировал победу Митта Ромни.

Но главное в том, что национальные опросы, а значит, и новости об их результатах, не показывают в сложной американской избирательной системе ничего, кроме общей тенденции. За последние три недели показатель популярности Трампа почти догнал рейтинг Клинтон — а в середине августа разрыв составлял в среднем процентов 8. Но если бы выборы состоялись завтра, Трамп все равно проиграл бы их.

В США, как известно, непрямые президентские выборы: 8 ноября проголосуют избиратели по всей стране, а 19 декабря — коллегия из 538 выборщиков. Раньше исход выборов решался именно на этой стадии, но теперь это формальность: все выборщики от штата голосуют так, как большинство его жителей. Коллегия составляется пропорционально результатам переписи: 3 выборщика представляют Вайоминг, 29 — Флориду и так далее.

Большинство штатов последние десятилетия голосует каждый раз за одну или другую партию: например, Калифорния за демократов, а Луизиана — за республиканцев. Борьба ведется в десятке «качающихся» штатов — но демографическая ситуация изменилась так, что «твердые» демократические штаты дают кандидатам почти достаточное для общей победы количество голосов: всего необходимо иметь половину коллегии плюс один голос, то есть 270 выборщиков, а демократы заведомо имеют около двухсот.

И если опросы по стране в целом показывают, что гонка сейчас сводится к ничьей, то расклад предпочтений по штатам на карте показывает: шансы Хиллари Клинтон все равно намного выше.

На эту карту нанесены текущие результаты опросов на уровне штатов. Красные штаты склоняются в сторону Трампа, синие — в сторону Клинтон, в серых отрыв одного из кандидатов меньше 1%. Чем насыщеннее цвет — тем больше отрыв, и на карте есть три градации: преимущество в 1−5, 5−10 процентов или «твердый» штат.

Таким образом, Клинтон ведет с большим запасом в трех крупных штатах, которых ей достаточно для победы: Пенсильвании, Мичигане и Висконсине — там ее преимущество в среднем составляет 6%. Это Ржавый пояс, часть страны на северо-востоке, которая всегда славилась большим количеством индустриальных производств, в первую очередь — сталелитейных заводов. За последние 40 лет количество рабочих мест в этой области радикально сократилось. Впрочем, многие города в регионе сейчас переживают второе рождение — в первую очередь Питтсбург, в котором в нулевых приняли несколько целевых программ, защищающих экологию. Кроме того, город привлек технологические кампании — например, смягчив регуляцию управляемых роботами автомобилей. На днях именно здесь Uber запустил беспилотное такси.

Исход гонки решат не те опросы об общем лидерстве Трампа, которые попадают в новости, а эти три штата: Висконсин, Мичиган и в первую очередь Пенсильвания.

***

Непосредственно президентская гонка на этой неделе не принесла таких ярких сюжетов, как прошлая.

Сильнее всего Трамп и Клинтон ругались из-за…места рождения Обамы. Дело в том, что еще в 2008 году, когда нынешний хозяин Белого дома первый раз баллотировался в президенты, появилась конспирологическая теория о том, что он был рожден не на Гавайях, а вне США — а значит, не имел права быть главой государства. Штаб Обамы тогда опубликовал его свидетельство о рождении, но три года спустя упомянутым слухам верили от четверти до седьмой части американцев.

И тогда же, 5 лет назад, эти слухи в интервью стал повторять Трамп, якобы размышлявший о выдвижении. Обама ответил сплетникам на ужине для корреспондентов, аккредитованных при Белом доме: в присутствии сидящего в зале Трампа он сначала продемонстрировал «секретное видео своего рождения» (нарезку из «Короля льва» с намеком на расизм теории о подмене места рождения), а потом пошутил о любви миллиардера к конспирологии («Теперь он сможет сфокусироваться на действительно важных вопросах: сфальсифицировали ли мы высадку на Луну? куда делся Тупак?»). И под хохот зала показал «Белый дом Трампа» — с полем для гольфа и оформленный в стиле стриптиз-клубов.

Весной этого года New York Times писала, что окончательно решение выдвигаться в президенты Трамп принял именно тогда, из-за вызванного Обамой унижения.

И вот на прошедшей неделе в попытке подчеркнуть свой нынешний солидный статус, Трампу вновь пришлось публично заявить, что Барак Обама был рожден в США. Впрочем, Трамп не был бы Трампом, если бы тут же не обвинил в изначальном раздувании этих слухов Хиллари Клинтон. Ни один источник, правда, следов этого не содержит.

***

Еще один шанс для Трампа показать свою «президентскость» — проходящая сейчас в Нью-Йорке Генеральная ассамблея ООН. В понедельник он провел встречу с президентом Египта Абдул-Фаттахом Ас-Сиси — закончившуюся без скандала, в отличие от его встречи с президентом Мексики.

Правда, содержание встречи Трампа с Ас-Сиси неизвестно, а нужна она была миллиардеру скорее для изменения своего образа скандалиста. Пресс-релиз сообщил лишь, что обсуждалась борьба с терроризмом, и Трамп обещал в случае победы на выборах сделать США «верным другом, а не просто союзником» Египта.

В свою очередь Хиллари Клинтон, бывшая глава Госдепартамента, успела встретиться с Ас-Сиси, президентом Украины Петром Порошенко и премьер-министром Японии Синдзо Абэ, обсуждая соответственно «развитие гражданского общества», «угрозу российской агрессии» и северокорейские ракетные испытания.

Петр Порошенко и Хиллари Клинтон. Фото Sputnik/Scanpix

Петр Порошенко и Хиллари Клинтон. Фото Sputnik/Scanpix

Хиллари Клинтон вернулась к активной кампании после болезни и потери сознания на публике, но на первых дебатах в следующий понедельник именно ей придется проявлять инициативу и атаковать соперника — чтобы доказать, что у нее есть на это энергия.

Впрочем, опытнейшая команда демократического кандидата наверняка с этим поможет. Билл Клинтон в 1992 году выиграл выборы во многом благодаря успеху на дебатах: тогда на них помимо действующего президента Буша-старшего квалифицировался и независимый кандидат Росс Перо. Команда демократа решила, что на фоне соперников ему необходимо подчеркнуть свою молодость и энергичность. Штаб Клинтона долго тренировал его поведение во время предстоящих дебатов: кандидат должен был сидеть на краешке высокого стула и чуть что срываться вперед, к зрителям, жестикулируя и расхаживая перед аудиторией.

А в ночь перед дебатами его советники проникли на студию и подменили стулья — на те, с которыми тренировался президент.