Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 5 августа 2020
  • $73.56
  • €86.76
  • 44.34

Регион умолчания

Фото: Reuters/Scanpix Фото: Reuters/Scanpix

Общественно-политическая жизнь регионов Юга России отошла на периферию внимания российских СМИ. В этом нет ничего удивительного, ведь когда буквально под боком идет полномасштабная война, все внимание сконцентрировано на ней. До Олимпиады в Сочи Северный Кавказ был одним из основных региональных поставщиков тем для федеральных агентств, телеканалов и таблоидов. Теперь же под завесой информационной войны на украинском фронте на Кавказе происходят события, выходящие из ряда вон даже на фоне общей неспокойной обстановки, но они проходят практически незамеченными для общественного внимания.

Дело краснодарского эколога Евгения Витишко, преследование активиста движения «Стоп «Электроцинк» Анатолия Колхидова во Владикавказе возбужденное в Нальчике дело в отношении противника проведения Олимпиады Андзора Ахохова, приговор по делу дагестанской правозащитницы Заремы Багавутдиновой, фабрикация дела против президента Ассамблеи народов Кавказа Руслана Кутаева, и даже проводимые в республиках Северного Кавказа контртеррористические спецоперации с задержаниями, — освещением всех этих тем занимается «Кавказский узел» иногда почти в полном одиночестве.

Преследование активистов

Период подготовки к Олимпиаде в Сочи стал весьма показательным в отношении того, насколько массовый характер могут принимать преследования активистов самых разных организация и в первую очередь правозащитной направленности, когда перед сотрудниками силовых ведомств стоить задача любой ценой обеспечить спокойствие важного для властей мероприятия. Тут права граждан отходят на второй план. Одним из ярких примеров того, как силовики готовили регион к проведению Игр, стали «профилактические» задержания в декабре 2013 года в Краснодарском крае, проведенные по поручению краевого управления СКР. Тогда сотрудники правоохранительных органов принудительно доставили в Краснодар не менее восьми черкесских и абазинских активистов из Кабардино-Балкарии, Карачаево-Черкесии и Адыгеи. В их домах и квартирах были проведены обыски.

Среди задержанных были инспектор по правам человека в Северо-Кавказском федеральном округе (СКФО) из Карачаево-Черкесии Руслан Камбиев, редактор сайта «Голос Черкесии» Евгений Ташу, лидер Черкесского конгресса Кабардино-Балкарии Руслан Кеш, общественные активисты из Адыгеи Аднан Хуаде, Хилми Ачмиз, член Совета «Адыгэ Хасэ» Адыгеи и парламента Конфедерации народов Кавказа Амин Зехов и даже член Общественной палаты СКФО Ибрагим Яганов. Оперативные мероприятия были проведены, как заявили активисты, в связи с обеспечением силовиками безопасности Олимпиады. «Идет работа по обеспечению безопасности, и наши органы ничего умнее придумать не могли», — заявил Яганов корреспонденту «Кавказского узла» сразу после задержания активистов.

О массовом задержании, по данным агрегатора «Яндекс.Новости», сообщили около 15 изданий, в основном региональных. О позиции активистов, отрицающих какую-либо причастность к экстремистским организациям, федеральные издания не сообщили.

Обошли вниманием ведущие средства информации и обвинение в пытках, выдвинутое против правоохранительных органов Кабардино-Балкарии одним из задержанных в феврале этого года противников сочинской олимпиады. Обвинение это подтверждено экспертизой. Однако уголовное дело, возбужденное по факту пыток, топчется на месте, зато против самого заявителя — Андзора Ахохова — правоохранители в свою очередь сами завели дело: проведя обыск в его доме, они якобы обнаружили там боевые патроны. «Странно получается. Как только я заявил, что меня пытали, в моем доме вдруг „обнаруживают“ боеприпасы и заводят на меня дело», — сказал Ахохов «Кавказскому узлу». Федеральные средства массовой информации, которые, казалось бы, после нашумевшей истории с пытками бутылкой от Шампанского в Казани, должны были бы с повышенным вниманием относиться к любым сообщениям о новых пытках в отношении задержанных, на этот раз дело Ахохова практически не заметили.

Краснодарский эколог Евгений Витишко 20 июня 2012 года был осужден по обвинению в порче забора вокруг земельного участка, арендуемого краснодарским губернатором Александром Ткачевым и известного как «Дача Ткачова». Экологи, совершавшие общественную инспекцию лесного фонда, выяснили, что за забор к губернатору попал и местный лес, что противоречит. Порча забора заключалась в том, что активисты отогнули часть пролета, а забор расписали надписями «Лес общий», «Саня вор», «Это наша земля», «Это наш лес». За это суд назначил экологу наказание в виде трех лет лишения свободы условно. Но 20 декабря 2013 года условный срок был заменен на реальный и он был этапирован в колонию в Тамбовской области. За судьбой Евгения Витишко, заявившего о том, что он подвергся давлению со стороны администрации колонии, следят в основном лишь экологические издания, информационные сайты и «Новая газета».

Деятельность предприятия «Электроцинк» во Владикавказе уже долгое время подвергается критике независимых экологов и многих жителей Северной Осетии. Один из наиболее последовательных защитников среды активист движения «Стоп „Электроцинк“» Анатолий Колхидов был задержан в феврале 2014 года по подозрению в якобы совершенном им грабеже своей гражданской жены Евгении Кабисовой. 31 марта он был освобожден под подписку о невыезде, поскольку она отозвала из полиции свое заявление. «Решение было принято после очной ставки, и, учитывая, что никакого грабежа не было, они были вынуждены освободить меня из-под стражи», — сообщил корреспонденту «Кавказского узла» Анатолий Колхидов. Однако несмотря на то, что «жертва грабежа» сама заявили о том, что инцидент между ней и Колхидовым исчерпан, дело все равно будет передано следствием в прокуратуру, где будет решаться вопрос об утверждении обвинительного заключения для передачи в суд. Широкого интереса у СМИ эта история также не вызвала.

Ход конфликта на Северном Кавказе остается в тени

На Северном Кавказе продолжают с ужасающей регулярностью происходить перестрелки, боестолкновения, похищения людей. По данным раздела Северный Кавказ — статистика жертв, только за одну неделю июня нынешнего года в ходе вооруженного конфликта на Северном Кавказе 12 человек погибли и два получили ранения.


Всего за июнь 2014 года на Северном Кавказе были убиты 42 человека, в мае — 52 погибших.

Кавказский узел: Северный Кавказ — статистика жертв


Сводки не менее трагические, чем те, что приходят сейчас востока Украины, но большинство подобных происшествий не находят отражения в событийной картине, которую рисуют федеральные средства массовой информации. Создается не отражающее действительность впечатление умиротворения Кавказа. Тем не менее, в условиях этой информационной тишины в регионе почти каждый день погибают люди. Обстоятельства этих смертей не всегда бывают очевидны, а без пристального внимания общества ими так легко манипулировать в особенности в тех случаях, когда СМИ представляют лишь одну сторону конфликта.

Один из таких, ставших уже обыденными, случаев произошел 9 июня в Буйнакском районе Дагестана. По данным следствия, водитель припаркованного автомобиля на автодороге Буйнакск — Унцукуль открыл стрельбу по правоохранителям и был убит ответным огнем. Среди сотрудников полиции никто не пострадал. Убитый был опознан как Ханмирза Ашурбеков. Однако за несколько часов до этого инцидента об исчезновении Ашурбекова сообщила его жена. Родственники погибшего заявили, что не верят в версию силовиков о перестрелке, так как им в день похищения неофициально сообщили, что Ашурбеков задержан и находится под стражей. По словам родственников, погибший ничем противозаконным не занимался, а в поле внимания силовиков попал в связи с тем, что он придерживался салафитского течения в исламе.

По данным агрегатора «Яндекс.Новости», о перестрелке и гибели мужчины сообщили около 50 изданий, в основном региональных, но даже те немногие федеральные СМИ, которые сообщили об этом, оставили без внимания заявления жены и родственников убитого.

Нарушениях прав человека и процессы над правозащитниками

По данным новостного агрегатора «Яндекс.Новости», даже о ходе достаточно громкого процесса по делу президента чеченской Ассамблеи народов Кавказа Руслана Кутаева, из федеральных СМИ сообщила лишь все та же «Новая газета», обозреватель которой выступает на процессе свидетелем защиты, а также СМИ, освещающие события в регионе Кавказа. Сам Кутаев, который был задержан в феврале 2014 года по подозрению в хранении наркотиков, считает, что уголовное преследование связано с его политической деятельностью как члена высшего политического совета партии «Альянс зеленых — социал-демократическая партия». «Сейчас в Чеченской Республике взят курс на применение более изощренных мер в виде действий, направленных на подрыв авторитета, имиджа и доверия к лицу, которое посмело бы иметь собственное мнение, отличающееся от официальной позиции власти по какому-либо вопросу», — заявил он на заседании в Урус-Мартановском городском суде.

О приговоре суда по делу правозащитницы Заремы Багавутдиновой, признанной виновной в содействии террористической деятельности по удивительному по своей нелепости обвинению — она якобы склонила жителя Буйнакска к участию в незаконных вооруженных формированиях, пообещав ему выйти за него замуж — сообщили лишь два десятка изданий в основном оппозиционных и региональных. Суд приговорил 45-летнюю женщину, уже отбывшую один срок в мордовской колонии, к пяти годам лишения свободы.

Зарема Багавутдинова является сотрудницей Дагестанской региональной общественной организации «Правозащита». Она неоднократно заявляла, что судебное преследование в отношении нее связано с ее деятельностью именно в этом качестве, а также говорила о том, что дело против нее сфабриковано. Правозащитный центр «Мемориал» признал Зарему Багавутдинову политической заключенной.

Тенденция снижения внимания федеральных изданий к проходящим на Кавказе процессам привела к тому, что события общественно-политической жизни не получают должного освещения. Одновременно со снижением количества новостей, публикуемых СМИ о Северном Кавказе, в российском обществе растет оптимизм в оценке ситуации в регионе. По данным Левада-центра на май 2014 года, за год доля россиян, оценивающих ситуацию в регионе как критическую и взрывоопасную, снизилась с 72 до 43%. Доля тех, кто оценивает ситуацию как благополучную и спокойную, выросла с 18 до 44%. Однако умолчание о нарушениях прав человека никак не влияет на положение вещей, а незнание общества о ходе конфликта никак не приближает установление мира и согласия в регионе.