«Железобетонная у него позиция, Евгений Вадимович не поддерживает «спецоперацию»». В суде по делу Евгения Ройзмана о повторной «дискредитации армии» выступили свидетели - онлайн-трансляция Спектр
Среда, 04 октября 2023
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

«Железобетонная у него позиция, Евгений Вадимович не поддерживает „спецоперацию“». В суде по делу Евгения Ройзмана о повторной «дискредитации армии» выступили свидетели — онлайн-трансляция

Евгений Ройзман на судебном заседании по делу о повторной "дискредитации" армии 10 мая 2023 года. Фото Spektr.press Евгений Ройзман на судебном заседании по делу о повторной «дискредитации» армии 10 мая 2023 года. Фото Spektr.press

В Екатеринбурге прошло второе заседание по делу Евгения Ройзмана, сообщает корреспондент «Спектра» из зала суда. Политика судят за повторную «дискредитацию армии» (часть 1 статьи 280.3 УК РФ). Рассмотрение дела проходит в Октябрьском районном суде Екатеринбурга. Самого Ройзмана доставили в зал заседания.

Прокуратура утвердила обвинение Ройзману 28 марта. Максимальное наказание по предъявленным политику обвинениям составляет три года колонии.

Дискредитацию прокурор усмотрел в том, что Ройзман назвал «спецоперацию» войной, а Z — «зигой», к подобным выводам пришли лингвистическая экспертиза 30 ноября. Обвинение считает это общественно опасным действием, которое подрывает авторитет власти.

10 мая суд заслушивал свидетелей.


13:30: Судебное разбирательство отложено до 18 мая.

13:25: — Я очень рада, что столкнулась с Евгением Вадимовичем. Так как я занималась с населением, я помню, что огромное количество людей звонило и передавало ему слова поддержки [после задержания]. Он очень серьезно помог большому количеству людей — этому есть масса примеров. Если бы все эти люди пришли сюда, они бы в этом зале не поместились — говорит Любовь.

13:20: Обвинение пытается доказать, что трансляция (в которой Ройзман якобы «дискредитировал» армию — при. «Спектр») шла именно из помещения его Фонда. Например, Лейле Гусейновой показывали скриншот из стрима, чтобы она установила, где именно велась запись. Она не смогла точно ответить. Еще один свидетель по имени Любовь тоже не смогла наверняка сказать, почему фонд переезжал. Она предполагает, что закончился договор аренды — об этом говорила и генеральный директор Светлана Косолапова.

13:10: Следующая свидетельница — Оксана Солдатова, сотрудница Фонда Ройзмана. Ее допрос длился не дольше пяти минут. Она успела заявить, что что не смотрела трансляции Ройзмана.

Оксана Солдатова, сотрудница Фонда Ройзмана. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

Оксана Солдатова, сотрудница Фонда Ройзмана. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

13:05: Адвокат просит Лейлу охарактеризовать Ройзмана.

— Первый мэр, у которого всегда были открыты двери. Он всегда внимательно относится к людям, обычно система не замечает маленького человека, а к нему можно было прийти без всякой записи. Евгений подарил городу два музея (вероятно, речь о музеях Невьянской иконы и Наивного искусства). Да чего говорить, все и так знают, — отвечает она. 

Лейла Гусейнова, помощница Евгения Ройзмана.. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

Лейла Гусейнова, помощница Евгения Ройзмана.. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

12:55: Суд пригласил Лейлу Гусейнову, помощницу Евгения Ройзмана. Она говорит, что около семи лет работала в фонде менеджером по фандрайзингу.

12:50: — Фигуру такой величины сложно охарактеризовать, и я не про рост, который тоже большой. Нет человека, который столько бы сделал для страны. Прошлую эпидемию [наркотиков] остановил он с двумя другими смелыми людьми — больше было некому. Он честный, нормальный человек, — говорит Станислав.

12:35: — В начале видеозаписи он [Ройзман] отчетливо говорит «Слава», он обращался к вам?
 — Не знаю, может, он имел в виду «слава богу».
 — А к вам он как обращался?
 — Эй, ты.

Станислав говорит: то, как его называл Евгений Вадимович — их личное дело. После замечания от судьи уточняет, что «Славой» он его тоже называл.

12:30: Суд изучает переписку Власова и Ройзмана. В ней в частности Станислав предлагает привезти Евгению Вадимовичу микрофон для более качественной записи трансляции и пишет о количестве зрителей одного из стримов.

12:20: Суд приглашает свидетеля Станислава Власова. Того самого, о котором до этого спрашивали Светлану и Юлию. Он рассказывает, что не имеет отношения к трансляции, из-за которой обвиняют Ройзмана и не помнит, был ли в тот день в фонде.

Свидетель Станислав Власов. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

Свидетель Станислав Власов. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

12:20: Заседание суда возобновилось.

Евгений Ройзман. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

Евгений Ройзман. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

10:15: Судья объявляет перерыв до 14:10 (12:10 мск)

10:05: Судья спрашивает Юлию Крутееву о доходе Ройзмана.
 — Только зарплата. 30 000, 40 000, сколько у тебя? — обращается она к сидящему рядом Евгению
 — 120 000 — отвечает Ройзман.
В зале смех!
 — На иждивении кто-то еще [кроме двух детей] есть? — продолжает судья .
 — Два кота.
 — Давайте посерьезнее.

10:00: Адвокат Ройзмана Владислав Идамжапов просит Юлию Крутеееву охарактеризовать своего подзащитного.

— Я не знаю больше ни одного человека, который бы принес России больше пользы, — говорит Юлия. — Он обогатил страну целым явлением — это признано во всем мире (вероятно, речь идет о музее Невьянской иконы).

Его фонд «Город без наркотиков» — сейчас об этом уже не говорят, но я помню, как дети по шприцам ходили во дворах. Сколько к нему родителей приходит и бывшие реабилитанты узнают и бросаются на шею. Три спасенных ребенка со СМА! Что еще? Он совершенно не умеет врать.

9:55: — Про отношение Ройзмана к проведению СВО вам что-то известно?
 — Мы не обсуждали это.
 — О привлечении к ответственности вам что-то известно?
 — Знаю, что его вызывали в суд, присуждали штрафы. Что за какого-то человека посадили на две недели из-за записей во ВКонтакте. Я считаю, что это фикция. Ну какая дискредитация? — отвечает суду Юлия.

9:55: И Юлию и Светлану спрашивают, знаком ли им Станислав Власов. Обе говорят, что ничего о нём не знают. Он вел трансляции Ройзмана, но сотрудники фонда его не знают.

9:50: Следующая свидетельница — Юлия Крутееева, гражданская жена Ройзмана.

Следующая свидетельница — Юлия Крутееева, гражданская жена Ройзмана. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

Следующая свидетельница — Юлия Крутееева, гражданская жена Ройзмана. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

9:50: — Вам знакома позиция Ройзмана по поводу спецоперации? — спрашивает у Светланы гособвинитель.
 — Железобетонная у него позиция, я с ней знакома. — говорит она
 — Озвучить можете? — жестко спрашивает судья.
 — Евгений Вадимович не поддерживает «специальную военную операцию».

9:35: — Если бы вы побывали на личном приеме, вы бы видели, какое количество людей там присутствует. У нас в день может пройти 60−70 человек. Для нас стало неожиданностью проведение обыска, только тогда мы узнали, что велась какая-то трансляция (речь о стриме, после которого завели дело), — говорит Светлана Косолапова.

9:25: Вторая свидетельница — Светлана Косолапова, генеральный директор Фонда Ройзмана

Вторая свидетельница — Светлана Косолапова, генеральный директор Фонда Ройзмана. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

Вторая свидетельница — Светлана Косолапова, генеральный директор Фонда Ройзмана. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

9:15: — О чем велась беседа в этом прямом эфире? — спрашивает адвокат.
 — Да я так уж и не вспомню, о чем конкретно. Про иконы что-то говорил…

9:10: Олег Лобов представился как участник движения «Шурави». По его словам, его и других ветеранов, возмутило, что Ройзман выступал «против России», против «спецоперации», но конкретных фраз привести в пример не смог

9:05: Лобов рассказал, что работает водителем в «Гортрансе» и является ветераном войны в Афганистане. По его словам, высказывания Ройзмана про «спецоперацию» обсуждались в чате сообщества ветеранов «Шурави».

9:05: Суд начался с допроса свидетеля.

Первый свидетель обвинения на суде против Евгения Ройзмана. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress

Первый свидетель обвинения на суде против Евгения Ройзмана. Фото Марина-Майя Говзман/SpektrPress