Призрак «Азовстали». Что происходит на северодонецком заводе "Азот" Спектр
Суббота, 25 июня 2022
Сайт «Спектра» доступен в России через VPN

Призрак «Азовстали». Что происходит на северодонецком заводе «Азот»

Дым над территорией завода "Азот". Фото Oleksandr Ratushniak/Reuters/Scanpix/Leta. Дым над территорией завода «Азот». Фото Oleksandr Ratushniak/Reuters/Scanpix/Leta.

Российские войска вышли на окраины Северодонецка 30 мая. Ко 2 июня они уже захватили большую часть города. В настоящий момент бои сосредоточились вокруг промышленной зоны, куда отошли украинские силы.

Большую часть промзоны Северодонецка занимают предприятия химического завода «Азот». Это одно из крупнейших промышленных предприятий Украины, основная продукция которого — минеральные азотные удобрения. Оно входит в состав холдинга Ostchem, принадлежащего украинскому бизнесмену Дмитрию Фирташу.

«Азот» был построен в 1951 году и, как и многие советские предприятия, проектировался для функционирования и в мирное, и в военное время. При приближении противника он может быть превращен в укрепрайон, взятие которого представляет очень сложную задачу для атакующей стороны.

Мощные стены, толстые перекрытия, убежища и система подземных коммуникаций — все это сделало «Азот» самой неприступной точкой города. Этим воспользовались и местные жители, которые начали стягиваться в убежища завода еще с марта после первых мощных обстрелов города.

По словам волонтера Владимира Черного, у которого на «Азоте» находятся родственники, действующих убежищ на предприятия не больше десяти, и в каждом находится около 40−60 человек. Эта цифра примерно соответствует данным, которые 17 июня приводил глава Луганской военной администрации Сергей Гайдай. Он утверждал, что в убежищах завода находятся 568 человек, в том числе 38 детей.

При этом в самом Северодонецке, по оценке мэра города Александра Стрюка, остаются около 12−13 тысяч жителей. До войны в Северодонецке насчитывалось около 100 тысяч жителей.

В городе очень тяжелая гуманитарная ситуация — из-за боевых действий нет газа, воды, электричества. Люди вынуждены собирать дождевую воду и готовить на кострах. После того, как 14 июня был разрушен последний из трех мостов, связывавших Северодонецк с Лисичанском, фактически была потеряна последняя возможность для доставки гуманитарной помощи, эвакуации гражданских или отступления военных.

Несмотря на это, глава области Гайдай не раз подчеркивал, что связь с городом остается, он не заблокирован. Крайне рискованный способ добраться до города, которым пользуются волонтеры и военные, это пересечение реки Северский Донец. Она разделяет Северодонецк и почти вплотную прилегающий к нему Лисичанск.

Мужчина со своим котом перед входом в убежизе на

Мужчина со своим котом перед входом в убежище на территории завода «Азот». Фото Marko Djurica/Reuters/Scanpix/Leta.

Нерегулярные переправы через реку помогают сохранить сообщение с городом, но для того, чтобы украинские силы смогли изменить ситуацию, этого недостаточно. «У наших войск есть возможность для отхода, сложность ситуации именно в обороне. Обороне нужны не только люди, обороне нужна боевая техника, тяжелое вооружение. Получать это без отлаженной поставки сложно. При необходимости украинские военные смогут переплыть реку и выйти в сторону Лисичанска. Но вопрос в том, чтобы качественно организовать оборону, а не плавать. Вплавь невозможно передавать боеприпасы», — оценил ситуацию украинский журналист Юрий Бутусов.

Битва за Северодонецк и прилегающий к нему Лисичанск являются важной целью для российских войск. Захват двух этих городов ознаменует собой переход всей Луганской области под их контроль и позволит это преподнести Кремлю как достижение одной из больших целей вторжения.

Украинская сторона не раз подчеркивала, что Северодонецк не даст российским войскам стратегического преимущества, в отличие от Лисичанска, который находится на более высоком берегу Северского Донца. Тем не менее, удержать Северодонецк, который стал административным центром области после перехода Луганска под контроль сепаратистов, означало бы важную психологическую победу для ВСУ.

Обе стороны несут тяжелые потери. Советник главы офиса президента Украины Михаил Подоляк сообщал, что ежедневные украинские потери составляют около 100−200 бойцов.

15 июня российская сторона заявила об открытии гуманитарного коридора с завода «Азот». Коридор работал в направлении города Сватово на территории ЛНР. Просьбу Украины организовать возможность эвакуации в подконтрольный Киеву Лисичанск Минобороны РФ отвергло, считая, что так украинская сторона хочет вывести из окружения уцелевшие подразделения.

Позже Минобороны РФ обвинило Киев в срыве гуманитарного коридора. По заявлению ведомства, украинские формирования нарушили режим прекращения огня и воспользовались гуманитарной паузой для перегруппировки.


СЛЕДИТЕ ЗА РАЗВИТИЕМ СОБЫТИЙ В ТЕКСТОВОЙ ХРОНИКЕ В НАШЕМ ТЕЛЕГРАМ-КАНАЛЕ


18 июня глава Чечни Рамзан Кадыров заявил о выходе мирных жителей из промышленной зоны Северодонецка. Он опубликовал в своем телеграм-канале видео, на котором женщина рассказывает о тяжестях жизни в убежищах «Азота». Кадыров не сообщил число вышедших людей. При этом, по его словам, в одном только «подвальном секторе», из которого вышла женщина на видео, украинские военные удерживают около 200 мирных жителей.

Глава области Сергей Гайдай в то же время сообщил, что с территории завода «Азот» невозможно выйти из-за постоянных обстрелов. «Эвакуация из северодонецкого „Азота“ невозможна. Выход из комбината возможен только при полном прекращении огня», — заявил чиновник.