• Вторник, 25 июня 2019
  • $62.97
  • €71.61
  • 64.99

Признание в провале. Почему ФСБ взялась за победителей детского исторического конкурса «Мемориала»

Активисты НОД. Фото TASS/Scanpix/LETA Активисты НОД. Фото TASS/Scanpix/LETA

«Международный Мемориал» выступил с заявлением по ситуации вокруг школьного конкурса «Человек в истории. Россия — ХХ век». У конкурса в этом году юбилей — 20 лет старшеклассники со всей страны присылают в «Мемориал» свои исследовательские работы по темам «Цена победы», «История семьи», «Человек и власть», «Человек и малая родина», «Свои — чужие». Детские работы оценивает строгое и профессиональное жюри (в этом году председатель — Людмила Улицкая), сорок лучших приглашают в Москву и награждают.

С некоторых пор конкурсу не везет. На победителей — на детей! — не первый уже год нападают активисты движений НОД и SERB, пытающиеся сорвать церемонию награждения. Скандируют: «Позор! Позор!, швыряются, как городским сумасшедшим и положено, какой-то дрянью. И в этом году нападали тоже. Впрочем, это все на расстройства психики, конечно, не спишешь.

У НОД понятная крыша — депутат Госдумы Евгений Федоров. Публичные выступления его адептов, требующих освободить Россию от оккупации, обычно вызывают смех. И как иначе реагировать — НОДовцы, например, винили Госдеп США в проведении пенсионной реформы в России. Но опасными быть они, как видим, тоже умеют. У SERB послужной список посерьезнее. Движение возникло в Днепропетровске как реакция на Майдан, но Украину храбрые радетели за «русский мир» благополучно покинули, бежали в Россию, где, видимо, нашли серьезных покровителей. Они регулярно затевают драки и провокации на оппозиционных митингах, выбрасывают цветы, которые люди приносят к месту убийства Бориса Немцова, пытаются срывать кинопоказы и выставки. Именно активист SERB нанес в свое время серьезную травму Алексею Навальному, плеснув оппозиционеру зеленкой в глаз. Тогда пришлось лечиться за границей.

Поговаривают, что движение SERB прикрывает полиция, и, судя по тому, что за выходки, попахивающие откровенной уголовщиной, ни один из членов движения не пострадал, это вполне может оказаться правдой. Однако обе организации, как минимум, напрямую от государства не зависят. В репрессивную политику государства их стыдные акции вполне вписываются, да и с покровителями все более или менее понятно. Но все-таки формально это частная инициатива встревоженных патриотов. От наиболее диких выходок государство даже открещивается публично, как это было со скандалом вокруг выставки фотографа Джока Стерджеса в Центре фотографии имени братьев Люмьер в сентябре 2016. Главными героями скандала оказались тогда члены другой патриотической организации — «Офицеры России», но представители SERB и там умудрились отметиться.

Евгений Федоров. Фото TASS/Scanpix/LETA

Евгений Федоров. Фото TASS/Scanpix/LETA

Но дикие выходки «неравнодушных граждан» — это уже рутина, фон для жизни граждан обычных. Теперь у конкурса проблемы посерьезнее. Согласно заявлению «Мемориала», в этом году учителей, научных руководителей школьников-лауреатов, а кое-где и самих победителей конкурсов, вызывают на профилактические беседы, в которых участвуют сотрудники местных департаментов образования и региональных администраций, а также представители ФСБ. От учителей требуют рассказать, откуда они узнали о конкурсе, предоставить для ознакомления работы детей и настоятельно рекомендуют прекратить сотрудничество с «Мемориалом».

«Синхронность и сходство таких визитов в школы в разных регионах дает основание предположить, что эти „проверки“ — не местная инициатива, а централизованное указание», — говорится в заявлении «Международного Мемориала». Правозащитники видят в происходящем «не только попытки дискредитации многолетней образовательной работы „Мемориала“, но и стремление запугать школьников и учителей, ввести цензуру». И да, разумеется, все так и есть. И это вовсе не мелочь.

Это еще один эпизод в войне, которую государство объявило частной, личной, персонифицированной истории. Государство оправданий нынешним своим делам ищет в прошлом, и, разумеется, не хочет видеть в прошлом крови, грязи, беды. Хочет видеть только победы. Сияние вечной империи, менявшей названия, но не менявшей сути. Государство хочет контролировать историю, выбирать удобных для себя героев и не вспоминать о неудобных, не вписывающихся в идеологические мифы событиях и людях. И, в общем, более или менее справляется с этой задачей. Есть «единый учебник истории», есть статьи УК, позволяющие наказывать за неправильный взгляд на историю, будет и мозаика на стене главного храма вооруженных сил (какое все-таки изумительное сочетание слов!), изображающая выдуманный подвиг 28 панфиловцев.

Частная история честна. Она плохо поддается контролю. Она разворачивает человека в себя, заставляет думать о судьбах не мифологизированных, а реальных предков, не про «дедов» с глупых пропагандистских наклеек на стекло авто, а про собственных, на самом деле существовавших дедов и прадедов. Государство, основывающее идеологию на рассказах о выдуманном прошлом, здраво понимает, что здесь угроза. Собственно, поэтому была ведь национализирована, превращена в элемент военного парада одна из самых ярких, мощных, по-хорошему страшных частных инициатив последнего времени — «Бессмертный полк».

Акция "Бессмертный полк" 9 мая 2018 года. Фото TASS/Scanpix/LETA

Акция «Бессмертный полк» 9 мая 2018 года. Фото TASS/Scanpix/LETA

А конкурс «Мемориала» (посмотрите еще раз список номинаций) как раз и нацелен на погружение человека в мир частной истории. На установление связи конкретного человека с предельно конкретным прошлым. Что ж, по нынешним печальным временам это и есть подрывная деятельность. Хуже того: «Мемориал» работает со школьниками. Строит мост из живой личной истории в живое будущее. Тут прямая конкуренция с государством, претендующим на тотальный контроль над мыслями граждан: они там у себя в высоких кабинетах настолько озабочены борьбой за юные умы, что даже в список «ключевых показателей эффективности» для сотрудников администрации президента, отвечающих за внешнюю политику, включили постоянный рост числа «патриотически настроенной молодежи».

В общем, неудивительно, что борьбу против честной истории решили больше на откуп уличной гопоте не отдавать, почему теперь это — государственное дело, и почему в деле — представители самой страшной из карательных служб.

Вот только это еще и показатель того, что проект «Мемориала» успешен. Признание в собственном провале.

Они бьются за молодежь, конечно. Но молодежь — на концертах групп, которые пытаются запрещать, действуя вполне в позднесоветском стиле. На акциях протеста. И там, где честно говорят про личную историю. Про страшный русский ХХ век, не разобравшись с которым, в XXI можно и не попасть.

Конкурировать они не умеют, зато умеют пугать. Не замечая, что по этим граблям уже много раз ходили. Молодежь вообще ведь не очень любит ходить строем.