Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Вторник, 22 сентября 2020
  • $76.13
  • €89.60
  • 41.62

Превзойти Ислама. Превратится ли Узбекистан в Северную Корею

Временно исполняющим обязанности президента Узбекистана 8 сентября был объявлен премьер-министр республики Шавкат Мирзияев — тот самый чиновник, которого ранее эксперты считали основным кандидатом на пост главы государства. Последний, напомним, стал вакантен после смерти бессменного в течение 26 лет лидера Узбекистана Ислама Каримова. Приход к власти главы правительства означает для республики продолжение авторитарного курса, закрепившего Узбекистан в числе наиболее жестких тоталитарных режимов планеты.

59-летний Мирзияев возглавил кабинет министров в 2003 году, постепенно став одним из самых влиятельных лиц в окружении Каримова — до него ни один премьер ни смог столько лет продержаться на своей должности. Во многом укреплению своих позиции при ташкентском «дворе» Мирзияев обязан сближению с всесильным главой Службы национальной безопасности (СНБ) Рустамом Иноятовым. Собственно, ни для кого, кто сколько-нибудь разбирается в хитросплетениях кланов и групп влияния в Узбекистане, не было сюрпризом, что именно связка Иноятов-Мирзияев будет определять будущее страны после ухода Каримова.

При этом предполагалось, что шеф узбекистанских чекистов так и останется в роли «серого кардинала», определяя расстановку сил во власти приоритеты внутренней политики, а Мирзияев будет представлять республику на международной арене, танцевать с народом на празднованиях Дня независимости и вещать со страниц официальных СМИ об успехах демократических преобразований. Так оно, очевидно, и будем происходить до той поры, пока замену не придется искать уже самому Иноятову, который уже отметил 72-летие и здоровье его, по слухам, оставляет желать лучшего — утверждается, что руководитель спецслужб серьезно болен диабетом.

Шавкат Мирзияев выступает на похоронах Ислама Каримова. Фото Reuters/Scanpix

Шавкат Мирзияев выступает на похоронах Ислама Каримова. Фото Reuters/Scanpix

Проводить политику Каримова, который ради сохранения за собой на протяжении четверти века президентской должности не раз шел на переписывание Конституции (позже этот прием был взят на вооружение в Белоруссии и России), его преемники начали с места с карьер. По главному закону страны, при невозможности исполнения действующим президентом Узбекистана своих обязанностей его полномочия временно возлагаются на председателя верхней палаты парламента. При этом в течение ближайших трех месяцев должны быть проведены досрочные выборы президента. Однако до 2011 года эта статья Конституции предусматривала, что временный глава государства может быть выбран в десятидневный срок только из числа депутатов парламента.

После изменения указанной статьи высказывались предположения, что это было сделано именно в интересах Мирзияева. Однако даже переписанную норму новый узбекский тандем выполнять не пожелал — представитель парламента, глава сената Нигматилла Юлдашев был отстранен от власти — как сообщило официальное информагентство УзА, спикер законодательного собрания взял ни разу не предусмотренный Конституцией самоотвод и обратился с предложением «о целесообразности временного возложения исполнения обязанностей и полномочий президента республики Узбекистан на премьер-министра с учетом его многолетнего опыта работы на руководящих должностях в органах государственной власти и управления, уважения среди населения». На совместном заседании обеих палат парламента это предложение, разумеется, было принято без единого возражения.

К слову, об «уважении населения». Мирзияева, который до работы во главе правительства был хокимом (губернатором) Самаркандской и Джизакской областей, даже некоторые сторонники авторитарных методов Каримова недолюбливают за чересчур жесткие методы управления. Тем более что премьер долгое время был ответственным в республике за местную каторгу — ежегодный сбор урожая хлопка, к которому на принудительной основе до последних лет привлекали даже детей. Кампании по сбору «белого золота» сопровождались многочисленными нарушениями со стороны властей, болезнями, увечьями и смертями согнанных на поля людей. Но Мирзияев со своей работой справлялся — урожаи были собраны, и хлопок остается одной из основных статей экспорта республики, хотя его доля в нем постоянно сокращается.

О методах Мирзияева, который он непосредственно использовал в отношениях подчиненных можно судить только по слухам. Так, по словам правозащитников, еще будучи хокимом Джизакской области, Мирзиеев избил преподавателя местного вуза за отказ выводить студентов собирать хлопок под проливным дождем. От полученных побоев тот позже скончался. Еще более вопиющей выглядит истории, согласно которой Мирзиеев лично застрелил мальчика, позволившего себе пасти корову на государственном поле.

Насколько конкретно эти обвинения правдивы, судить сложно, но тот факт что Мирзияев так долго продержался на посту премьера при Каримове, который сам известен крутым нравом, а также непрестанно циркулирующие в узбекистанском обществе слухи о рукоприкладстве и сквернословии главы правительства в адрес чиновников, наводят на мысль, что они могут быть недалеки от действительности.

Сразу после первых сообщений о болезни Каримова многие СМИ, начав гадать о его возможных наследниках и называя в их числе Мирзияева, приписывали ему «пророссийскую» ориентацию. Некоторые при этом приводили в качестве доказательств такого утверждения то, что на племяннице главы правительства был женат погибший в 2013 году Бабур Усманов — племянник и предполагаемый наследник российского миллиардера и уроженца Узбекистана Алишера Усманова. Сам Мирзияев, став исполняющим обязанности президента, уже успел высказаться в том духе, что «во внешней политике Узбекистана приоритетным направлением является развитие отношений со странами СНГ, и в первую очередь последовательное развитие и всестороннее укрепление дружественных связей с Россией».

Владимир Путин и Шавкат Мирзияев на могиле Ислама Каримова в Самарканде. Фото Sputnik/Scanpix

Владимир Путин и Шавкат Мирзияев на могиле Ислама Каримова в Самарканде. Фото Sputnik/Scanpix

Но Кремлю, думается, рано записывать Ташкент в свои верные союзники. Если верить словам Мирзияева о том, что во внешней политике Узбекистан продолжит курс Каримова, то означает, что республика по-прежнему будет балансировать на стыке интересов США, России и Китая, который пока еще полностью не реализовал свой потенциал в Центральной Азии, но постоянно наращивает его. При этом во главу угла в Ташкенте будут ставить именно «национальные интересы», а, проще говоря, задачу сохранения действующего режима, которая подразумевает легкий переход из одного лагеря в другой, если того требуют обстоятельства.

Ведь еще в начале 2000-х, после того как Узбекистан вышел из Организации договора о коллективной безопасности и до минимума свел свою активность в патронируемых Россией постсоветских структурах, одновременно разместив у себя военные базы США и Германии, казалось, что Каримов окончательно рвет с Москвой. Однако после 2005 года, который был отмечен жестоким подавление бунта в Андижане (только по официальным данным там погибли не менее 180 человек), Каримов резко покинул ряды американских союзников, вернул республику в ОДКБ, а российский ЛУКОЙЛ немедленно вошел в проект «Арал», в рамках которого предусматривается добыча нефти и газа на дне высохшего Аральского моря. Потом Ташкент вновь начал заигрывать с Вашингтоном, а республика вновь вышла из ОДКБ по причине того, что официальный Ташкент «не устраивают планы в отношении усиления военного сотрудничества стран» этого альянса, которые не соотвествуют политике нейтральному статусу страны.

Ныне Мирзияев также утверждает, что никаких военных баз на территории Узбекистана не появится. Узбекистан, по его словам, будет придерживаться политики «неприсоединения к любым военно-политическим блокам, недопущения размещения военных баз и объектов других государств на территории Узбекистана, а также пребывания наших военнослужащих за пределами страны». Что касается отношений с соседями, то и тут вряд ли возможны изменения — так что все оставшиеся со времен Каримова споры, как приграничный с Киргизией, так и вокруг строительства Рогунской ГЭС в Таджикистане, будут иметь продолжение.

Что же касается продолжения каримовской линии во внутренней политике, то тут с учетом репутации нового лидера стоит ждать лишь дальнейшего усиления репрессий по отношению к инакомыслящим и полного сворачивания гражданских свобод, хотя с последними в стране и так серьезные трудности. Только невероятное стечение обстоятельств способно предотвратить дальнейшее «закручивание гаек», тем более обстановка в регионе, который граничит с Афганистаном и является зоной активности эмиссаров ИГИЛ (группировка запрещена в РФ), не позволяет властям республики расслабляться: исламистские идеи могут оказаться крайне востребованы среди бедных слове населения Узбекистана. А к ним относятся две трети населения страны, где средняя зарплата колеблется в районе 100−150 долларов в месяц. И хотя, возможно, превращение в аналог КНДР республике не грозит, низвести ее по части соблюдения прав человека, коррупции и закрытости от мира до уровня Туркмении Шавкату Мирзиеву вполне по силам.