Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Среда, 2 декабря 2020
  • $75.10
  • €90.87
  • 48.13

Предел неэффективности. За что взяли руководство Республики Коми

Члену Высшего политсовета «Единой России», главе Республики Коми Вячеславу Гайзеру и еще 18 его высокопоставленным сообщникам инкриминируются незаконные сделки с государственными долями в региональных предприятиях, а также мошеннические приватизационные схемы, в деле фигурируют сыктывкарские ЛПК и ЛДК (лесопильно-деревообрабатывающий комбинат), региональный молокозавод, завод железобетонных изделий, хлебокомбинат и комбинат по производству фанеры, а также несколько предприятий ЖКХ. Некий неназванный источник, близкий к следствию, сообщил «Интерфаксу», что уголовное дело в отношении Гайзера — «не последняя резонансная антикоррупционная операция в России».

Обыск в кабинете главы Республики Коми Вячеслава Гайзера. Фото RIA Novosti/Scanpix

Обыск в кабинете главы Республики Коми Вячеслава Гайзера. Фото RIA Novosti/Scanpix

Само по себе дело «комиков» не блещет оригинальностью: такие кунштюки смело можно предъявить многим губернаторским командам. А в тех регионах, где губернатор слаб или осторожен, или свеженазначен при почетной отставке с повышением предшественника — предъявить папочку компромата на региональные команды силовиков, чаще всего УФСБ, о чем, конечно, знает весь местный бизнес и прочая элита. Знают, но помалкивают и поплакивают. Знают обо всех региональных шалостях и «там, где надо» — в администрации президента, СК и ФСБ, но без команды не трогают. Почему же взялись именно за «комиков» — за команду главы республики Коми?

Версий много.

1. Чтобы отвлечь внимание от скандала с псковским губернатором Турчаком, который, похоже, действительно имеет непосредственное отношение к заказу на избиение Олега Кашина. Владимир Путин не торопится давать отмашку на разбирательство с губернатором Андреем Турчаком, сыном своего близкого соратника и давнего хорошего знакомого Анатолия Турчака. К тому же известно и давно проверено, что Путин никогда не рассматривает чаяний озабоченной общественности, считая таковую озабоченность шантажом. А делает все наоборот.

2. Аресты в Коми — удар по резко усилившемуся Дмитрию Медведеву. Вячеслав Гайзер считается «верным медведевцем», и на то есть все основания — входил в «кадровый резерв» премьера, и именно Медведев назначил его главой республики. И что характерно, многие заговорили и о том, что неприятности ждут и непотопляемого Виктора Вексельберга, который по касательной проходит возможным конечным бенефициаром некоторых сделок в регионе. Кто может быть заинтересован в ударе по Медведеву? Да кто угодно, прежде всего его традиционные соперники за место в тандеме (как глава АП Сергей Иванов) и силовики (что часто одно и то же, а с силовиками у Медведева всегда были не самые искренние отношения).

Вячеслав Гайзер и Дмитрий Медведев. Фото AP/Scanpix

Вячеслав Гайзер и Дмитрий Медведев. Фото AP/Scanpix

3. Все громкие аресты губернаторов всегда были результатом конфликта, как это было с сахалинским Хорошавиным: большинство комментаторов говорят об Игоре Сечине как о чиновнике и главе нефтяной компании, которому как-то помешал глава Коми, однако я бы здесь обратила внимание прежде всего на полномочного представителя президента Юрия Трутнева, который, похоже, и настоял на громком аресте. Собственно, похожим образом развивались и более мелкие дела: ненецкого Бутова, тверского Платова, тульского Дудки — но это все истории давние, происходившие в совсем другие времена. С кем бы ни был конфликт у «комиков», такие масштабные аресты — это не результат бизнес-разборок, а куда как более глубокое и системное дело. В один ряд с «комиками» я бы поставила отставку Якунина: достигнут предел неэффктивности, за которым нет никакого смысла держаться за преданного соратника. Лояльность в бюджет не положишь, не те времена. То есть, это сигнал об изменениях правил игры, как в свое время это было сделано посадкой Ходорковского. Этим было сказано: олигархи, не лезьте в политику. Здесь тоже идет сигнал и очень отчетливый: воруйте, чего уж, но все же и эффективность тоже давайте. Не до голой земли. И это именно что сигнал: если б хотели просто пресечь — достаточно и отставки.

4. Вообще если посмотреть пристально на тех, кого сейчас стали массово арестовывать, мы увидим довольно много настоящих коррупционеров — это уже не врачи и учителя, которых сажали как коррупционеров еще совсем недавно, буквально за шоколадку. Сажают и силовиков, и чиновников, причем по «среднему звену» идут с частой гребенкой. Причины тому две. Во-первых, резкое снижение в связи с экономической ситуацией доходов сажающих: если раньше можно было прийти с обыском к предпринимателю и сразу получить миллион отступных (рублей или долларов — в зависимости от дела), а затем долго долго продолжать его доить, то сейчас с богатыми предпринимателями туго, всех повывели, а те, что остались, могут найти себе защиту покруче. Однако понятно, что к случаю в Коми эта причина отношения не имеет — где пахнет большой политикой, там не откупишься. Во-вторых, борьба с коррупцией стала визитной карточкой оппозиции и лично Алексея Навального, однако кроме разоблачений никто из оппозиции ничего сделать не может по очевидным причинам. А тут народу (то есть избирателям — накануне кампании 2016 года) показывают реальный результат: вот, мол, воровали — так и получили по заслугам, мы ж боремся, и до вашего супостата местного обязательно очередь дойдет.

Вячеслав Гайзер в Басманном суде Москвы. Фото RIA Novosti/Scanpix

Вячеслав Гайзер в Басманном суде Москвы. Фото RIA Novosti/Scanpix

В реальной жизни скорее всего было так: добавили в стакан основную версию, к ней — половину следующей, а остальное по вкусу. Взболтали, добавили веточку розмарина и подали к столу в разогретом виде. Публике предлагается запастись попкорном: уже в день ареста жена одного из подозреваемых травмировала оператора «Вестей», ткнув ему пальцем в глаз. Ну и очередные коллекции часов и золотые ручки всегда поднимают гражданам настроение и оживляют телекартинку, заставляя интуитивно вспоминать притчу о верблюде и игольном ушке.

А повеселиться мы любим: уже через пару часов после сообщений об обезвреживании преступной группировки в Коми, в Сети появился анекдот — кажется, авторства бывшего юриста ЮКОСа Дмитрия Гололобова:

«Приходит к очередному губернатору спецгруппа СКР его арестовывать. Врываются в кабинет и начинают обыск.
Взламывают огромный сейф — хоп, а там набор пластиковых ручек BIC. Взламывают следующий сейф — там двое старых часов „Полет“. Вскрывают третий сейф невероятных размеров, вмурованный в стену, а там — документы на „Лада-Калину“. Все в шоке, звонит сам председатель СКР, извиняется перед губернатором, Первый канал срочно выпускает о губернаторе хвалебный сюжет. Когда все уже расходятся, разжалованный и уволенный начальник следственной группы подходи к губернатору и спрашивает: „Мужик, уже все равно дела не будет. Но информация о том, что ты очень много берешь, у нас точная была. В чем дело? Где все?“ Губернатор помялся, осмотрелся и шепчет бывшему следователю на ушко: „Понимаешь, у меня единственное хобби — я платиновые сейфы коллекционирую“».