Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Пятница, 25 сентября 2020
  • $77.28
  • €90.02
  • 42.05

Понауехавшие. Почему покинувшие столичные города на время самоизоляции люди теперь не хотят возвращаться обратно

Частный дом в Саратовской области. Фото Антона Кравцова для Spektr.Рress Частный дом в Саратовской области. Фото Антона Кравцова для Spektr. Рress

Мэр Москвы Сергей Собянин уже почти полностью отменил режим самоизоляции в столице. Теперь жители города смогут вернуться к нормальному ритму жизни. Вероятнее всего, их ряды в ближайшее время пополнят новые приезжие из экономически слабых регионов. По крайней мере так прогнозирует агентство Moody’s, которое считает, что коронавирус в России спровоцирует рост внутренней миграции: люди из регионов будут вынуждены ехать в крупные города, чтобы хоть что-то зарабатывать. По версии агентства, такие процессы затронут Чувашию, Башкирию, Самарскую, Омскую и Нижегородскую области.

Но в то же время за месяцы самоизоляции продолжался отток из Москвы, Санкт-Петербурга и других крупных городов людей, ранее приехавших туда работать. Это люди, которые не захотели самоизолироваться в съемном жилье и решили в целях экономии или по иным причинам уехать в провинцию, но продолжить работать удаленно. В разговоре со «Спектром» они рассказали, как им живется в родных краях и почему они не очень хотят возвращаться обратно в большие города, офисы и «человейники». Выяснилось, что для многих причиной является усиление контроля за живущими в Москве и значительное увеличение количества полицейских на улицах в крупных городах.

Катя Дмитриева, директор по маркетингу и PR благотворительного фонда «Арифметика добра». Уехала в Пущино.

Катя Дмитриева. Фото: С личной страницы в FacebookКатя Дмитриева. Фото с личной страницы в Facebook

Я сейчас нахожусь в фазе ухода из Москвы. Мне нужно платить очередную аренду за квартиру, и я понимаю, что я не буду этого делать, а возвращаюсь в свой родной городишко. Это юг Московской области, где у меня мама, друзья и дача. Город Пущино — это академгородок, биологический научный центр. Там всего 20 тысяч населения. В моем детстве городской транспорт был — автобус № 13, который ходил вокруг города и делал круг за 20 минут. Сейчас городского транспорта нет, есть только транзитные московские и серпуховские автобусы, которые проезжают и привозят людей. Так, в принципе, не принято на общественном транспорте ездить, да и незачем.

До изоляции я редко сюда приезжала. Понятно, что летом и весной, когда тут прекрасно, ты приезжаешь чаще, а зимой я приезжала раза два-три.

Сейчас я живу на даче в абсолютной изоляции. Исключение — это мои друзья, которые могут прийти без приглашения, как в старые добрые времена. Это те друзья, которые остались в Пущино, но часть из них так же уехали из Москвы. Это стало сейчас проще, чем раньше, потому что у всех дети подросли, и мы не привязаны ни к каким школам. Мне еще проще, потому что мой ребенок учится в английской школе дистанционно уже полтора года.

В релокации есть ловушка, которую я один раз уже переживала. Такая размеренная подмосковная жизнь, она все же затягивает. И через какое-то время, особенно осенью и зимой нападает тоска. Здесь не хватает темпа. Он здесь другой, очень размеренный. Хотя, конечно, для людей, которые выросли не в Москве, этот ритм города изматывает. Он высушивает тебя и все время жить в нем — это тяжело. Когда ты сюда приезжаешь, ты такой: «Оооооо!!! Господи! Звезды есть»! Ты понимаешь, что можно не только работать, а есть еще что-то. На контрасте это очень клево.

Наперегонки с пандемией. Почему попытки справиться с Cоvid-19 одними штрафами загоняют Россию и другие постсоветские страны в еще более тяжелый кризис

Поначалу ты приезжаешь из Москвы полный энергии, весь на взводе, у тебя еще есть деньги. Чувствуется, что ты на вершине этой пищевой пирамиды из-за связей, из-за этой энергии, в которой в Москве ты вынужден жить. А потом это все потихонечку успокаивается, все эти колесики и шестереночки замедляются и ты понимаешь, что уже чего-то ничего не хочешь, прошло два месяца, а ты не сделал ровным счетом ничего. Ну, только проел все, что было. Вот в этом такая ловушка.

К тому же работать на удаленке сложнее, чем в офисе. Те вещи, которые у меня решались быстро, сейчас требуют времени. Многие процессы, согласование, объяснение, даже когда ты пользуешься зумом, если у тебя нет хорошей сонастройки со своими коллегами, то это просто какой-то ад. Потому что люди друг друга просто не понимают. Поэтому согласование на удаленке идет гораздо медленнее.

У меня увеличился рабочий день. Эту неделю я принудительным образом пытаюсь в пять часов заканчивать работу, но на самом деле не получается, потому что обязательно еще будет пара ночных звонков и выяснений. Но в целом общая тенденция к деурбанизации будет 100%. Как человек, который нанимает на работу людей, могу сказать, что работать с провинциалами, которые всю жизнь прожили в своих маленьких городишках, очень тяжело. Но люди, которые пожили в Москве, которые понимают правила, стали профессионалами, потом с ними работать, когда они уехали в провинцию, выгодно. Вы говорите с ними на одном языке, и они могут делать работу нормально. И у них нет такого большого запроса на зарплату, как была в Москве.

Уязвимое положение. Половине россиян угрожает потеря работы и увольнение, большинство из них — молодежь, женщины и семьи с детьми

Если говорить про быт, то я живу на даче, на которой нет, например, воды. И есть некоторые бытовые нюансы. Но в целом я стала тратить гораздо меньше денег, я стала очень наплевательски и эгоистично относиться к одежде, я сейчас ношу по большому счету ту одежду, которая была у меня на даче. Так что я сворачиваю всю эту московскую экспансию и переезжаю сюда. То есть даже если здесь снимать квартиру, то траты сократятся с 40 тысяч до 15.

Я думаю, что это начало конца всего этого офисного рабства и всей этой конвейерной истории. Это называется четвертая промышленная революция вроде… Наши офисы и наш рабочий график — это же наследие индустриализационной эпохи, когда были станки, и нам надо было там быть. Вся выстроенная инфраструктура мешает нам отказаться от этой парадигмы ненужной.

Мне нравится история деурбанизации, ты не только уезжаешь, но ты с собой увозишь другой уровень жизни, качества и того, как это должно быть устроено. И как только критическая масса этих людей наберется, уже будут происходить нормальные изменения на местах. Москва перестанет быть пупом земли, который все гребет, гребет и гребет. По идее после этого должна прекратиться эта социальная несправедливость между жителями мегаполиса и регионами.

До конца сентября я точно не вернусь в Москву, а там посмотрим, как будет вторая волна. Но оставаться там не хочу и, кажется, нет такой необходимости. Мы в целом думаем перейти на частичную удаленку всем фондом и экономить на аренде. Я пока думаю, что формат Подмосковья позволяет работать в Москве: два раза в неделю ездить на встречи с коллегами, остальное все удаленно. Пока все в режиме теста, но хочется, чтобы получилось. Мне очень нравится, как изменилось отношение к удаленке у многих руководителей.

На Никольской улице в Москве 9 июня 2020 года. Фото PPI via ZUMA Wire/Scanpix/Leta

На Никольской улице в Москве 9 июня 2020 года. Фото PPI via ZUMA Wire/Scanpix/Leta

Анонимно, дизайнер и уличный художник. Переехал в Саратов.

Вообще я переехал в Москву в 2014 году, до этого год жил в Питере. Уезжал из родного Саратова, чтобы получить образование. Как только закончилась учеба в 2017, уехал тут же обратно. В Москве жить дорого, и до природы далеко.

Сейчас завис в Саратове. Когда началась эпидемия, я был в Азии. Виза в Тае заканчивалась, а в другие страны уже закрывались границы. Поэтому пришлось вернуться в Россию. В Саратове дешево жить и не нужно платить за аренду жилья. Как только появится возможность триповать дальше, уеду отсюда.

Моя жизнь практически не изменилась из-за изоляции. Я уже давно не считаю себя частью этого города. Общаюсь с несколькими людьми, работаю удаленно. Большинство моих друзей уже давно живет в других городах и странах, поэтому общаюсь с ними в телеграме. Из дома выхожу редко. Поэтому карантин на меня особо не повлиял. Только некоторые магазины позакрывались.

Режим самосохранения. Выпустят ли российских туристов из страны этим летом и почему снова заговорили о выездных визах

Впечатление о Саратове не особо приятные. Это полумертвый город, откуда большинство интересных людей уже давно уехали. А те кто остались — либо уже ни на что не надеются, либо тут неплохо пригрелись. Когда выхожу на улицу в основном вижу обиженных на жизнь, ******** (замученных) крестьян.

Конкретно в Москву не хочется возвращаться, потому что уже пару лет наблюдаю, как она превращается в полицейское государство. Такое количество ментов, как в Москве, я не видел больше нигде. А еще там очень длинные расстояния, и дорогая жизнь. Чтобы выехать на природу, надо пропердеть полдня на электричке. В Саратове я могу это сделать за 40 минут.

Дальше планирую продолжать триповать. Как только откроются границы и билеты подешевеют, хочется оказаться где-нибудь подальше. Пока в России лето — жить можно и тут, а зимовать лучше в более теплых странах.

Мария Панкевич, писатель. Уехала в поселок под Павловским Посадом.

Мария Панкевич. Фото: С личной страницы в FacebookМария Панкевич. Фото с личной страницы в Facebook.

Все началось, когда начался «усилок». Я считаю, что если за три дня три раза менты хапают, то это какой-то знак. Мы сидели на лавочке втроем. Подходят менты: пэпээсник, две девочки в форме, какие-то очень мутные, и участковый. Говорят: «**** (что) вы тут делаете?» Говорят, что если еще раз вас на районе увидим, то заберем и оштрафуем. Мы поняли, что дело дрянь, и решили самоизолироваться за 100 километров от Москвы. Мой бойфренд Слава сделал мне электронный цифровой пропуск, типа я сотрудник его ИП. Мы прекрасно самоизолируемся. Видим только продавщицу в сельмаге.

Это недалеко от Павловского Посада. Деревня. Я первый раз такое вижу. Здесь даже нет улиц. Просто деревня и номера домов. Если OZON будет присылать книги, он не найдет никогда нас. Но здесь мы неплохо тремся уже месяц. Счастье абсолютнейшее. Топим баню, мы нашли три сморчка в лесу, мы ходим вброд иногда, когда дождь… Первый раз я тут слышу, чтобы водку называли «девочками». Продавщица говорит: «Вам сколько девочек?» Она вынимает «девочек» и аккуратно кладет нам в рюкзак. До ближайшего магазина восемь километров. Это дает нам силы. Восемь — туда, восемь — обратно. И замечательно! И ноги качаем, и здоровьечко. У Славы здесь свой дом, у него участок 20 соток.

Мы свои в доску ребята для местных. Вот вчера подошел чел, скурил три сигареты славиных, стоял что-то нудно жевал тихим голосом… я не вижу никакого дискомфорта. Мы общаемся преимущественно вдвоем. Нам этого вполне достаточно.

«Не меньше, чем в 10 раз». Эпидемиолог о статистике, мерах безопасности на голосовании по Конституции и о том, пора ли радоваться российским вакцинам и лекарству от Covid-19

Так развлекаемся в меру сил. Читаем книги, отмечали 9 мая абсолютно трезвые, мы слушали соловьиное пение. Оказывается есть 16 видов соловьиных трелей. В целом гармония и позитив. Редачу на досуге рассказ. Я отредачила с длинными тире 14 страниц дикого текста про драки, про шлюх, все как надо.

Есть, конечно, необходимость ехать в Питер. Там все мое движимое приданое. Три баула на одной хате, четыре — на другой, книжки у бывшего парня. А я не скажу, что карантин по мне сильно ударил. Что тогда я сосала ***, что сейчас… В переносном смысле. Где это делать комфортнее? Ну, видишь, здесь плохой интернет. А вот по метро и Диксонам (магазины «Дикси» — прим. «Спектра») я совершенно не скучаю. Тут наоборот волшебный, чарующий лес.

Но вот сняли типа карантин, и нам придется возвращаться в Москву. У нас там все же друзья. Но я бы хотела сюда вернуться. Здесь очень клево. Тут зацветает сирень, мы еще ни разу не плавали в прудах… Я не чураюсь природы — матери нашей.

В Москву мне нужно будет вернуться на короткое время, но только для того, чтобы уехать оттуда жить на юг. Мой мужчина тут выразил желание построить мне там дом. А если в целом говорить про Москву, то я люблю этот город больше, чем «Санкт-Ленинград», мне веселее и люди значительно добрее. Но пора на курорт. В Питер точно не хочу возвращаться. Так он **** (надоел) этот город.

Владимир Галкин, сотрудник отдела маркетинга. Переехал в Саратов

Владимир Галкин. Фото: С личной страницы в FacebookВладимир Галкин. Фото: С личной страницы в Facebook

На удаленку нас отправили ближе к концу марта, еще до этого я хотел уехать в Саратов на майские, повидать родных. А ближе к апрелю понял, что скоро могут закрыть Москву или отменить внутреннее сообщение, поэтому решил валить как можно быстрее. Кажется, что 28 марта стали делать первые тесты на ковид в частных клиниках, сдал 30-го, потому что в первые дни были очереди. Получил отрицательный результат и уехал на поезде, один в купе и один из шести человек в вагоне.

Дома люто комфортно и становишься аморфнее, перестаешь двигаться, особенно учитывая то, что выходить некуда и нельзя. Через месяц такого режима и пяти набранных килограмм я стал гулять по вечерам с другом. Сейчас он на карантине, потому что его мама контактировала с ковидной родственницей, что выяснилось на днях. А у меня весы опять плюсанули.

«Тогда с зарплаты отдадите». Как в Саратовской области собирают с бюджетников благотворительные взносы на строительство больницы

Сейчас даже одному гулять палевно, забрать [в полицию] могут и недалеко от дома. Хотя пару дней назад нас просто просили выйти за оцепление набережной, хотя мы распивали!

Хватает ли мне общения с друзьями? Ну, «саратовские москвичи» по-разному отнеслись к карантину, кто-то маниакально соблюдает самоизоляцию, кто-то ходит друг к другу в гости. На заре карантина у меня в квартире собралось 16 человек, вроде все здоровы. Мы несколько раз созванивались в зуме в первое время, но сейчас просто вяло чатимся в телеграме, потому что уже как будто бы слишком инфошум надоел. Да и кое-что в Москве таки открыто для прогулок.

В Саратове тоже по разному — работают некоторые сервисные места и проходят закрытые тусовочки для своих. Здесь в соседнем доме открыли Вкусвилл, поэтому немного московского вайба тут есть. Я даже думаю привезти сюда на неделю на турбазу с яхтами экскурсией москвичей, устроить внутренний туризм, пока нет другого.

Я считаю, что излишняя изоляция ни к чему не приведет — рано или поздно большинство переболеет. Вакцины ждать еще долго, а помощи от государства для людей не видно, вот все и работают. Видели же индекс самоизоляции? Собянин сколько угодно может вводить мер, но люди не будут оставаться дома.

Путин хочет парад и обнуление, но не хочет раздавать деньги и маски, ну камон, так не сработает! Хотите посадить всех по домам — возвращайте налоги, платите пособия и раздавайте еду. Это не ваши деньги!

Корона или вирус. Почему в Москве так экстренно отменили режим самоизоляции

Я с радостью остался бы в Саратове на лето и раннюю осень. Здесь тепло и недорого, можно даже квартиру снять нормальную по цене лажовой комнаты в Москве. Не хочется пока обратно — надевать на себя ошейник собянинских карантинных мер и ходить по расписанию я не собираюсь. Но мой работодатель вряд ли поменяет мышление даже после пандемии. Я ожидаю возвращения в офис максимум в июле.

Тут на днях у нас руководство провело опрос, хотим ли мы возвращаться. Процентов 50 ответили, что не рвутся в Москву. Я буду возвращаться в итоге рано или поздно, так как коммуникации внутри организации сложные и удаленно не выстраиваются эффективно — нужно видеться оффлайн.

Вообще я не против вернуться. Из Саратова уезжал потому что тут особо ничего не происходит, много друзей в Москве и дачное уединение не заменяет социальных активностей. На удаленку полностью пока переходить не собираюсь, хочу пожить в Москве. Но я не думаю, что это навсегда и что в таком ритме мне будет нравится. Я просто пока не решил, где в итоге остановлюсь.