Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 27 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 42.26

Под устрицы. Разорение РБК и его последствия

Шеф-редактор проектов РБК Елизавета Осетинская. Фото Reuters/Scanpix Шеф-редактор проектов РБК Елизавета Осетинская. Фото Reuters/Scanpix

В конце минувший недели издания, входящие в медиахолдинг РБК, остались без руководителей: своей работы лишились шеф-редактор проектов Елизавета Осетинская, главный редактор информационного агентства Роман Баданин и главный редактор газеты РБК Максим Солюс. За ними, как позже стало известно, заявления об увольнении по собственному желанию написали и пара десятков сотрудников медиахолдинга, в том числе руководители отдела международной политики, спецкоров, отдела «Технологии и медиа» и прочие. Часть сотрудников будет работать, передавая дела сменщикам, до конца июня, после чего тоже покинет холдинг.

До массового исхода почти всей редакции, как это случилось в 2014 году с «Лентой.ру», а позже и с «Русской планетой», дело, по всей видимости, не дойдет, хотя число увольняющихся вслед за уходящим руководством уже сейчас внушительно. Тем не менее очевидно, что редакционная политика издания вряд ли останется прежней. В первую очередь по той причине, что именно она, вызвав гнев власть имущих, стала причиной расставания хозяев холдинга с Осетинской, Солюсом и Баданиным.

Правда в официальном сообщении РБК от имени гендиректора холдинга Николая Молибога в качестве причины увольнения топ-менеджеров приводились некие творческие разногласия. «В последнее время мы много разговаривали о том, как дальше развивать РБК, и в этих разговорах не смогли прийти к единому мнению по части важных вопросов, поэтому приняли решение расстаться», — сообщала пресс-служба холдинга со ссылкой на Молибога. Ничего иного гендиректор и не мог сказать, поскольку, как утверждают источники «Спектра» в РБК, в противном случае ему грозила опасность стать фигурантом уголовного дела о мошенничестве в холдинге, возбужденного в аккурат перед скандальными увольнениями.

Резиденция на мысе Идокопас под Геленджиком, предположительно принадлежащая Владимиру Путину. Фото с сайта navalny.com

Резиденция на мысе Идокопас под Геленджиком, предположительно принадлежащая Владимиру Путину. Фото с сайта navalny.com

Как утверждает агентство Reuters, «последней каплей», переполнившей чашу терпения Кремля, стала статья под заголовком «Напротив „дворца Путина“ под Геленджиком начнут разводить устриц», опубликованная 11 мая. Ничего особо крамольного, кроме постоянного упоминания шикарной недвижимости, по некоторым данным, принадлежащей президенту, в этой заметке не содержалось, так что если какие моллюски и виноваты в бедах РБК, то явно не те, что водятся в Черном море.

Комментарии же категорически отнекивающегося от наезда на холдинг пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова, как и других сторонников «деловой» подоплеки происшедшего, например, бывшего некогда журналистом заместителя министра связи и массовых коммуникаций России Алексея Волина, выглядели невнятно. Да и сама Осетинская их позже дезавиуровала.

Аргументация Пескова и Полина не вызывает доверия в свете той кампании, которая была развернута против холдинга Михаила Прохорова в последние месяцы. Окружение президента, крайне недовольное серией расследований РБК¸в том числе касающихся бизнеса супруга (возможной) президентской дочки Екатерины Тихоновой и ситуации вокруг МГУ, оказывало постоянное давление на владельца холдинга, требуя смены редакционной политики. В СМИ то и дело появлялись сообщения о якобы грядущей смене владельца, особенно участившиеся после обысков, проведенных в «Онэксим-банке», принадлежащем Прохорову.

Совсем недавно полиция возбудила уголовное дело о мошенничестве, связанное с РБК. Дело было заведено «по факту хищения 25% акций» дата-центра «Байт-телеком», бывшей дочерней компания РБК. Основанием для него послужило заявление одного из бывших владельцев «Байт-телекома» Александра Панова. В сентябре 2014 года холдинг продал акции «Байт-телекома». Ныне Панов заявляет о том, что его и другого акционера — Ярослава Корецкого — лишили ценных бумаг компании. По данному уголовному делу следователи теперь должны допросить, помимо Молибога, его первого заместителя Екатерину Круглову, финансового директора РБК Игоря Селиванова, заместителя гендиректора РБК по технологиям Александра Кононенко и заместителя председателя совета директоров РБК Дерка Сауэра.

Все это слабо коррелирует с теми причинами, который Молибог привел, объясняя увольнение редакторов. Тем более, как позже написал у себя в Facebook журналист Олег Кашин, в Кремле дали понять, что планирует сделать из РБК еще один «Коммерсант», то есть «без отжига», а все тексты перед публикацией теперь будет заверять лично гендиректор. Это распоряжение подтверждают и источники «Спектра». Таким образом получается завершенная картина ликвидации очередного, а точнее — одного из последних, российских СМИ, которые до последнего времени старались проводить мало-мальски независимую политику, ориентируясь в первую очередь на интересы аудитории, а не на пожелания обидчивых кремлевских чиновников.

Со сменой редакционной политики в РБК в российском информационном пространстве образуется вакуум, поскольку в последние пару лет лишь издания холдинга занимались тем, что принято называть «журналистскими расследованиями», благо к этому располагали ресурсы — и человеческие, и материальные. При этом взвешенный и строго аргументированный РБК, для которого не было авторитетов (разобраться, кто украл всю черепицу в каком-нибудь Верхнеуральске, или как украинцы мучают русских патриотов, может и «Комсомольская правда», если на то дано указание сверху), вряд ли можно было назвать либеральным изданием, если, конечно, не относить к таковым всех, кто отказывается скатываться в желтизну и беззаботно лгать, потакая кремлевским чиновникам.

Михаил Прохоров на пресс-конференции в  2013 году. Фото Reuters/Scanpix

Михаил Прохоров на пресс-конференции в 2013 году. Фото Reuters/Scanpix

Лишаясь таких игроков как РБК, российские интернет-медиа, делают необратимые шаги по направлению к тому, чтобы стать сетевым клоном отечественного ТВ, которое давно уже презрело все принципы свободной журналистики и превратилось для одних — в катализатор «двухминуток ненавистики», для других — в бесконечную череду сериалов и развлекательных шоу. Исходя из этого, не составит большого труда спрогнозировать ту же маргинализацию интернет-аудитории, какая поразила уже тех, кто черпает информацию о происходящем вокруг с телевизионного «голубого экрана». Так что снижающееся качество публикаций, которое невозможно повысить без конкуренции, (а какая может быть конкуренция при одинаковой для всех и навязанной извне редакционной политике?) в этой ситуации выглядит вполне закономерным процессом.

К сожалению для РБК, его «наглость» в освещении запретных для прочих СМИ тем была помножена на популярность. До последнего времени РБК является самым цитируемым российским интернет-СМИ, намного опережая даже то, что сейчас называется «Лентой.ру». Ежемесячная совокупная аудитория всех проектов холдинга составляет сегодня 85 миллионов человек, из которых львиная доля приходится на сайт. А ведь то, о чем позволено писать ресурсу с аудиторией в три тысячи человек, для издания масштаба РБК — табу.

В Индексе свободы прессы, который рассчитывают «Репортеры без границ», Россия уже который год гордо околачивается в середине второй сотни — где-то между Гамбией и Таджикистаном. Сегодня те СМИ, чья точка зрения расходится с официальной могут стать объектом преследования властей, вплоть до уголовного. Довольно странно для государства, в котором главный кинематографический герой современности утверждал, что «вся сила — в правде».