Преследование Ивана Сафронова и других журналистов должно быть прекращено
  • Воскресенье, 27 сентября 2020
  • $78.21
  • €90.93
  • 42.26

Почему Украина не подходит НАТО

Фото: AP/Scanpix. Петр Порошенко Фото: AP/Scanpix. Петр Порошенко

Украина в НАТО — один из самых страшных кремлевских кошмаров и неисчерпаемая тема для преломления политологических и геополитических копий. Сегодня вопрос о возможности вступления этой страны в альянс считается как никогда актуальным и острым. Однако возник он совсем не теперь. Первые контакты руководства независимой Украины с НАТО относятся к февралю 1992-го года — это всего спустя два месяца после развала СССР. Киев посетил генсек альянса Манфред Вернер. По итогам того визита Украина присоединилась к совету Североатлантического сотрудничества. Все последующие годы Киев по большей части использовал сближение с НАТО как инструмент для давления на Россию во время споров и конфликтов с Москвой — по газу, по разделу Черноморского флота и так далее — чем в действительности двигался в сторону североатлантической интеграции. Внеблоковый статус страны всерьез не ставился под сомнение даже во время президентства Виктора Ющенко.

Хотя на Бухарестском саммите НАТО в 2008 году и было заявлено, что со временем Украина, как и Грузия, получат свое место в альянсе, подписание Плана действий о членстве так и не состоялось. Это, тем не менее, все равно взбудоражило российские власти — как раз тогда президент Владимир Путин впервые обмолвился о возможном отторжении украинских территорий.

С изгнанием Виктора Януковича, отказавшегося подписать соглашение об ассоциации с ЕС, и уходом с большой политической сцены пророссийской Партии регионов, вероятность того, что Киев переведет свои отношения с блоком на новый уровень, сильно повысилась, но все же не настолько, чтобы сегодня можно было говорить о членстве Украины в НАТО в ближайшей перспективе.

В минувший понедельник Киев посетила президент Литвы Даля Грибаускайте, пообещавшая своему украинскому коллеге Петру Порошенко поставки вооружений и лоббирование интересов Незалежной в европейских структурах, в том числе в НАТО. По итогам встречи с Грибаускайте Порошенко пообещал, что судьба Украины в евроатлантических структурах решится в ближайшие шесть лет — по словам президента, именно столько времени необходимо, чтобы претворить в жизнь все необходимые реформы по присоединению к ЕС и НАТО. Пока же, считает украинский лидер, попытки вступить в альянс сейчас принесут больше вреда, чем пользы.



Даля Грибаускайте и Петр Порошенко. Фото AP/Scanpix


Пророшенко подчеркнул, что требования для вступления страны в альянс на 95 процентов совпадают с требованиями, которые содержатся в соглашении об ассоциации с Евросоюзом. Причем окончательное решение по НАТО, как обещает президент, будет приниматься исключительно на всеукраинском референдуме.

Pro

Что произойдет с Украиной через шесть лет одному Богу ведомо, (там и на неделю-то вперед мало кто возьмется делать предсказания) но, если бы голосование по поводу членства в военном блоке проводилось сегодня, то сторонники присоединения к НАТО имели бы все шансы одержать победу. Причем во многом благодаря усилиям России — ее поддержке сепаратистов на Донбассе, а также, конечно же, и аннексии Крыма. Все это резко поменяло политические предпочтения украинцев. Если в январе этого года более 60 процентов украинцев высказывались против членства в альянсе, а «за» было всего 15 процентов, то уже в мае, после отделения Крыма, в НАТО собирался каждый третий украинец. А в октябре сторонников членства в НАТО оказалось уже 44 процента. При этом количество жителей страны, склонных поддерживать внеблоковый статус Украины, за последние два года сократилась с 42 до 22 процентов, так же, как и тех, кто поддерживает военный союз с Россией — с 26 до 15 процентов.

Желание граждан Украины бесспорно важное условие евроатлантической интеграции, но не главное. Тем более на данный момент даже гипотетическая возможность такого голосования исключена — Верховная рада прошлого созыва так и не смогла отменить внеблоковый статус Украины, а новый парламент еще не заработал. Несмотря на то, что отмену указанного статуса начали анонсировать сразу после назначения внеочередных парламентских выборов, вопрос так и не был поставлен на голосование. Это дало повод некоторым политикам заподозрить президента в кулуарных договоренностях с Кремлем. «Очевидно, что внеблоковый статус — это предмет закулисных договоренностей Порошенко с Путиным. Это требование Путина», — заявлял, в частности, лидер «Гражданской позиции», экс-министр обороны Анатолий Гриценко.

Тем не менее, в коалиционном соглашении, которое на прошлой неделе подписали партии, намеренные сформировать в Раде конституционное большинство, отмена нейтрального статуса Украины прописана. Одной из задач коалиции в подписанном документе обозначена «разработка и внесение изменений в Законы Украины „Об основах внутренней и внешней политики“ и „Об основах национальной безопасности“, в том числе отмена внеблокового статуса Украины, восстановление политического курса на интеграцию в Евроатлантическое пространство и членство в организации Северо-атлантического договора».

Собираются в Раде пересмотреть и Стратегию национальной безопасности вкупе с военной доктриной страны. Так, например, в военной доктрине предлагается ввести термин «вероятный противник» и четко прописать критерии признания определенного государства (или групп государств) таким противником.

На второй квартал будущего года намечена «оптимизация и соответствующее сокращение структуры» Министерства обороны и Генштаба вооруженных сил с тем, чтобы ликвидировать дублирование функций и привести их к стандартам НАТО. На конец того же года планируется реформирование все системы военного образования, в том числе в гражданских вузах «с учетом лучших практик стран-членов НАТО». Завершить поэтапную подготовку к вступлению в альянс или «большую домашнюю работу», как выразилась на встрече с Порошенко Грибаускайте, участники коалиции рассчитывают к 2019 году.

Исходя из планов украинского руководства к этому времени в Киеве рассчитывают вернуть под контроль Крым и захваченные сепаратистами регионы Донбасса — 5-я статья Устава НАТО не допускает членство в альянсе тех стран, которые имеют неурегулированные территориальные конфликты с соседями. Этот нюанс уже долгие годы тормозит евроатлантическую интеграцию той же Грузии, которая с одной стороны очень хочет (или, по крайней мере хотела в период президентства Михаила Саакашвили) стать участником военного блока, с другой — не желает отказываться от Южной Осетии и Абхазии. Такая же ситуация и у Молдавии с Приднестровьем.

Каким образом Киев намерен возвращать себе утраченные земли пока не очень понятно. Но даже в том случае, если украинская юрисдикция в Симферополе, Донецке и Луганске будет восстановлена, это вовсе не означает, что после 2019 года там появятся натовские базы.

Contra

Несмотря на горячую поддержку, которую оказывают евроинтеграционным устремлениям Киева прибалтийские республики и Польша, в Брюсселе есть и однозначные противники расширения НАТО на восток за счет Украины. Это в первую очередь Германия. На днях министр иностранных дел ФРГ Франк-Вальтер Штайнмаер высказался категорически против членства Украины в военном блоке. «Я считаю возможными партнерские отношения Украины и НАТО, но не членство», — подчеркнул министр, призвав не выходить за рамки решений саммита в Бухаресте.



Яап де Хооп Схеффер. Фото AFP/Scanpix


В свою очередь бывший генеральный секретарь НАТО Яап де Хооп Схеффер считает, что любые попытки протащить Украину в альянс будут заблокированы той же Германией и Францией, которая также не испытывает восторга насчет дальнейшей конфронтации с Россией, к чему обязательно приведет расширение блока. «Я так считаю еще и потому, что я вижу очень много разногласий среди нас самих. Даже в Бухаресте Германия и Франция были „очень-очень“ против плана действий относительно членства для Грузии и Украины», — поделился своими соображениями бывший генсек.

Одной из причин немецкой принципиальности может быть то обстоятельство, что Украина, по сути, является креатурой США в НАТО — Вашингтон при любой возможности высказывается в поддержку сближения Киева и Брюсселя — а Германия крайне болезненно реагирует на усиление американского влияния США в Альянсе. И все же в первую очередь в Берлине просто дают себе отчет в том, какую реакцию вызовет в Москве вступление Украине в военный блок, провозглашаемый идеологами Кремля одним из главных врагов российского государства. В сложившихся условиях однозначная поддержка Киева лишь спровоцирует рост напряженности между РФ и Западом, что отразится и на положении дел и в самой Украине, точнее в ее юго-восточной части.

Хотя и этим опасения Брюсселя не ограничиваются. «Я думаю, что НАТО должно делать все, что в его силах и в рамках его мандата, чтобы удержать Путина от любых шагов или мер, которыми он сможет нарушить территорию стран НАТО или создать беспорядки на территории стран НАТО», — предупреждает Схеффер. Приглашение Украины в альянс как раз и будет таким шагом.